Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Украинские итоги миланского саммита

21.10.2014

Автор:

Теги:


"Вестник Кавказа"

В конце минувшей недели в рамках миланского саммита форума «Азия – Европа» (АСЕМ) Владимир Путин встретился с президентом Украины Петром Порошенко, а в "нормандском формате" к ним присоединились президент Франции Франсуа Олланд и канцлер ФРГ Ангела Меркель. По итогам обсуждения было заявлено, что в газовом вопросе достигнут сдержанный прогресс, есть договоренности по основным параметрам контракта, однако чтобы этот прогресс стал очевидным, Россия и Украина продолжат переговоры по газу.

Руководитель Центра стратегического развития стран СНГ Института Европы РАН, директор Института стратегического планирования и прогнозирования, профессор Александр Гусев считает, что в плане урегулирования политической ситуации на Украине встреча на высшем уровне была важна: "Стороны остались при своих мнениях, но встреча и переговоры были конструктивными и прагматичными - достигли определенного уровня договоренностей, но на бумаге это все не прописано. Тем не менее есть возможность для дальнейшего диалога в рабочем порядке. Думаю, это будет делаться в самое ближайшее время. Дальнейший переговорный процесс будет в значительной степени определяться теми экономическими возможностями Украины, которыми она располагает. Помощи им ждать не от кого. Россия сказала, что помогать Украине не будет, то есть ничего в долг Россия Украине давать не будет, только по предоплате. Россия не пошла на то, чтобы подписать соответствующие документы по снижению цены в зимний и летний периоды. Поэтому у меня двойственное отношение к тому, что произошло в Милане".

Заместитель заведующего кафедрой стран ближнего зарубежья РГГУ Александр Гущин отметил важность российско-американских отношений для решения украинского кризиса: "Ключ от решения украинской проблемы, украинского кризиса находится в руках Москвы и Вашингтона, безотносительно от того, субъект ли украинская сторона или не субъект. Мы наблюдаем кризис всей постсоветской системы международных отношений, которая установилась в 1991 году, и пока не наблюдаем инструментария выхода из этого кризиса… Пока не будет рамочного консенсуса между Вашингтоном и Москвой, в достижение которого пока плохо верится, думаю, что о каких-то серьезных прорывах в современных международных отношениях и выхода на конструктивную основу говорить вряд ли возможно".

Гущин также считает газовый вопрос основным на саммите: "Здесь и Россия пошла на определенные уступки по цене, и европейская сторона прекрасно сознает, что она является реципиентом, ей поставляется газ и она зависит от России. Но Россия зависит от поставок, потому что терять европейских поставщиков тоже невозможно. Понятно, что в стратегической отдаленной перспективе Европа все равно будет продолжать поиск альтернативных путей получения энергоносителей. Россия тоже это делает - с КНР мы видим, какие соглашения заключаются. России это делать проще, потому что основа ее экспорта - энергоносители, а не готовые промышленные товары. Но европейский потребитель для Москвы тоже важен. На этом поле возможно выстраивание прагматических договоренностей. С этой точки зрения, и со стороны Москвы, и со стороны Запада, возможен отход от идеологических наслоений и возвращение внешнеполитического вектора к прагматическим основам".

Что касается нормализации ситуации на юго-востоке Украины, то Гущин полагает, что "вопрос статуса пока и близко не решен. Вероятно, Москва хотела бы, чтобы этот вопрос был перенесен на какую-то внутриукраискую основу, чтобы Киев сел за стол переговоров с нынешними лидерами Донецка и Луганска, и уже договаривался. Если исходить буквально из минского формата, то, в принципе, эти территории должны на основе широкого автономного статуса или федерализации находиться в составе Украины. Но нынешние лидеры юго-востока категорически против этого. Они выступают за независимость. Этот вопрос будет находиться, по крайней мере, зимой в замороженной стадии".

Эксперт считает неуместным ставить знак равенства между Новороссией и Приднестровьем: "Когда Приднестровье отделялось от СССР, в самом Приднестровье был другой характер политической элиты, было другое качество военных действий, была другая степень военных разрушений. Приднестровье имело автономную субъектность, например, в межвоенный период в составе Украинской ССР. В Донецке и Луганске этого нет, и, с точки зрения легитимации политического режима этих двух субъектов - ЛНР и ДНР, - существует много проблем".

Гущин думает, что Украине предстоит долгий период переговоров: "Весна покажет, что будет ли эскалация напряжения или все-таки удастся выйти на тот формат, который устроит и Киев, и донецкие элиты, и Москву. Пока я не вижу каких-то серьезных подвижек на этом направлении".


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение