Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Студентам к экзаменам: Гражданская война в Таджикистане (1992-1997гг.). Причины, ход, последствия и уроки. Часть I.

09.12.2014

Автор:

Теги:
Гражданская война в Таджикистане (1992-1997гг.). Причины, ход, последствия и уроки. Часть I.

Рахимбек Бобохонов

 

   

         Этнополитическая ситуация во многих союзных республиках накануне распада СССР была напряженной и сложной. Центробежные силы «титульных» этносов закрепили свою власть на фоне трагических событий в Азербайджане, Грузии, Латвии, Литве и массовых митингов и шествий в других республиках. После распада Советского Союза в некоторых бывших союзных республиках этнополитические страсти не только не улеглись, а наоборот спровоцировали возникновение новых очагов межэтнических конфликтов уже в рамках самих республик. Эти межэтнические конфликты в свою очередь привели общество к гражданской войне в Абхазии, Южной Осетии и Чечне.

             В отличие от других республик, в Таджикистане центробежные силы накануне и во время распада Союза не проявили себя достаточно активно. Более того, руководство республики выступало против распада СССР. Поэтому внешний фактор не являлся главным и определяющим среди причин, которые привели таджикское общество к гражданской войне. В данной работе автор пытается изучить проблему гражданской войны в Таджикистане на базе колоссального полевого материала: рассказов очевидцев, участников двух митингов в столице, бесед со многими лидерами различных партий и общественных движений, опроса жителей населенных пунктов, где происходили боевые действия, размышлений на эту тему многих деятелей культуры республики, рассказов некоторых полевых командиров и религиозных деятелей и т.д.). Впервые подробно анализируются основные причины возникновения конфликта, детально описываются основные этапы боевых действий, определяются масштабы и последствия этой страшной войны, приводятся рассуждения автора об уроках этой трагедии для всего таджикского народа.

            Прежде всего, мы проанализируем основные причины возникновения таджикского конфликта. Переросший в гражданскую войну таджикский кризис возник под воздействием взаимовлияющих внутренних и внешних факторов. Основные внутренние факторы, на наш взгляд, были следующие: демографический бум в республике в 60-70-е годы ХХ века, приведший к наличию трудоизбыточного населения, как в городах, так и в сельской местности, преобладание монокультуры хлопка в экономике республики, миграционные процессы (особенно внутренняя принудительная миграция в несколько этапов в советский период), слабая внутри этническая интеграция, формирование этно-региональных кланов, многовековая традиция собирания мужчин в вечернее время вначале в «мужских домах», затем в мужских клубах в советское время, растущая роль фундаментального ислама в противовес бытовому исламу в таджикском обществе.

             Темпы прироста населения в 60-70-е годы были очень высокими. Таджикистан занимал лидирующую позицию по этому демографическому показателю среди всех союзных республик [Народное..,1962,с.10-11;Численность..,1962,с.61;Население..,1983,с.39]. В эти годы постепенно прекратился приток мигрантов (специалистов)  из других республик. Более того, Таджикистан  в конце 70-х и начале 80-х гг. превратился в республику, где сформировались огромные трудовые ресурсы. Эти ресурсы успешно перебрасывались в другие регионы  в рамках всесоюзной миграционной политики. В годы Перестройки и накануне распада СССР эти миграционные программы перестали работать. Также в связи с этим прекратился промышленный бум, когда  в 60-70-е годы в республике создавались крупные промышленные предприятия всесоюзного значения. В результате механизации всего производственного цикла  хлопка, как основной отрасли всей экономики республики, значительная часть рабочей силы была вытеснена из сельской местности. Трудовые ресурсы в Таджикистане в 1989 году составляли 2428,5 тыс. человек (46,3% от всей численности населения). В экономике республики было занято 1879 тыс. чел. (77,4% трудовых ресурсов, или 35% от общей численности населения). Разрыв (в 22,6%) между численностью трудовых ресурсов и численностью занятого населения можно считать, в конечном счете, показателем  уровня скрытой безработицы [Экономика..,1999,с.121,137]. Таким образом, накануне распада СССР в Таджикистане формировалась огромная армия безработных (сотни тыс. чел.), которая стала дестабилизирующим фактором для небольшой республики.

      В советские годы в республике в несколько этапов проводилась принудительная внутренняя миграционная политика. В рамках  этой политики перераспределялись трудовые ресурсы всей  республики. Это было связано, прежде всего, с расширением посевных площадей под хлопок на юге республики [Культура..,1954,с.6]. Созданная в процессе  этой принудительной внутренней миграционной кампании  новая Кургантюбинская область на юге  республики так и  не смогла решить проблему переизбытка трудовых ресурсов  в целом. Более того, в результате этой политики хлопководство стало главной отраслью экономики республики, в которую были вовлечены основные трудовые ресурсы республики.

             В результате проведенного большевиками размежевания 1924 г. [Народы..,1962, 103] исторические центры тысячелетней культуры таджиков – Бухара и Самарканд, Ферганская долина и почти весь Западный Таджикистан (населенный сотнями тысяч таджиков) оказались в составе Узбекистана и перестали функционировать в качестве важнейших духовных и языковых центров таджиков. 

              Процесс формирования этно-региональных кланов в таджикском обществе был довольно долгим и сложным. Он охватывал почти весь советский период истории. Лишь к  началу 80-х гг. окончательно оформились следующие этно-региональные кланы на базе четырех основных этно-региональных групп таджикского народа: ленинабадцы (ходжентцы), гармцы, кулябцы и памирцы. Эти кланы создали свои собственные политические партии и движения: Народное движение «Растохез» («Возрождение», с 1989 г., куда входили  гармцы и памирцы); Демократическая партия Таджикистана (с 1991 г., гармцы и памирцы); Исламская партия возрождения Таджикистана (с 1989 г., гармцы); Общество «Лали Бадахшон» («Жемчужина Бадахшана», с 1991 г., памирцы); Народный фронт (с 1992 г., кулябцы и гиссарские узбеки); Партия свободного труда (с 1991 г., ленинабадцы); Народно-демократическая партия Таджикистана (с 1993 г., ленинабадцы); Партия народного единства (с 1994 г., ленинабадцы); Партия политического и экономического обновления (с 1994 г., ленинабадцы); Союз прогрессивных сил Таджикистана (с 1994 г., кулябцы) и т.д.

           Большинство населения республики  традиционно исповедует ислам суннитского толка; памирцы, кроме жителей Дарваза и Ванча, являются шиитами-исмаилитами. Советская власть активно боролась против религиозной мысли в республике. В результате этой борьбы были закрыты  почти  все мечети, исключение составляли лишь несколько крупных мечетей  в  городах, которые были взяты  под жесткий идеологический контроль. Религиозные деятели вынуждены были уйти в подполье. Повсеместно создавались тайные религиозные школы - «хуфия» («тайные» в переводе с арабского). В  этих  тайных религиозных   школах изучали Коран, Сунну (историю жизни Пророка Мухаммеда), основы шариата (исламского законодательства), труды исламских философов-представителей течения «суфизма»: Мавлави, Хафиза, Бедила и др. 

          Советская власть также боролась против многовековой традиции собирания мужчин в «мужских домах» в вечернее время. «Мужские дома», как и мечети, были закрыты во всей республике в 30-40-е годы ХХ века [Кисляков, 1958, с.26,89; Рахимов, 1990, с.7-16; Снесарев, 1963,с.170]. Мужское население республики вновь  начало собираться в вечернее  время в  небольших мужских клубах  с конца 40-х гг. В этих клубах лишь старикам разрешали совершать вечерний  коллективный намаз «хуфтан». В 60-70-е годы советская власть сама участвовала в строительстве новых больших мужских  клубов по всей республике, особенно в ее горной части, где категорически запрещалось проведению коллективных намазов. Бывшие ученики религиозных школ, повзрослев и став членами  мужских клубов, постепенно стали нести свои религиозные идеи в массы. Ими были предложены  современные трактовки исламского фундаментализма - «ваххабизма», который противопоставлялся бытовому исламу. В годы Перестройки они открыто проповедовали свои взгляды в мужских клубах.  Им  удалось получить  от властей разрешение на проведение в клубах пятничных намазов. В конце 80-х годов многие светские клубы превратились в религиозные центры, где «ваххабиты»  разрабатывали концепцию построения исламского государства на территории Таджикистана и в дальнейшем во всей Центральной Азии.

          Все религиозные центры в республике  подчинялись казиату Таджикистана, главой которой был казикалон  Ходжи Акбар Тураджонзода (с 1988 по февраль 1992 г.). Казиат Таджикистана до 1993 года входил в Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана с центром в Ташкенте. Забегая вперед, нужно отметить, что в ходе гражданской войны казиат Таджикистана стал независимым и раскололся на ряд областных объединений. Сам казикалон  активно включился в политическую борьбу за власть и стал одним из лидеров «исламско-демократического блока» (позднее Объединенной таджикской оппозиции – ОТО). В период войны он также стал ярым защитником Исламской партии возрождения Таджикистана. После поражения исламско-демократического блока к концу 1992 года Тураджонзода окончательно растерял  свой авторитет среди мусульман всей республики. Областные объединения, входящие в структуру казиата,  перестали ему подчиняться. Например, имам-хатыб Кулябской области Хайдар Шарифзода обвинил казиколона в «ваххабизме» и призывал всех мусульман области  больше ему не подчиняться. Глава мусульман Средней Азии и Казахстана муфтий Мухаммед Садык Юсуф также отмежевался от мусульманских руководителей Таджикистана, которые, по его мнению,  нарушили политический нейтралитет и занялись политикой. В феврале 1993 года состоялась первая  конференция мусульман республики, где был создан муфтият Таджикистана. Муфтием был  избран имам-хатыб соборной мечети Гиссарского района Фатхулло Шарифов, который обещал, что отныне муфтият Таджикистана не будет вмешиваться в политику, на чьей бы то ни было стороне. После зверского убийства Фатхулло Шарифова и его семьи в январе 1995 года в июне 1996 года  на очередной конференции мусульман республики было решено  вместо муфтията создать Совет улемов из 19 видных богословов Таджикистана. Духовное управление получило название Исламский центр. Главой Центра был избран Амонуллохон Нематзода, который ранее был имамом  крупой мечети неподалеку от Душанбе [Кузьмин,1998,с.222].

           Среди основных внешних факторов таджикского конфликта, на наш взгляд, наиболее важными были следующие: установление режима талибов в  соседнем Афганистане, борьба американцев против иранцев за влияние в Таджикистане, финансовая помощь «ваххабитам» со стороны исламских государств, ослабление роли России как главного арбитра в межгосударственных отношениях на пост советском пространстве.

          После вывода советских войск из Афганистана (1989г.), в этой стране  разгорелась война между пуштунскими, таджикскими и узбекскими группировками за верховную власть. После  нескольких месяцев ожесточенной борьбы пуштунские  отряды «талибан» («студенты» в переводе с арабского), которые состояли из учащихся религиозных школ в Пакистане, постепенно вытеснили на север страны узбекские и таджикские отряды (в Кундузи Бадахшан соответственно). Хотя  вооруженные столкновения продолжались еще очень долго, талибам удалось взять под свой  контроль большую часть Афганистана. Религиозно-фанатичный талибский режим держался на торговле оружием и наркотиками, а также на пропаганде  экспорта исламской революции в соседние государства Центральной Азии. Талибам удалось наладить поставки оружия и наркотиков  через Таджикистан или Узбекистан в соседние республики и далее в Россию.

        

        В период распада СССР США и их союзники начали активную внешнеполитическую борьбу за сферы влияния на пост советском пространстве. После открытия посольства Ирана в Таджикистане реакция Вашингтона была незамедлительной и буквально через месяц в Душанбе открылось американское посольство. Вслед за открытием американского посольства в Душанбе началась скрытая, а иногда  и явная борьба между  иранцами и американцами за свои геополитические интересы в республике. Если иранцы финансировали митинг оппозиции на площади  Озоди, то американцы помогли президенту Набиеву удержаться некоторое время у власти. Именно с молчаливого согласия США Узбекистан активно вмешивался во внутренние дела Таджикистана [Добаев, 2002, с.87-93].

         В 70-80-е годы многие религиозные центры и «тайные школы» («хуфия») в республике напрямую финансировались из-за рубежа. Помощь в виде денег и религиозной литературы поступала из стран исламского мира. В качестве основных спонсоров выступали Саудовская Аравия и Иран [Шерматова,1999,с.54]

         После распада СССР экономически слабая в тот момент Российская Федерация была занята внутренними проблемами. В стране проводилась экономическая политика  «шоковой терапии» Е. Гайдара. Ельцинская команда реформаторов уделяла мало внимания вопросам внешней политики даже в рамках СНГ. На этом фоне  упала роль России как главного арбитра на пост советском пространстве.   Пассивная и сдержанная позиция России в таджикском конфликте сыграла на руку  другим странам: США, Саудовской Аравии, Ирану и Узбекистану, которые более активно участвовали в его разрешении.

    Прежде чем приступить к описанию и анализу основных этапов гражданской войны в Таджикистане, кратко охарактеризуем основные политические партии и общественные организации, которые функционировали в Таджикистане накануне, во время и сразу после гражданской войны.

          Народное движение «Растохез» (НДР). Лидер Тахир Абдуджабар. Было создано в Душанбе в 1989 г. на волне дискуссий   в Верховном Совете вокруг закона о национальном языке. Движение объединяло примерно 60 тыс. человек в столице и других городах республики. Базой движения стала молодая интеллигенция (журналисты, писатели, ученые и т.д.), к которым позднее присоединились и представители деловых кругов. Движение выступало против власти партийного (коммунистического) аппарата, засилья ленинабадского клана, за укрепление политической и экономической  самостоятельности Таджикистана в составе СССР, «таджикизацию» кадров, предоставление таджикам Узбекистана  культурной автономии. «Растохез» активно поддержал на президентских выборах 1991 года кандидатуру демократа Давлата Худойназарова (памирца). «Растохез» также участвовал вместе с исламистами и Демпартией в митингах оппозиции 1991-1992гг. Сотрудничество «Растохез» с исламистами в разгар войны летом и осенью 1992 года лишило его массовой базы. Т. Абдуджабар, опасаясь преследований, в декабре 1992 года покинул республику и эмигрировал в Иран, где жил до лета 1997 года, когда переехал в Бишкек. После образования в 1993 году в Афганистане ОТО в нее вошло и НДР.

         Демократическая партия Таджикистана (ДТП). Лидер Шодмон Юсуф. Формировалась как отдельная группа в рядах «Растохез». Затем в 1991 году эта группа  откололась и превратилась в самостоятельную партию. В первый период своей деятельности ДПТ очень многое сделала для развития процесса демократизации таджикского общества.  Выдвинула  кандидатуру Д. Худойназарова  на президентских выборах 1991 года. Основала  свои структуры почти во всех городах и районных центрах республики, насчитывала более 10 тыс. постоянных членов. Имела огромное влияние среди городской интеллигенции. Участвовала во всех митингах оппозиции в Душанбе в 1991-1992 гг. Издавала еженедельную газету «Адолат» («Справедливость»). Активно сотрудничала с НДР и ИПВТ (Исламской партией возрождения Таджикистана). После поражение объединенной силы оппозиции  ее активные члены (более 3-х тыс.) покинули республику. Лидер ДПТ Шодмон Юсуф эмигрировал в Иран. Он неоднократно заявлял, что дистанцируется от непримиримой оппозиции. В ответ новые власти Душанбе в июле 1995 года вновь зарегистрировали ДТП под руководством Шодмона Юсуфа, хотя он сам лично в республику больше не вернулся.  Серия «разоблачительных» статьей  в СМИ республики о деятельности ДПТ в ходе войны нанесла огромный урон авторитету партии и ее лидерам в глазах общественности. После этого партия раскололась на две части. Зарубежные члены (эмигранты) объединились в середине 1995 года под руководством  Нияза Джумабоева и примкнули к ОТО. Другая часть, в республике, под руководством Азама  Афзали объявила себя социал-демократической партией европейского образца. Позднее Азам  Афзали с помощью властей в 1997 году  объединил остатки ДТП, «Растохез» и «Лали Бадахшон» в единый блок «Народное доверие».

         Исламская  партия возрождения Таджикистана (ИПВТ). Лидер М. Химматзода. В 1992 года имела в своих рядах более 20 тыс. постоянных членов. Как подпольная организация существовала до 1991 года (была организована в 1989 году в г. Астрахане).  В ноябре 1991 года была зарегистрирована как партия парламентского типа. Социальную базу партии составляли крестьяне, часть студенчества и сельской интеллигенции. Основными районами влияния, где были созданы мощные партийные структуры,  являлись  горные районы (Комсомолабад, Гарм, Таджикабад, Калаи Хум), город Душанбе и все районы Кургантюбинской области. Выступала за развитие всех форм собственности и предпринимательской деятельности, рыночные экономические реформы. ИПВТ также выступала за возрождение исламских ценностей во всех сферах жизни таджикского общества. Главной целью (программой максимум)  партии было создание исламского государства по иранскому типу, переориентация экономики и внешней политики на исламские и  западные государства. Программа минимум партии предусматривала  создание в Таджикистане «правительства национального доверия». Поддержала кандидатуру  Д. Худойназарова на президентских выборах 1991 года. После поражения в боевых действиях за Душанбе в конце 1992 года боевики исламистов и их лидеры ушли в горы, а затем в Горный Бадахшан и частично  в Афганистан. На базе ИПВТ в 1993 году в Афганистане были созданы Движения исламского возрождения Таджикистана (ДИВТ, председатель Саид Абдулло Нури) и Совет Сопротивления Таджикистана (ССТ), которые вошли в ОТО.

         Народный фронт (НФ). Председатель Сангак Сафаров. НФ к осени 1992 года объединил в своих рядах большинство сторонников президента Набиева.  В первый период формирования НФ его лидеры требовали остановить кровавую бойню в республике путем ввода миротворческих сил СНГ и ООН. Затем  вооруженные отряды НФ сами вступили в бой против сил исламско-демократического блока коалиционного правительства. Основную ударную силу НФ составили  вооруженные отряды кулябцев и узбекско-таджикские формирования жителей Гиссарской долины. Его бойцами стали крестьяне - жители колхозов и совхозов, а полевыми командирами – среднее звено партийно-советской номенклатуры. У НФ не было ни фиксированного членства, ни четкой структуры и твердой дисциплины. Часть вооруженных формирований фронта позднее была переведена новым руководством республики в силовые структуры режима. Хотя к лету 1993 года  деятельность  НФ была приостановлена, некоторые вооруженные отряды еще несколько лет сохраняли оружие и отказывались выполнять приказы  новой власти. Эти отряды еще долго участвовали в кровавых столкновениях со своими противниками – памирцами и гармцами. Ответственность за эти «этнические чистки» оппозиция и правозащитные организации возложили на новый режим и боевиков НФ, среди которых были и лица с уголовным прошлым. Председатель НФ Сангак Сафаров (бывший заключенный, отсидевшие в тюрьмах за чистую уголовщину более 30-ти лет), который претендовал на верховную власть, был убит при загадочных обстоятельствах вместе с другим полевым командиром НФ Файзали Саидовым  в конце 1993 года.

         Коммунистическая партия Таджикистана (КПТ). Лидер (первый секретарь Центрального комитета) – первый президент независимого Таджикистана Рахмон Набиев (до ноября 1992 г.). КПТ была самой массовой политической организацией в республике. В конце 80-х гг. в ее рядах состояли более 160 тыс. человек. После попыток  ее запрещения и конфискации  имущества  осенью 1991 года, а также общественного  давления  партия оказалась деморализованной. В ходе гражданской войны большинство членов  КПТ заняли  позицию невмешательства. Лишь  некоторые члены  партии под руководством президента Р. Набиева боролись за сохранение президентской  и партийной власти в республике.  Во время войны большинство коммунистов-депутатов парламента заявили о своем выходе из партии. К лету 1993 г. были восстановлены почти все партийные структуры КПТ. Возобновили  работу почти все обкомы и райкомы КПТ, комитеты партии на заводах, фабриках, в совхозах, колхозах и учебных заведениях республики. Делегаты от КПТ участвовали в ХХIХ съезде КПСС. Пленум ЦК партии принял решение о вхождении КПТ в качестве самостоятельной партии в состав Союза  Коммунистов – КПСС. КПТ поддержала создание республиканского движения за возрождение СССР, которое в 1993-1994 гг. собрало свыше 1,6 млн. подписей. В те годы партия выступала за  сохранение госсобственности, народовластия в форме Советов. КПТ  после войны постепенно дистанцировалась от режима Э. Рахмонова и  выступала против восстановления поста президента в проекте новой конституции. Согласно собственному  альтернативному проекту новой конституции  партия предлагала парламентскую форму правления.  Вместе с тем КПТ  выступала против  бойкотов референдума и президентских выборов (ноябрь 1994 г.)  и призывала коммунистов отдать свои голоса за того кандидата, чья программа будет отвечать интересам трудового народа, при этом не указав ни одной конкретной фамилии. В дни празднования 70-летия КПТ (декабрь 1994 г.) председателем партии был избран Шади Шабдолов. Новым председателем было объявлено, что число постоянных членов партии превышает 70 тыс. человек. КПТ имеет печатный орган - газету «Голос Таджикистана», поддерживает связи с КПРФ, рядом других зарубежных партий, в том числе с Компартией Китая.

         Теперь мы переходим к рассмотрению основных этапов гражданской войны в Таджикистане.

        На  фоне обострившейся в 1982-1990 гг. политической борьбы между основными этно-региональними  кланами (памирцами, гармцами, кулябцами и ленинабадцами) за центральную власть в республике росло и  влияние стремившихся к власти представителей теневой экономики. К этой политической борьбе также активно подключились мафиозно-криминальные элементы после проведения в 1989 году в республике амнистии уголовных и политических заключенных. Некоторые представители  этно-региональных групп (кланов) также активно стали выступать против советской тоталитарной системы. Для этого они умело использовали столкновения между таджиками и киргизами на границе двух союзных республик (июль 1989г.) за право пользования землей и водой, февральские события 1990 г. в Душанбе (повод – слухи о «раздаче квартир армянским беженцам»), в ходе которых погибли 147 человек (по другим сведениям – 25) и которые стали первой «пробой сил» формировавшейся радикальной оппозиции, потерю авторитета руководством СССР, КПСС и КПТ после путча 1991г., антикоммунистические митинги в столице (осень 1991 г.) [Кузьмин,1998,с.232]. На волне этих событий состоялись президентские выборы (24 ноября 1991г.), в результате которых вновь пришел к власти представитель ленинабадской этно-региональной группы Рахмон Набиев (бывший первый секретарь КПТ, председатель Верховного Совета республики). Представитель памирского этно-регионального клана Давлат Худойназаров получил лишь 30% голосов против 57% у Набиева. В СМИ республики тех лет Худойназарова часто называли демократом и единым представителем объеденной оппозиций, с чем трудно согласиться. Во-первых, у двух остальных этно-региональных кланов (кулябцев и гармцев) были свои кандидаты, которые в дальнейшем, в ходе гражданской войны, проявили политическую активность (Давлат Усмонов, Саид Абдулло Нури, Шодмон Юсуф, Акбар Тураджонзода – гармцы, Сангак Сафаров, Талбак Назаров, Эмомали Рахманов - кулябцы). Во-вторых, президентские выборы 1991 года не были демократичными, поскольку в предвыборной кампании не участвовали другие оппозиционные  партии, представлявшие основные политические силы таджикского общества.

        Гармский этно-региональный клан, который давно наращивал силы и средства для политической борьбы за центральную власть в республике, начиная с марта 1992 года  начал активно проводить митинги, шествия и акции неповиновения в городе Душанбе против находившегося у власти ленинабадского (ходжентского) клана. В течение 50 дней на площади Шохидон («Очевидцев») выступали лидеры этого клана с призывом к отставке правительства, президента и роспуску Верховного Собрания. А.И. Кузьмин [1998,с.233] отмечает, что «на митинге выступили казикалон Тураджонзода, шейхи суфийских братств, выкрикивались лозунги джихада, исполнялся пакистанский гимн». К митингующим постепенно присоединились представители памирского этно-регионального клана. В ответ находящиеся у власти представители ленинабадского этно-регионального клана организовали на другой площади столицы – Озоди («Свободы») митинг в поддержку руководства республики. В отличие от гармского клана, ленибадский клан на свой митинг собрал не  своих сторонников-соотечественников из Ленибадской области, а  представителей другого, кулябского, этно-регионального клана. Президентская власть Набиева (ленинабадский клан) раздала оружие (примерно 2000 автоматов) митингующим кулябцам. Это было роковой ошибки, которую допустила власть в ходе мирного противостояния. Она и привела таджикское общество к гражданской войне. Следует отметить, что до этого момента во всей советской истории республики между гармцами и кулябцами никогда не было отмечено вражды, неприязни и какого-либо конфликта. В этом автор убедился в ходе многочисленных полевых исследований во многих районах республики в разные годы. Этнографические сведения показывают, что по многим этнокультурным  параметрам гармцы и кулябцы наиболее близки друг другу среди основных  четырех этно-региональных групп таджикского народа [см.: Гинзбург,1937; Кармышева,1953; 1976; Кисляков,1954; 1966; Лагофет,1905; Писарчик,1949; 1953 и т.д.].

         Однако вернемся к моменту, когда на двух площадях столицы происходили  многодневные митинги оппозиции и сторонников власти. Как мы отметили выше, сама власть сознательно настраивала одних митингующих против других. Вооружив кулябцев и выведя их временно из столицы, президент Рахмон Набиев хотел в дальнейшем использовать их в качестве «президентской национальной гвардии» против митингующей оппозиции.

        Узнав о планах президента, оппозиция в начале мая (после того, как вооруженные кулябцы с другого митинга покинули столицу) перешла к наступлению (захват телевидения, блокирование подходов к столице, взятие в заложники 16 депутатов, двух заместителей премьер-министра и т.д.). Далее оппозиции удалось надавить на парламент, правительство и президента, чтобы те отдали некоторые ключевые посты представителям гармского и памирского этно-регональных кланов. Председателем Верховного Совета стал А. Искандеров (памирец), в состав Президиума парламента включили главу исламского духовенства республики Акбара Тураджонзода (представитель гармского клана). Буквально через несколько дней было создано коалиционное правительство, куда вошли другие лидеры оппозиции: активные члены Исламской партии возрождения Таджикистана (гармцы), Демократической партии Таджикистана (гармцы и памирцы), движения «Растохез» (также гармцы и памирцы) и общества «Лали Бадахшон» (памирцы). Как пишет А.И. Кузьмин [1998,с.233], «новые члены правительства от «исламско-демократического блока» (8 из 24) взяли под контроль телевидение и радио, которые начали трансляцию иранских передач».

       Таким образом, весеннее противостояние закончилось формированием нового коалиционного правительства. В новое правительство так и не вошли представители кулябского этно-регионального клана, хотя, как было отмечено выше, они активно участвовали в альтернативном митинге на площади Озоди в поддержку президента и правительства. Почему? На наш  взгляд, причин несколько.

        Во-первых, ленинабадский (ходжентский) этно-региональный клан под руководством президента Рахмона Набиева категорически отказался отойти от власти мирным путем.

        Во-вторых, к митингу оппозиции рано или поздно должны были присоединиться представители кулябской этно-региональной группы. Кулябский клан, как и другие кланы, давно находился  в оппозиции к существовавшей власти. Таким образом, к весне 1992 года  таджикское общество в политическом плане разделилось на две неравные части: ленинабадская (ходжентская) этно-региональная группа, находившаяся у власти (явное меньшинство), с одной стороны, и гармская, кулябская, памирская этно-региональные группы (явное большинство), с другой стороны.

         В-третьих, в 70-80-е гг. в правоохранительных структурах государственной власти крупных городов, особенно в столице, постепенно укрепили свои позиции представители кулябской этно-региональной группы. Именно эту часть кулябского клана президент Рахмон Набиев намеревался использовать в качестве вооруженной президентской национальной гвардии (как было отмечено выше) против сил Объединенной оппозиции.

        В-четвертых, лидеры кулябской этно-региональной группы опасались решительных силовых действий президента и правительства против оппозиции, поэтому на неопределенный срок заняли выжидательную позицию.

        В-пятых, ленинабадский клан, оказавшись в политической изоляции, в ходе политической борьбы за сохранение власти начал активно привлекать на свою сторону  три других, оппозиционных, этнорегиональных клана. Как было отмечено выше, им удалось расположить к себе часть кулябского этно-регионального клана.

         Таким образом, представители кулябского клана, разделившегося на две части: активную (про президентскую) и пассивную (занимающую выжидательную позицию), так и не вошли в коалиционное правительство. Именно эта политическая позиция кулябского этно-регионального  клана предопределила начало гражданской войны в Таджикистане.

        После окончания весеннего противостояния в столице и формирования коалиционного правительства  наступил новый этап противостояние в регионах республики. Новая коалиционная власть начала подавлять своих противников в провинции с помощью военной силы. Вот как описывает события того времени А.И. Кузьмин [1998,с.235]: «С весны 1992 г. боевики исламистов начали уничтожать  своих противников в Курган-Тюбе, откуда пошел поток беженцев в Душанбе и Куляб. Кулябцы – участники митинга в Душанбе, видевшие, что творили исламские экстремисты в столице и обвинившие Р. Набиева в предательстве, стали готовиться к сопротивлению. Между отрядами «исламско-демократического блока» и кулябцами, создавшими Народный фронт, начались боевые действия, которые, по словам одного из участников, велись с невиданной жестокостью,  «без правил и без раненных, пленных не брали». Во главе отрядов кулябцев встал С. Сафаров. К ним присоединялись все новые силы. Очередной виток насилия последовал за гибелью в конце августа 1992 года ген. прокурора республики. Криминальные элементы (так называемая молодежь Душанбе) захватили президентский дворец и взяли в заложники 32 человека. 7 сентября 1992 г. в аэропорту Душанбе боевики и уголовники, нацеленные исламистами и лидером Демпартии, захватили Набиева и заставили его под дулами автоматов подписать заявление об отставке».

         В результате этих событий власть полностью взяла в руки оппозиция. Полномочия президента перешли к Президиуму Верховного Совета во главе с А. Искандаровым. Коалиционное правительство приступило к реформированию государственной власти. Возобновился диалог с ленинабадским (ходжентским) кланом. Назначили и.о. премьер-министра А. Абдуладжанова (ленинабадца) в знак примирения с ленинабадским кланом. Начались переговоры с лидерами Народного Фронта (кулябцы и гиссарские узбеки) об их возможном вхождении в коалиционное правительства. Кулябцы и гиссарцы решительно отказались. Более того, новая власть предложила идею создания Госсовета из представителей  всех партий, движений и регионов. Эту идею поддержал и министр иностранных дел России  А. Козырев, побывавший в Душанбе, а также встречавшийся с руководителями Казахстана, Узбекистана и Киргизии (ноябрь 1992 г.) [Там же].

        На наш взгляд, гражданскую войну на этом этапе можно было остановить. Во-первых, конфликтующие стороны могли бы  на время прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров. Во-вторых, оппозиция должна была  отдать несколько министерских портфелей в коалиционном правительстве  лидерам Народного Фронта (кулябцам). В третьих, все участники политической борьбы должны  были постепенно отмежеваться от исламистских радикалов (в рядах Объединенной оппозиций) и криминальных элементов (среди участников Народного Фронта). В-четвертых, нужно было немедленно создать правительственную комиссию по расследованию обстоятельств гибели людей и погромов в районах, где происходили вооруженные столкновения. В-пятых, необходимо было остановить поток беженцев, направлявшихся в разные стороны, как в самой республике, так и за ее пределами. И, наконец, через СМИ нужно было призывать население всей республики к  миру и порядку, терпимости и согласию.

        Однако ничего из вышеперечисленного не было осуществлено, и гражданская война продолжалась. В начале ноября 1992 года в противостоянии сил коалиционного правительства и Народного Фронта наметился перелом в пользу последнего. Каковы основные причины такого перелома? По нашему мнению, их три. Во-первых, к руководству Народным Фронтом пришли криминальные элементы (как было отмечено выше) во главе с «вором в законе» и рецидивистом С. Сафаровым [Кузьмин, 1998. с.228], который в случае победы над силами Объединенной оппозиции намеревался стать президентом. Поэтому он категорически отказался от любых переговоров с коалиционным правительством.

        В разгар гражданской войны  Верховный Совет срочно назначил на 16 ноября 1992 года чрезвычайную сессию парламента. Из соображений безопасности 18-я сессия парламента открылась не в осажденной силами НФ столице, а в центре Ленинабадской области городе Ходженте.  Во время сессии депутаты, представлявшие интересы Объединенной оппозиции, пошли на очень существенные уступки своим коллегам-представителям кулябского и ленинабадского кланов. Утвердив отставку Р. Набиева, сессия вовсе упразднила институт президента. Кулябец Э. Рахманов был избран председателем парламента. Премьер-министром был утвержден и.о. премьер-министра Коалиционного правительства ленинабадец  А. Абдулладжанов. Верховный Совет принял закон об амнистии и обращение к противоборствующим сторонам с призывом о прекращении гражданской войны. В Ходжент были приглашены основные полевые командиры (24 человека) сил Объединенной оппозиции и НФ для подписания протокола о прекращении огня. Был принят Закон о возвращении беженцев в места их проживания. Было также принято решение постепенно разоружить вооруженные отряды противоборствующих сторон.

        Казалось, наступила еще одна благоприятная ситуация, при которой удалось бы  избежать перехода к новому этапу гражданской войны в республике. Следует отметить, что именно этот этап гражданской войны  оказался самый страшным и бесчеловечным, который вплотную приблизил  таджикское общество к состоянию гуманитарной катастрофы. Почему и на этот раз не удалось остановить гражданскую войну в республике? Нам представляется, что в силу следующих обстоятельств.

         В ходе 18-ой сессии Верховного Совета было достигнуто полное согласие сторон  по ключевым на тот момент вопросам. По сути, было образовано новое коалиционное правительство, куда вошли представители всех этно-региональных групп таджикского народа. Представитель кулябского клана Э. Рахманов, получив пост председателя парламента, на неопределенный срок также стал главой государства. Как мы видим, главные руководящие посты заняли кулябец (председатель парламента) и ленинабадец (премьер-министр). Добровольно уступив основные руководящие посты своим оппонентам, Объединенная оппозиция (гармцы и памирцы) более не представляла никакой угрозы для новой верховной власти, которой не было смысла дальше воевать с этой оппозицией  и уничтожать ее. Во время сессии также обсуждался вопрос о создании Госсовета, куда могли бы войти представители  всех этнических групп таджикского народа. На наш взгляд, Госсовет был наилучшим вариантом института верховной власти в республике после отмены института президента. Гражданская война окончательно расколола таджикское общество на несколько (четыре) этно-региональные группы. Именно при равноправии представителей всех этих этно-региональных групп во всех структурах государственной власти можно было достичь положительных результатов в ходе урегулирования конфликта. К великому сожалению, Госсовет так и не был создан.

         

        

Продолжение следует.

 http://www.central-eurasia.com/tajikistan/?uid=496


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение