Россия, Москва

info@ia-centr.ru

М.Лихачев: Казахстан в Таможенном Союзе

02.11.2014

Автор:

Теги:

Доклады по итогам первого заседания НКП «Экспертный клуб «Урал-Евразия»

(г. Екатеринбург, 30 октября 2014 года)

 Материалы предоставлены организаторами конференции

______________________________________________________________________________

Внешняя торговля Казахстана с партнерами по Таможенному союзу

Ключевым показателем эффективности евразийской интеграции на постсоветском пространстве является взаимная торговля. Облегчение последней и рост товарооборота между странами таможенной тройки - первоочередная задача создания Таможенного союза, Единого экономического пространства и в перспективе Евразийского экономического союза.

Вызывают беспокойство последние статистические данные, опубликованные официальными органами стран Таможенного союза. За январь-август 2014 г. товарооборот Казахстана с Россией и Белоруссией сократился на 21,7% до 12,4 млрд дол.: с РФ - 22,1%, с Белоруссией 8,5%. Некоторая волатильность была характерна и для предшествующего этапа:

еще к 2012 г. казахстанский товарооборот с Россией и Белоруссией просел на 2,8%, компенсировав сокращение в следующем 2013 году лишь на 0,8%.
В числе причин такого обвала - структурные экономические трудности России, осложненные санкционной борьбой Москвы и Запада и неблагоприятной конъюнктурой на глобальных рынках.
Однако, во-первых, значительные трудности для российской экономики возникли именно на волне ответных мер России в отношения западных санкций. А это вторая половина августа, которая еще не отражена в статистике. Потому есть все основания для пессимистических прогнозов по итогам 2014 г.
Во-вторых, не только внешние по отношению к интеграции факторы обусловили нисходящий тренд взаимной торговли стран ТС. Объединенная экономика интеграционного образования столкнулась с рядом системных проблем, связанных с дисбалансом внешнеторговых операций, односторонностью экономических связей интегрируюшихся партнеров, сырьевой зависимостью ключевых экономик Таможенного союза, слабой приграничной и межрегиональной кооперацией и хронической низкой конкурентоспособностью казахстанских производителей, что мешает их интеграции на российской и белорусском рынках.
Наиболее показателен в плане высвечивания структурных проблем казахстанский экспорт в страны ТС, явно не соответствующий заявленному уровню. За январь-август 2014 г. доля России и Белоруссии (ТС) в общем объеме казахстанского экспорта составила 6,1% (3,3 млрд дол.) против 9,2% в 2011 г. Причем доля Белоруссии в казахстанском экспорте в ТС - 0,6% (20 млн дол.).
Хотя в первое время создание Таможенного союза создало благоприятный фон и стимул для значительного увеличения казахстанского экспорта на рынок Таможенного союза. Так, поставки сырья и товаров в Россию выросли на 138% в 2011 г. Белорусское направление после троекратного роста за январь-сентябрь 2010 г. (до 114 млн дол.) просело на 48% в 2011 г.

Тем не менее, сама интеграция не явилась определяющим фактором описанного роста товарооборота государств таможенной тройки в 2010 - I пол. 2011 гг. Существенное приращение экспорта из центральноазиатской республики было достигнуто преимущественно за счет сырьевых товаров, торговля которыми практически не зависит от запущенных интеграционных проектов. 80% роста экспорта из Казахстана в Россию и Белоруссию было обеспечено за счет увеличения экспорта минеральных продуктов.
При этом доля сырья в казахстанском экспорте в страны ТС опустилась до 60% в 2013 г. (в 2014 г. - 72%), что существенно ниже общих показателей - 87,7%. И в этом смысле рост удельного веса несырьевых товаров несомненно явился следствием углубления экономической интеграции Москвы, Минска и Астаны.
Однако едва ли Казахстану удалось преодолеть сырьевую доминанту в торговле с Россией и Белоруссией. Подобная структура взаимной торговли обусловлена не столько положительным влиянием интеграции, сколько вызвана не зависящими от Астаны обстоятельствами: ограниченностью спроса на минеральные продукты со стороны Москвы и ориентацией Минска на поставки сырья из России.
В условиях кризиса и падения конкурентоспособности казахских производителей сырьевая составляющая будет только усиливаться. А вслед за этим продолжит расти отрицательное сальдо внешней торговли Казахстана со странами ТС.

 

Импорт из России и Белоруссии - более существенный фактор казахстанской экономики.


Доля России и Белоруссии (ТС) в общем объеме казахстанского импорта за январь-август 2014 г. составила 34% (9,1 млрд дол.) против 6,1% по экспорту. Этот показатель сокращается четвертый год подряд: в 2011 г. это 46%, в 2012 г. - 39%, в 2013 г. - 38%.
Тем не менее, объемы импорта товаров из партнеров по интеграции соответствуют общему внешнеторговому тренду казахстанской экономики. Страны Таможенного союза (в основном за счет России) остаются важнейшими торговыми партнерами центральноазиатской республики.
В казахстанском импорте преобладают потребительские товары и продукция переработки сырья с незначительной долей минеральных продуктов.
Однако здесь взаимная торговля между странами таможенной тройки также развивается преимущественно по российско-казахстанскому направлению: сотрудничество Минска и Астаны снова на периферии и практически не оказывает заметного влияния на товарооборот ТС.
За годы функционирования Таможенного союза внешнеторговой оборот стран-участниц не только увеличился, но и претерпел структурные изменения. Хотя потребительские товары и продукция высших переделов преобладают в казахстанском импорте из России и Белоруссии, Казахстану также удалось частично диверсифицировать свой экспорт, немного сократив в нем долю сырья.
Тем не менее, членам будущего Евразийского союза еще далеко до формирования единого устойчивого рынка: нынешний товарооборот таможенной тройки крайне зависим от внешней конъюнктуры и ситуации в глобальной торговле.


Казахстанские тренды трудовой миграции в рамках Таможенного союза

В рамках углубления евразийской интеграции казахстанская экономика столкнулась не только с проблемами низкой конкурентоспособности местных производителей. Национальное хозяйство республики претерпевает т.н. «размывание» интеллектуальных ресурсов ввиду продолжающегося оттока в Россию высококвалифицированных кадров на фоне общего роста населения за счет иммиграционных потоков.
Во-первых, из Казахстана уезжает много людей с высшим образованием.
Так, число лиц с высшим образованием, покинувших республику и уехавших в страны СНГ, превышает такое же число приехавших в Казахстан. В 2012 г. отрицательное сальдо миграции специалистов достигло 4 744 чел., 2013 - 2983, январь-июнь 2014 г. - 1390.

Во-вторых, наибольшее число мигрантов характерно именно для приграничных с Россией регионов: Восточно-Казахстанская, Северо-Казахстанская, Костанайская и Павлодарская области. По информации Казстата РК, наибольшим спросом на постсоветском пространстве пользуются специалисты технического профиля: 58-67% от общего числа мигрантов с высшим образованием.

Приведенные данные свидетельствуют о продолжающемся перетоке рабочей силы, в том числе и квалифицированных специалистов, в страны СНГ. Таким процессам содействует более высокий уровень оплаты труда в России. И хотя средняя заработная плата в Казахстане сохраняла положительную динамику на уровне 7% в год за 2010-2012 гг. и 1,9% за 2013 г., достигнув среднего показателя в 109 тыс тенге (24 тыс руб.), она все еще ниже общероссийского уровня (29940 руб. в 2013 г.). По отдельным специальностям разница составляет 100-200%.
Не менее важна и высокая адаптивность казахов к российским условиям: большинство из х получили образование в советское время или же в современный век, но в вузах РФ.

Трудовых мигрантов привлекает не только более высокий заработок, но и профессиональный опыт, который они могут приобрести в условиях более развитого российского рынка. Потому в большей степени на переезд ориентированы опытные специалисты высокой квалификации.
В последнее время местные работодатели отмечают усиления эмигрантских настроений среди рабочих, искушенных более высоким уровнем оплаты труда и социальной защищенности в российских мегаполисах.
К числу социально-экономических факторов трудовой эмиграции из Казахстана, добавляются еще и национально-исторические: этнические русские продолжают покидать республику. За первое полугодие 2014 г. их доля среди эмигрантов из Казахстана в Россию составила 74% (в 2012 г. - 76%, 2013 г. - 73%).
К тому же отрицательное сальдо миграции русских наблюдается по всему Казахстану с наивысшими значениями по приграничным областям. Так, этот показатель по республике в целом составил 18622 (2012 г.), 14112 (2013 г.) и 6113 чел. (I полугодие 2014 г.). Сокращения количества эмигрирующих связано с исчерпанием миграционного потенциала нетитульного этноса. Среди лидеров по оттоку Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Павлодарская области - с наибольшей плотностью русского населения. Причем 66,7%-67,7% от общего числа таких мигрантов составляет трудоспособное население.
В результате приграничные с Россией регионы испытывают проблемы, вызванные с их депопуляцией, несмотря на общий рост населения в республике. Так, по официальной информации, в период с 1994 по 2014 гг. населения Северо-Казахстанской области сократилось на 100 тыс чел., Восточно-Казахстанской - на 60 тыс, Костанайской - на 35 тыс. Невосполнение экономически активного населения, по сообщениям местных чиновников, «приводит к нехватке рабочей силы, закрытию школ, сокращению числа сельхозформирований».
Однако не стоит преувеличивать масштабы протекающих процессов. Во-первых, по-прежнему отрицательное сальдо миграции трудоспособного населения с высшим образованием имеет тенденцию к сокращению. Не изменила существенным образом картину либерализация рынка труда в рамках ТС и ЕЭП. Так, с начала 2012 г. действует трехстороннее соглашения между РК, РБ и РФ, предусматривающее снятие взаимных защитных ограничений на национальном рынке труда для граждан трех государств, в том числе отмену требования о получении разрешения на осуществление трудовой деятельности. В результате число эмигрантов с высшим образованием в 2012 г. выросло лишь на 4% в сравнении с показателями 2011 г.

Во-вторых, в то же время расширение интеграции существенным образом не изменило миграционные настроения основной массы казахов, предпочитающих жить и строить карьеру на родной земле. В последних три года уверенно сокращается число казахов, выбывших в Россию: 2012 г. - 748 чел., 2013 - 697, прогноз на 2014 г. - 560. Миграционное сальдо остается стабильно положительным: 2012 г. - 359, 2013 г. - 398, 2014 г. (прогноз) - 160.

Свою роль сыграла оцениваемая в целом положительно Национальная программа по возвращению оралманов «Нурлы кош». Проект обеспечивает значительный приток казахов, однако не способен решить проблему нехватки квалифицированных кадров: большинство из прибывающих имеют среднее или среднее профессиональное образование.

Таким образом, вопреки ожиданиям местных экспертов, либерализация перемещения трудовых ресурсов в рамках ТС и ЕЭП не привела к значимым изменениям миграционных потоков их Казахстана в направлении России. Несмотря на общее положительное миграционное сальдо, казахстанская экономика продолжает испытывать давление оттока высококвалифицированных кадров, предпочитающих более выгодный российский рынок труда.


Инвестиционное сотрудничество Казахстана с Россией и Белоруссией в рамках Таможенного союза

 

Четыре года функционирования Таможенного союза не привели к существенным переменам в инвестиционных потоках России, Казахстана и Белоруссии. Объем и структура взаимных капиталовложений по-прежнему не соответствуют заявленному уровню интеграции на постсоветском пространстве. Создание Евразийского экономического союза не способно изменить ситуацию в среднесрочной перспективе. 

Согласно данным Национального банка Казахстана, объем накопленных российских инвестиций в казахстанскую экономику вырос на 1,6% за первый квартал 2014 г. и составил 6 млрд дол. после незначительного сокращения на 0,6% в 2013 г. По этому показателю Россия занимает лишь VII место среди иностранных инвесторов.

Однако приведенные сведения Нацбанка Казахстана зачастую расходятся с реальным положением дел, корректно обозначая общие тенденции. Так, Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития объясняет такие расхождения значительной ролью офшоров и иностранных юрисдикций в организации инвестиционных потоков. Неслучайно, по данным НБ РК, среди крупнейших инвесторов в казахстанскую экономику значатся Виргинские (VI место - 6,4 млрд дол.) и Каймановы (1,3 млрд дол.) острова. ЕБР оценивает реальный объем только российских прямых инвестиций (ПИИ) в Казахстан в 9,27 млрд дол. на конец 2013 г. (против официальных 2 млрд).
Хотя, по официальным сведениям, в горнодобывающей промышленности российские инвесторы по объемам вложений занимают лишь Х место (2,1% - 620 млн дол.), согласно аналитике ЕБР, к началу 2014 г. крупнейшими российскими инвесторами в Казахстане являются ЛУКОЙЛ, Атомредметзолото и РУСАЛ с совокупными накопленными инвестициями около 5,6 млрд дол. Активы этих предприятий сконцентрированы в топливном секторе и цветной металлургии, на которые, по информации ЕБР, приходится 42,7% и 34,5% от российских ПИИ в республике.

Таким образом, реально инвестиционная активность российского бизнеса сосредоточена преимущественно в сырьевом секторе за счет проектов, запущенных вне связи с интеграцией.
В обратном направлении - из Казахстана в Россию - объем инвестиций достиг8 млрд дол. (НБ РК) при некотором сокращении на 0,4% в 2013 г. и на 1,3% за первый квартал 2014 г. Согласно официальной статистике, доля России в иностранных инвестициях казахстанцев составляет 4,4% - XIV место среди стран-реципиентов. Согласно же материалам Евразийского банка развития, объем казахстанских инвестиций в Россию к началу 2014 г. - 2,96 млрд дол.(против официальных 0,7 млрд). К тому же казахстанские ПИИ в Россию более диверсифицированы и сосредоточены в АПК (22,2%), строительстве (23,1%), транспорте и логистике (29,8%), гостиничном комплексе (15,9%).

Белорусские инвестиции, несмотря на сохраняющуюся положительную динамику (рост в 2013 г. - 123%, 2014 г. - уже 17%), остаются малозначимым фактором казахстанской экономики. Доля Минска в общем объеме накопленных иностранных инвестиций в Казахстане на март 2014 г., по сведениям НБ РК, не превышает 0,06% (123 млн дол.). Казахстанские же вложения в белорусскую экономику составляют0,025% (47 млн дол.), что на 12% меньше, чем в 2012 г. Данные аналитики ЕБР по размеру взаимных инвестиций еще скромнее: 50 млн (реципиент - Казахстан) и 20 млн дол. (реципиент - Белоруссия).
Оценку влияния интеграции на инвестиционные потоки таможенной тройки осложняет экономический кризис 2008 г., прервавший положительную динамику предшествующих 3-4 лет. Первые годы функционирования Таможенного союза пришлись на посткризисное восстановление, что во многом и объясняет внушительный рост показателей того периода.

Приграничное сотрудничество как одна из опор евразийской интеграции по-прежнему не играет существенной роли. Сырьевая доминанта инвестиционных потоков из России в Казахстан предопределила периферийную роль несырьевых приграничных казахстанских регионов: на Восточно-Казахстанскую, Северо-Казахстанскую и Костанайскую области приходится лишь 6,1% совокупных ПИИ из России.
Инвестиции зачастую носят «штучный», а не системный характер: в результате завершение одного инвестиционного проекта или же выход из игры отдельного крупного предприятия существенно меняет структуру инвестиционных потоков и их объем. Так, размер российских вложений в Казахстане заметно снизился в 2013 г. в связи с тем, что «Мечел» продал предприятие «Восход-хром» в рамках реструктуризации бизнеса для спасения своего финансового положения. А в настоящее время существенная доля вложений в агропромышленный комплекс России со стороны Казахстана связана с деятельностью единственного предприятия - «Иволга-холдинг».

Таким образом, к настоящему времени евразийская интеграция пока не оказала существенного влияния на взаимные инвестиции стран таможенной тройки. Инвестиционные потоки по-прежнему концентрируются на российско-казахстанском (преимущественно сырьевой сектор) и российско-белорусском направлениях, оставаясь на неприемлемо низком уровне между Казахстаном и Белоруссией. В то же время создание Евразийского союза в долгосрочной перспективе позволят, как минимум, сохранить наметившуюся положительную динамику взаимных капиталовложений. 

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение