Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ольга Казанцева: Казахстан-2014: Национальные особенности контента, или За что боролись…

05.11.2014

Автор:

Теги:

Национальные особенности контента, илиЗа что боролись…

ОльгаКАЗАНЦЕВА

 

На днях в информационном полеКазахстана появились сообщения о блокировании на территории страны сетевого ресурсаMeduza – зарегистрированного вЛатвии детища команды интернет-издания «Лента.ру», которое, напомню, в мартетекущего года Роскомнадзор уличил в распространении материалов экстремистскогохарактера.

Поводом для казахстанскогорепрессивного решения стал репортаж Ильи Азара об ущемленном положении русскоязычногонаселения в Восточном Казахстане, написанный якобы со слов руководителей славянскихобщественных организаций региона.

Как констатирует, в частности,популярное казахстанское сетевое издание Vласть, по факту упомянутой публикации Комитетпо связи, информации и информатизации Министерства по инвестициям и развитию РКинициировал исковое заявление в Есильский районный суд Астаны с требованиемпризнать  информационный продукт разжигающиммежнациональную рознь и призывающим к нарушению территориальной целостностистраны.

Следуетотметить, что статья И. Азара, вышедшая в свет под претенциозным заголовком «Усть-Каменогорскаянародная республика: Ждут ли русские в Казахстане «вежливых людей», спровоцироваланегативную реакцию не только с позиций официальных. По этому поводу спикеры-первоисточники,на которых ссылался автор, сочли своим долгом распространить в глобальной сетизаявление, в котором однозначно назвали репортаж «откровенной ложью ипровокацией». «Мы убедились: имеются определенные внешние силы, которыехотят дестабилизировать обстановку в стране, посеять семенамежнационального раздора среди народа Казахстана.

В последние два-три месяцаучастились поездки представителей СМИ западных стран в Восточный Казахстан. Иприезжают они не просто так, а внушают, даже насаждают в сознание людей мысль,что «в области оказывается давление на представителей других национальностей»,и тем самым пытаются посеять среди мирно живущих людей семена межнациональногораздора», - говорится в заявлении представителей славянских общин ВосточногоКазахстана.

В русле негодованияпростирается и общественный резонанс публикации, что подтверждается дискуссиямив социальных сетях: обитатели популярных публичных площадок не скупятся на осуждающиеэпитеты и обвинения в ангажированности автора.

Проявленноепо данному конкретному факту единодушие казахстанцев – знак оптимистичный,обнадеживающий и… настораживающий одновременно. С одной стороны, он убеждает вэффективности проводимой в стране политики гармонизации межэтнических отношенийи подтверждает, что общественное согласие и мир – ценности для подавляющего большинстваграждан республики отнюдь не декларативные. Однако с другой стороны этотревожный сигнал, который наводит на мысль о наличии определенных издержек в инойсоциально значимой и стратегически важной для безопасности страны сфере – сфереинформационной политики.

Очевидно,предпосылки к формированию этих издержек складывались не в один день, ноособенно ярко и, увы, деструктивно они (издержки) проявляются теперь, в момент,когда информационные войны, не виртуальные, а реальные будоражат постсоветскоепространство.

Можнопо-разному относиться к различного рода конспирологическим теориям, концепциямуправляемых конфликтов, но, думается, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобыосознать: в современном мире информация выступает мощным инструментом манипулированияобщественным сознанием, своего рода психологическим «оружием массовогопоражения». Потому и задача обеспечения информационной безопасности – значимый сегментобеспечения национальной безопасности в целом.

В этомконтексте вопрос о регулировании весьма чувствительной социальной сферывыглядит риторическим: все государства, и в первую очередь государства такназываемой продвинутой демократии, делают это, не гнушаясь средствами пропагандыи мотивируя свою позицию приматом обеспечения национальных интересов. Свидетельствтому – более чем достаточно. Равно как и примеров того, что налет «размытости»в формулировании национальных интересов и отсутствие системного подхода впроцессе их обеспечения, неминуемо создают бреши в информационной политикегосударства, вакуум, который немедленно заполняется инородным продуктом, темсамым насаждаемым извне мнением, давлением на сознание людей.

Примеры такогоинформационного давления в настоящее время мы наблюдаем и в Казахстане, ведьслучай с провокацией от сайта Meduza далеко не единичен,несмотря на то, что информационной сфере, казалось бы, уделяется неусыпное  внимание со стороны высшего руководства страны.Но, возможно, проблема не в количестве внимания, а именно в качестве, в степениэффективности проводимой государством политики в сфере информации.

Поиск оптимальной моделиорганизации и регулирования информационной сферы Казахстана – процесспрактически перманентный с момента обретения страной независимости. Одно иззнаковых событий не столь отдаленной ретроспективы в этом направлении –совещание информационного актива, состоявшееся вфеврале 2013 года в Астане под председательством на тот момент госсекретаря КазахстанаМарата Тажина.

Тогда главный идеолог страны подверг беспрецедентной критикеработу государственных СМИ, прежде всего ведущих общенациональных газет ителеканалов, и настоятельно потребовал от Министерства культуры и информации РК(на тот момент профильного ведомства) и руководителей государственных СМИ вкорне изменить отношение к исполнению госзаказа путем создания востребованной, интересной,креативной продукции вместо производства никому не нужного «информационногомусора». 

«Государственные СМИ должны выполнять пропагандистскуюфункцию, это безусловная аксиома и требование. Но подменять реальную работу вотэтим поверхностным пропагандистским «ура-ура!» надо прекращать. Иначе никакогоиндекса доверия, никакой читабельности не будет. Давайте уже остановим этотпроцесс. Дошло до того, что у нас в рамках госзаказа на некоторых каналахвыпускаются передачи с нулевыми рейтингами. Вы все их знаете, посколькурейтинги находятся в открытом доступе. Когда мы видим на некоторыхгосударственных телеканалах передачи с нулевыми рейтингами, я считаю, что этокрайне расточительное отношение к деньгам налогоплательщиков, которые попростувыбрасываются  в «топку», - отметил в своем выступлении М. Тажин.  

Совещание высокого уровня по всем признаком обещало бытьреволюционным, перед медиа-сообществом задачи ставились масштабные: наполнениеинформационных ресурсов современнымнациональным контентом, развитиесоциальных сетей, блогов, интернет-телевидения и интернет-радио.

Нолоно революционных волн вскоре утихомирилось. Радикальных перемен не произошло.Интересного контента в деятельности государственных СМИ так и не возникло.

Анализируяпричины подобного состояния стагнации, председатель правления Союза журналистовКазахстана Сейтказы Матаев  отметил водном из интервью следующее: « Здесь уместна русская пословица: «У семи нянекдитя без глазу». То есть дело страдает, когда за него берутся несколькочеловек. А в нашем случае – несколько структур. Сегодня у государственных СМИесть кураторы в администрации президента, и в правительстве, и в профильномминистерстве. Причем каждый тянет одеяло на себя».

С этимсуждением нельзя не согласиться, имея хотя бы минимальный опыт работы в одномиз государственных СМИ Казахстана.

Болеетого, ситуация усугубляется наличествующей в медиа-сфере субординационнойчехардой: за период независимого развития Казахстана отечественные масс-медиапретерпевали процедуру «переподчинения» несчетное количество раз, меняли адресапрописки под эгидой вновь создаваемых и реорганизуемых ведомств, кочевали из веденияодних министерств в ведение других, преодолевали процедуры холдингизации иосуществляемой с завидной регулярностью смены руководителей курирующихинстанций. Апогеем этих метаморфоз стала утрата полноценного профильного «куратора»как такового: в августе текущего года в процессе масштабной реструктуризацииправительства последний порт приписки отечественных СМИ – Агентство по связи иинформации РК – было упразднено вовсе. Функции его переданы в компетенциюнового Министерствапо инвестициям и развитию РК на уровне упомянутого выше Комитета по связи,информации и информатизации.

Не удивительно, что в условияхпостоянно нагнетаемого административного хаоса говорить о сколько-нибудьвыверенной, внятно сформулированной информационной политике не приходится.Равно как и требовать от непосредственных ее реализаторов каких-либо креативныхрешений.

Сегодня главные редакторы большинстваобщенациональных СМИ Казахстана, сменившие это некогда реально весомое званиена номинальный статус президентов и председателей правлений АО, зомбированыпотоком спускаемых сверху «тегов», «трендов» и «мейнстримов», табуированы «дозволеннымконтентом» и абсолютно гемофиличны в осуществлении мало-мальски самостоятельнойредакционной политики. 

Кслову, о табу. Думаю, не открою большого секрета, констатировав, что с моментаобострения политического кризиса на Украине, даже простое упоминание названия этойстраны как-то незаметно исчезло из контента государственных СМИ Казахстана, неговоря уже о наличии в них каких-либо оценок развития ситуации в братскойреспублике. Однако именно в то же время в медийное пространство Казахстананачал осуществляться активный вброс информационных материалов провокационногохарактера, муссироваться темы возможного повторения революционного сценария в Казахстане,распространения имперских амбиций России на суверенные государствапостсоветского пространства и прочие «информационные наживки».

В этихусловиях отсутствие четко сформулированной и озвученной официальной позициигосударства по вопросу, который, как ни крути, имеет отношение и к национальныминтересам страны, и к развитию внутриполитической ситуации, сослужило недобруюслужбу. Дискуссия, которая должна была вершиться в открытом публичном формате спредоставлением аргументированных точек зрения оппонирующих сторон и экспертныхоценок, ушла на задворки всемирной паутины и реализовалась в не лучшемобывательском формате, в векторах: «сам дурак», «чемодан-вокзал-Россия» и такдалее в известных тезисах.

Те жене многие отечественные СМИ, на которые идеологические табу распространяются вменьшей степени, черпали информацию, закономерно, из наиболее доступныхисточников. Каких? Известно, российских. В итоге сложилась ситуация, которую предметноохарактеризовал политолог Досым Сатпаев: «Казахстанская информационнаяполитика вроде есть, но она настолько мятая и аморфная, что ее практически нет.Доходило до того, что казахстанские СМИ на начальной стадии украинскогоконфликта ретранслировали российские СМИ. Это парадокс, ведь по логике вещей,если вы являетесь национальным СМИ, у вас должна быть своя корреспондентскаясеть. Мы – потребители чужой информации, а следовательно, и чужой пропаганды»,- констатирует политолог.

Кто в этом виноват –вопрос, опять же, риторический…
Между тем, сегодня, признавая наличие заметных издержек в сфере информационнойполитики, ряд казахстанских экспертов высказывают мнение о необходимости решатьпроблему зависимости от «чужой информации» радикальными методами – ограничениемраспространения на территории страны продукции зарубежных СМИ.  В частности – российских.

Такую защитнуюмеру на недавнем экспертном совете в рамках заседания клуба ThinkTank фонда Aspandau активноотстаивал PR-технолог Ерлан Аскарбеков. «Нам остро необходимо как можно скорееограничить ретрансляцию российских государственных каналов, показывающихновости и ток-шоу политического характера. Эта экстренная чрезвычайная меранашей стране необходима, как минимум, года на три, и должна коснуться всех безисключения ретрансляторов, она позволит снизить тон страстей, который возник вказахстанском обществе в связи с событиями на Украине», - цитирует экспертаАнатолий Иванов на страницах газеты «Мегаполис».

Однако велика вероятность того, чтоэффект от подобных репрессивных мер может быть обратно пропорциональным ожидаемому. 

Гораздо болееконструктивным в этом смысле видится позиция директораконсалтинговой компании «Almagest» Айдархана Кусаинова. По мнению эксперта,  которым он поделился на сайте Today.kz, отдельнойи большой проблемой является то, что «сформулированной или хотя быинтуитивно выстроенной информационной политики в Казахстане нет». Однакоавторское видение сути  этого социальногопроцесса, похоже, дает простой ключ к пониманию того, как сделать его болеесовершенным: «Информационнаяполитика заключается не в том, чтобы предоставлять «объективную информацию» —это не политика. Правды, равно как и объективной информации не существует, и ееи не было никогда. «Правд много, а Истина одна. Но ее никто не знает». Бываютобъективные факты, но информация всегда субъективна, она всегда принимаетсубъективную окраску человека, который ее доносит, кто интерпретирует факты.Выпуск новостей с перечислениями фактов скучен донельзя, он интересен скомментариями.

Информационная политика задает форматдискуссии и обсуждения важнейших для общества тем, она заключается вформировании дискурса, она определяет дихотомии обсуждения, «программирует»выборы человека. Формируя дискурс и формат, задавая предмет дискуссии, именноинформационная политика определяет эмоциональную окраску фактов, «спрос» наинформацию и в конечном итоге — мировоззрение в обществе»…


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение