Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Азат Перуашев: «Наше партнерство в нынешний непростой период - сознательная жертва сиюминутными выгодами ради долгосрочных интересов» Ч.2

04.12.2014

Автор:

Теги:

В эксклюзивном интервью Информационно-аналитическому центру МГУ им. М.В.Ломоносова депутат Мажилиса Парламента РК, лидер парламентской фракции ДПК «Ак жол» Азат Перуашев рассказал о том, как трактуются с позиций Демократической партии Казахстана задачи, озвученные в Послании Президента Н.Назарбаева «Нурлы жол».

 

- В своих депутатских запросах на имя премьер-министра страны вы от имени Парламентской фракции «Ак жол» постоянно актуализируете системные проблемы, которые сдерживают развитие предпринимательства, предлагаете способы их решения, в том числе через законодательные механизмы. Насколько оперативно Правительство реагирует на эти инициативы? Есть ли примеры того, когда мнение фракции, воплотившись в конкретные решения, способствовало улучшению инвестиционного и делового климата в РК?

- Поскольку наша партия все-таки относится к парламентскому меньшинству, то у нас изначально меньше возможностей влиять на политику Правительства, тем более в оперативном режиме. Как следствие - приходится с завидным упорством, порой месяцами и годами настаивать на своих предложениях. 

Тем не менее, можно сказать, что с приходом Правительства Карима Масимова такое взаимодействие резко улучшилось. Возможно, причина в том, что нынешний премьер и сам из бизнеса, кроме того, он уже возглавлял Кабинет в период мирового кризиса, когда реализация антикризисной программы проходила в тесном взаимодействии с предпринимательским сообществом. Так что, формат взаимодействия тут уже наработан.

Могу перечислить некоторые инициативы, которые выдвигались нашей партией и затем были реализованы исполнительными органами. Например, 17 мая 2012 года и 18 декабря 2013 года депутаты «Ак жола» предложили ввести налоговые каникулы для вновь создаваемых предприятий МСБ в первые три года. Эти инициативы оказались созвучными поручениям Президента, данным Правительству 20 декабря 2013 года. 

2 апреля 2014 года депутаты фракции предложили Правительству в целях сокращения государственного вмешательства в экономику ввести мораторий на создание новых предприятий с государственным участием. В июне 2014 года Правительство разработало законопроект об ограничении участия государства в экономике именно в таком контексте, сейчас он находится на рассмотрении в Парламенте.

С 2006 года Национальная экономическая палата «Атамекен», которую я тогда возглавлял, а с 2011 года – и партия «Ак жол» постоянно ставили вопрос о решении проблемы несправедливого перенесения финансовых санкций за лжепредпринимательство на добросовестный бизнес. Совсем недавно нам совместно с Правительством удалось наконец найти решение этого вопроса, за что ряд предприятий тут же выразили признательность премьеру и нашей фракции.

16 апреля 2014 года депутаты «Ак жола» направили запрос Првительству с предложениями провести де-оффшоризацию казахстанской экономики и отменить банковскую тайну в отношении зарубежных счетов высокопоставленных чиновников. На два предыдущих запроса по данной теме Правительство отвечало, что эти сведения являются банковской тайной. Однако фракция «Ак жол» считает, что банковская тайна не может распространяться на банковские счета чиновников, распоряжающихся огромными бюджетными средствами. Во всем цивилизованном мире декларации о доходах таких лиц относятся к открытой информации. В связи с этим партия «Ак жол» предложила разработать закон «О регулировании деятельности, осуществляемой через оффшорные зоны». 17 июня этого года получен ответ Правительства о разработке комплекса мер по де-оффшоризации экономики Казахстана, что, безусловно, должно повлиять на снижение коррупции и улучшение делового климата.

Такие успешные примеры далеко не единичны. В то же время, достаточно много наших инициатив пока остаются нереализованными. В частности, это предложения ДПК «Ак жол» о стимулировании работодателей по увеличению рабочих мест, которые вносились нами в виде законопроекта 15 декабря 2012 года. А 11 декабря 2013 года фракция «Ак жол» вносила в законопроект «О банкротстве», подготовленный нами раздел «О банкротстве физических лиц», призванный защитить риски индивидуальных предпринимателей. Эта инициатива также была отклонена. С сентября 2013 года госорганы отказываются поддержать введение пониженных ставок НДС для приоритетных отраслей и групп товаров по опыту Евросоюза. Летом этого года мы предложили применять недавно введенные инвестиционные преференции (возврат 30% инвестиций, освобождение от КПН на 10 лет и т.д.) в перерабатывающих отраслях промышленности не только к крупным, но и к средним предприятиям, но позиция межведомственной комиссии оказалась отрицательной. 

Также отрицательный ответ Правительства мы получили на запрос об ускоренном возврате НДС при экспорте продукции обрабатывающих предприятий: сегодня для этого требуется, чтобы на экспорт шло более 70% продукции, мы же предложили убрать это ограничение, поскольку такой уровень экспорта могут обеспечить только добывающие компании. Не услышали нас и буквально на прошлой неделе, когда «Ак жол» требовал включить в закон о недропользовании требование к иностранным инвесторам передавать местным компаниям технологии производства используемого оборудования и закупать отечественную продукцию. 

Однако я не стал бы драматизировать такие отказы. Это нормальный процесс, в котором и бизнес в лице «Ак жола», и госорганы отстаивают каждый свою позицию. Как показывают предыдущие примеры, порой нам удается найти понимание и поддержку даже по весьма сложным ситуациям. Так что работа по этим и другим вопросам продолжается.

 

- В нынешнем году Казахстан ухудшил позиции в рейтинге ВБ «Doing Business», пропустив вперед, в частности, Российскую Федерацию. В чем причины такой регрессивной динамики? Согласны ли вы с мнением некоторых коллег-депутатов о том, что на деловую активность в стране определенное негативное влияние оказали обязательства, возложенные на бизнес-сообщество Национальной палатой предпринимателей? Речь, в частности, о необходимости уплаты членских взносов в НПП всеми субъектами бизнеса. Насколько вообще эффективна деятельность НПП, на ваш взгляд?

- Обязательное членство предпринимателей в объединениях не является чем-то необычным. В Казахстане эта идея была реализована после изучения такого опыта в Европе и долгих дискуссий. Более того - я лично всегда являлся одним из «провайдеров» такого решения, настаивая, правда, на австрийской модели, а Правительство реализовало турецкую. 

В любом случае, считаю введение обязательного членства крайне важным для консолидации бизнес-сообщества.

Другое дело, что формат его применения оказался не совсем однозначным. Некоторые предприятия критикуют большие размеры обязательных взносов, есть предложения заменить их процентом от чистой прибыли. Но тогда взносы превратятся в вид налога, что неправильно, с моей точки зрения. Хотя варианты снижения платежей, конечно, искать можно и нужно. 

Другая проблема в порядке сбора и распределения взносов. В свое время в Национальной экономической палате Казахстана «Атамекен» (предшественнице НПП), мы предлагали, чтобы членство в бизнес-ассоциациях было обязательным, но - принципиальный момент! - по выбору самого предпринимателя. Тем самым между различными объединениями создавалась бы конкуренция за эффективную работу с бизнесом. А Национальная палата, как зонтичная структура, «союз ассоциаций», была бы обязательной для членства всех бизнес-ассоциаций, но с запретом на прямое членство предприятий. Этим снималась бы угроза лоббирования такой мощной организацией интересов отдельных компаний. 

В таком формате укреплялась бы вся структура бизнес-сообщества, а не только его центральный орган. Это создавало бы условия для более полного и развернутого представительства интересов бизнеса в отношениях с госорганами, снимало бы риски субъективных подходов, что бывает свойственно слишком централизованным органам.

НПП работает всего один год, и пока не стала подобной бюрократической машиной. Но именно с такими опасениями я связываю влияние фактора НПП на падение Казахстана в рейтинге Doing Business. Дело в том, что одним из важных индикаторов этого рейтинга выступает мнение бизнеса. А многие местные бизнес-ассоциации и объединения иностранных инвесторов, включая American Chamber of Commerce, EuroBak, КАТИАД, оказались вне организационной структуры НПП. Они, возможно, считают, что взносы с предприятий в НПП угрожают их интересам, ведь ранее эти взносы шли к ним самим. 

Сегодня все предприятия априори стали членами НПП и обязаны платить взносы напрямую в эту организацию. А уже НПП, по своему усмотрению, выделяет некоторые суммы аккредитованным объединениям бизнеса. Получается, что между заказчиком (бизнес) и исполнителем (ассоциации) встроилась другая организация, распоряжающаяся деньгами от бизнеса. В результате, ассоциации начинают больше зависеть от отношений с НПП, чем от реального решения проблем. 

Понятно, что такой формат может вызывать вопросы и у предприятий, и у ассоциаций. Тем более что одна, пусть даже самая крупная организация, не в состоянии ответить за все сферы, ей нужны компетентные и подобранные самим бизнесом помощники, закрывающие отдельные направления. Об этом говорит и ряд неудачных заявлений НПП –  то о намерении стать «национальным туристическим оператором» (то есть заняться этим бизнесом), то о желании регулировать эту отрасль; о введении запрета на рекламу медицинских препаратов в СМИ, о необходимости монополизировать экспертизу в сфере подтверждения происхождения товаров (то есть заняться и этим бизнесом тоже, попутно устранив конкуренцию)… 

Пока эти издержки в основном существуют лишь в качестве неких посылов и не перешли в плоскость свершившихся фактов. Однако даже в этом случае они влияют на имидж НПП и наши страновые рейтинги.

Возможно, для улучшения ситуации, было бы неплохо еще раз обсудить формат, когда НПП учреждалась бы самими бизнес-ассоциациями, а не «нависала» над ними. Тогда те же AmCham, EuroBАК, не говоря уже об отраслевых ассоциациях, смогли бы увидеть свое место в НПП и были бы заинтересованы в усилении Нацпалаты. В этом формате НПП освободилась бы и от необходимости заниматься сбором взносов с предприятий, что вызывает наиболее неоднозначную реакцию. Уверен, уже одно это решение коренным образом изменило бы восприятие Палаты в глазах инвесторов и могло бы позитивно отразится на рейтинге Doing Business. А самое главное, в каждой отрасли позиция формировалась бы, во-первых, специалистами, а во-вторых – с учетом альтернативных мнений. Ведь любой бизнес, оплачивая взносы, имеет право на учет своих интересов, даже если они противоречат мнению большинства. Тем более что в меньшинстве всегда остаются именно инновационные, продвинутые компании, доля которых не превышает 3-5% от общего числа предприятий. 

В целом же, говоря о деятельности НПП за первый год ее существования, хотел бы отметить достаточно высокую эффективность по целому ряду направлений, таких как защита прав предпринимателей, анализ системы госзакупок, участие в переговорном процессе, взаимодействие с Правительством и Парламентом. Очевидно, что создан мощный инструмент в поддержку предпринимательства, и он опирается именно на институт обязательного членства бизнеса. Другое дело, что это достаточно новый для всего постсоветского пространства тренд, который по мере становления будет еще не раз нуждаться в корректировках. А рейтинги и экспертные мнения – это все же условности, которые не всегда адекватны реальности. В этом мир убедился в ходе кризиса, накануне которого самые высокие показатели были как раз у стран и институтов, послуживших источником нестабильности.

 

- Сформулируйте, пожалуйста, первоочередные меры, которые, по вашему мнению, необходимо предпринять сегодня в экономической сфере с тем, чтобы Казахстан мог достойно пройти грядущий сложный период, который аналитики предрекают для мировой экономики. Способен ли Казахстан мобилизовать внутренний предпринимательский потенциал настолько, чтобы противостоять внешним вызовам в финансово-экономической сфере?

- Основные меры уже сформулированы казахстанским лидером в Послании. И сегодня, наверное, важнее не рассуждать на эту тему, а приступить к их реализации.

Что касается мобилизации предпринимателей… Понимаете, бизнес – это такая сфера, где надо постоянно быть в тонусе. Если ты находишься в конкурентном поле и реально опираешься на рыночные механизмы, то ты и так отмобилизован. По-другому нельзя, просто потому, что рискуешь в момент лишиться и доходов, и самого бизнеса.

Есть, конечно, и такие случаи, когда бизнес построен не на рыночных, а на административных рычагах, да еще за государственный счет. К сожалению, масштабная господдержка предпринимателей создает возможности для злоупотреблений в этой сфере, такие факты есть и у нас, и у вас. Я как-то назвал эту тенденцию бизнес-иждивенчеством. Такие псевдопредприниматели, конечно, могут себе позволить и расслабиться, и «помажорить». Но их отмобилизовать можно, только лишив привилегий и окунув в конкурентную среду. Вот это нужно делать как можно чаще.

Что же касается реальных предпринимателей, то их «мобилизовывать» или лишний раз уговаривать бороться за место под солнцем не нужно, они и так заточены на борьбу. Порой им нужно просто не мешать. А если помогать – то так, чтобы это не подменяло конкуренции и национальных экономических интересов.

В таком контексте, помимо уже сказанного, полагал бы правильным сосредоточиться на развитии обрабатывающих предприятий, в том числе в сегменте производства потребительских товаров. По ряду объективных причин мы построили потребительскую экономику, которая опирается на продажу природных ресурсов и импорт чужих товаров. И значительная часть проектов, реализуемых сегодня в программе индустриализации, связаны с сырьевым сектором, переработкой энергоносителей или очередными переделами в металлургии и металлоообработке. Кроме того, всеми программами приоритет отдается экспортоориентированным предприятиям, а это в основной части те же добывающие компании, либо производители продукции производственного назначения, либо предприятия сельского хозяйства и сельхозпереработки.

Между тем, подавляющая масса потребительских товаров, которые вполне могли бы производиться в Казахстане, напротив – импортируются к нам. И нынешние валютные колебания наглядно показали, что импортозависимость внутреннего рынка «импортирует» и инфляционные процессы, где значительную роль играют потребительские цены.

Поэтому считал бы нужным дополнить действующие направления экономической политики и задачей насыщения внутреннего рынка отечественными товарами, через поддержку местных предприятий.  

Что касается финансовой сферы, то здесь центральная задача – оздоровление банковского сектора, прежде всего, путем освобождения его от неработающих кредитов. Их доля на начало года составляла более 30%, что конечно крайне тревожно. При этом ранее банки второго уровня не могли и просто списать такие займы, так как подпадали бы под налоговые выплаты. Нынешней осенью Правительство и Парламент сняли эту проблему, и мы вправе ожидать, что банки, наконец, начнут активно избавляться от токсичных кредитов. Той же цели призван способствовать Фонд проблемных кредитов, о котором я уже сказал выше. 

Наконец, мы считаем необходимым направить в экономику и средства Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), в котором сосредоточено сегодня более 23 млрд. долларов. 

В этих целях партия «Ак жол» буквально вчера предложила передать управление ЕНПФ из Нацбанка – в Правительство, для финансирования институтов развития. Это должно помочь перекредитованной экономике отойти от привязки к банкам и получить более долгосрочное и менее дорогое фондирование. 

С учетом этих шагов, у нашего бизнеса будут все возможности не только «перетерпеть» надвигающиеся угрозы, но и выйти из них в новом качестве: более сбалансированным, более диверсифицированным и более сильным.

 

- Как в контексте глобальных процессов вы оцениваете перспективы Евразийского экономического союза? Ожидаете ли позитивного эффекта для национальной экономики Казахстана от развития региональной интеграции? Какие условия должны быть соблюдены для того, чтобы этот эффект был максимально продуктивным?  

- Ну и вопросы вы задаете! Что ни вопрос – тема для диссертации… 

Перспективы у ЕАЭС, конечно, сегодня очень тесно привязаны к ситуации вокруг Российской Федерации. А ситуация не самая радужная, извините за откровенность. И в этом контексте очень показательно, что в тот момент, когда вокруг России все плотнее сгущались тучи, санкции, краски, – как хотите называйте, - при всей очевидности картины, партнеры Москвы – Астана и Минск – ни на йоту не притормозили процесс создания Союза. 

Мы видим, что в России и руководство страны, и простые граждане понимают и ценят этот выбор. Я лично присутствовал на церемонии подписания исторического договора о создании ЕАЭС, и не скрываю, почувствовал большую гордость, когда Владимир Путин особо подчеркнул, что инициатором создания Евразийского союза был именно Нурсултан Назарбаев, и долгий путь к его образованию начался с лекции казахского лидера в МГУ им. М.В.Ломоносова двадцать лет назад.

Недавно журналисты спросили о моем мнении, почему бы нам в тот противоречивый, неоднозначный момент не «остановиться, оглянуться»? Но ведь ответ тоже лежит на поверхности: дружба тем и ценна, что партнеры поддерживают друг друга не только когда все хорошо, но и в сложные времена. Иначе что это за дружба, если мы начнем отворачиваться друг от друга из-за возникших проблем? Тем более что эти проблемы созданы без нашего участия. Даже по личному опыту любой человек вам скажет, какими друзьями он дорожит больше – теми, кто с ним рядом и в беде, и в радости, или теми, кто зайдет к нему на застолье, но предаст в испытаниях? Президент Назарбаев однажды сказал по этому поводу: соседи нам даны Богом, и уже поэтому надо дорожить ими.

Поэтому могу сказать честно: никаких особых дивидендов нашей экономике в ближайшее время я лично не жду, скорее наоборот. Мы уже видим, как взаимные санкции Запада и России негативно сказываются на нашем рынке и нашем бизнесе. Причем, это касается как потребления, так и производства, особенно технологичного: в любой сложной продукции присутствуют импортные материалы или комплектующие, которые теперь могут оказаться недоступными. 

С точки зрения потребительского рынка в Казахстане уже сегодня очевиден недостаток тех импортных товаров, которые ранее завозились через Россию, порой это достаточно чувствительные пункты. В этом смысле, российская ситуация негативно влияет и на качество жизни казахстанцев, чего также нельзя отрицать. 

Также коснулись Казахстана колебания курса рубля, причем не только на уровне отдельных граждан. Буквально на днях заявлено о прекращении поставок электроэнергии и угля из Казахстана в Россию именно по причине их невыгодности после падения рубля. Но переориентироваться на других покупателей этому сегменту тоже будет трудно. А это означает сокращение доходов для предприятий и налогооблагаемой базы для государства. 

В то же время, заявленный курс российского руководства на импортозамещение открывает неплохие перспективы и для казахстанских производителей, поскольку с созданием Таможенного и Евразийского экономического союзов, мы теперь находимся на единой таможенной территории. 

У наших предприятий есть и такие преимущества, как в целом более либеральный деловой климат (негативная оценка иностранными инвесторами влияния НПП, на мой взгляд, все же преждевременная), значительно более низкие налоги, более развернутые программы поддержки бизнеса. Наконец, ни к Казахстану, ни сам Казахстан не вводили никаких санкций по внешнеторговым операциям с зарубежными партнерами. Не случайно сейчас в Астану потянулась вереница потенциальных инвесторов, в том числе из России, предлагающих проекты уже не только в нефтянке, металлургии или аграрном комплексе, но и в машиностроении, промышленности стройматериалов, производстве ТНП. Так что позитивный эффект от интеграции и межстрановой кооперации мы несомненно получим, и даже более широкий, чем это виделось всего полгода назад. «Что не убивает - делает нас сильнее», и это действительно так…

Поэтому можно сказать, что наше партнерство в нынешний непростой период - это сознательная жертва сиюминутными выгодами ради исторически долгосрочных, стратегически важных национальных интересов.

Конечно, глобальные интересы сами по себе тоже не реализуются. Для их достижения нужно взаимное уважение, больше того - взаимное поощрение, что ли, терпение и понимание к позиции партнеров. В мае 2010 года я дал интервью московской газете «РБК-Daily», в котором редакция вынесла в заголовок мои слова, что в Таможенном союзе нам «не надо состязаться, чьи понты круче». Сегодня, наблюдая за работой интеграционных органов, я с сожалением вижу, что дискуссия иногда подменяется давлением, невзирая на возражения другой стороны. Взять хотя бы периодические запреты, вводимые российскими органами на ввоз в Россию то белорусского молока, то казахстанского мяса и мясопродуктов; настоящую истерику по поводу «засилья» казахстанского алкоголя; требования ввести обязательную маркировку на продукцию легкой промышленности; предложения о возобновлении таможенных проверок грузов при въезде на российскую территорию и т.д. 

Подобные шаги противоречат базовым принципам Таможенного союза и ЕАЭС. Загляните в любой казахстанский магазин: у нас на полках полное доминирование российских товаров, включая тот же алкоголь. Но это не повод нашему бизнесу или власти шантажировать партнеров, саботировать ТС и ставить под сомнение его перспективы. Просто потому, что мы смотрим дальше и мыслим в иных категориях, повторюсь, порой сознательно жертвуя сиюминутными выгодами. Это не всегда встречает адекватное восприятие, иногда наше стремление к сотрудничеству, готовность искать компромиссы воспринимаются как слабость, как возможность навязать свои интересы.

На таких методах, как говориться, далеко не уедешь. Надеюсь, что по мере становления процесса, мы отойдем от таких примеров. И могу заверить, что и я лично, и в целом партия «Ак жол» будем жестко отстаивать национальные интересы Казахстана в интеграционных процессах. Дружба не бывает «в одну калитку», это процесс с двусторонним движением.

Может, это и неприятные слова, но они должны быть понятны любому, кто думает о своей стране. Во всяком случае, мы не держим камня за пазухой, настроены на дружбу с Россией и вполне предсказуемы в отношениях, что в нынешнем «турбулентном» мире может остаться единственной «твердой валютой».   

Сегодня основные споры переносятся в сферу нетарифного, прежде всего - технического регулирования, где Казахстан в свое время продвинулся далеко вперед, максимально приблизив свою систему к европейским требованиям. Но поскольку происходит сближение и даже унификация техрегламентов (включенных в Единый перечень), то нередко можно увидеть отказ от прогрессивных (на мой взгляд, конечно) подходов в пользу более консервативных позиций. Это вызывает критику нашего бизнеса, включая ту же Национальную палату.

Равноправие и открытая конкуренция, на основе взаимно признаваемых и взаимно уважаемых национальных интересов - вот, в моем понимании, тот ключ, который способен уберечь нас от ошибок и конвертировать нынешние вызовы в преимущества. Ведь даже на личностном, человеческом уровне мы очень близки по духу, по ценностным ориентирам. А уж по экономическим интересам – тем более.

 

 

Беседовала Ольга Казанцева



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение