Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Нагиба: Евразийский союз – очень хрупкий ребёнок, у которого может быть хорошее будущее

12.10.2014

Автор:

Теги:

9 октября в Москве состоялась IX международная конференция «Евразийская экономическая интеграция», организованная Евразийским банком развития (ЕАБР).

На мероприятии собрались представители государств-участников Банка, государств-членов международных организаций и интеграционных объединений, представители научных кругов СНГ и ведущие эксперты по заявленной тематике. Цель проведения этой конференции - выявление направлений дальнейшего развития евразийской интеграции в преддверии Договора о создании Евразийского экономического союза.

На открытии конференции было зачитано приветствие председателя Исполнительного комитета СНГ Сергея Лебедева, озвученное его заместителем Сергеем Ивановым. В послании говорилось, что страны СНГ продолжают реализацию программ Содружества и стратегий экономического развития на период до 2020 года и почти все заявленные стратегии и мероприятия выполняются в установленные сроки.

Ответственный секретарь Министерства финансов Казахстана Наталья Коржова отметила, что экономическая интеграция стран Таможенного союза (ТС) позволила простимулировать взаимную торговлю и рост инвестиций, снизить уровень безработицы. По её сведениям, инвестиции в Казахстане с момента создания ТС возросли на 34% - до $28 млрд. «Для Казахстана участие в союзе означает развитие одного из самых значимых для нас направлений – это развитие обрабатывающей промышленности», - подчеркнула Коржова.

В пленарном заседании конференции приняли участие советник президента РФ Сергей Глазьев, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг и зампред правления ВЭБа, экс-замминистра экономического развития Андрей Клепач.

МНЕНИЕ ГЛАЗЬЕВА

О семи проблемах евразийской интеграции рассказал советник президента России. Первая проблема, по мнению Глазьева, - это сохранение в процессе евразийской интеграции государств-основателей ЕврАзЭС, которые 14 лет назад собрались для создания ТС и Единого экономического пространства. Речь идёт, в частности, о Киргизии.

Однако, по данным Глазьева, общественная поддержка интеграции в Киргизии резко упала. «Упала потому, что мы слишком долго сдерживаем присоединение Киргизии к ТС и Единому экономическому пространству», - признал советник президента РФ.

«Ещё один участник ЕврАзЭС приостановил своё участие по политическим мотивам – это Узбекистан. Но, как известно, общественная поддержка участия Узбекистана в евразийской интеграции растёт. Наша задача как экспертов – помочь Узбекистану понять все выгоды и преимущества для узбекской экономики, которые может дать полноценное участие Узбекистана в евразийской интеграции».                 Вторая проблема – стагнация взаимной торговли. «Хочется надеяться, что взаимная торговля растёт

хотя бы за счёт теневого оборота. К сожалению, в официально фиксированном товарообороте роста нет. Причина здесь заключается в том, что мы очень медленно движемся по пути сочетания преимуществ, в плане создания совместных производств и совместных корпораций», - отметил Глазьев.

Третья, «ключевая», проблема – это падение эффективности производства. Советник считает, что «надо ставить вопрос о возможности расширения ЕАБР как главного института развития инвестиционного процесса, масштабы инвестиций надо поднимать на порядок – для этого, несмотря на экономические санкции, возможности есть». Чтобы поднять инвестиционную активность во всех наших странах, по словам Глазьева, государства должны показать бизнесу стратегические направления развития. «С завершением работы ЕврАзЭС, очень важно сохранить тот опыт, который был накоплен организацией в плане формирования межгосударственных целевых программ», - подчеркнул Глазьев. Четвёртая проблема, упоминание которой неизбежно на сегодняшний день, - это последствия экономической катастрофы на Украине, что, несомненно, препятствует увеличению евразийской интеграции. «Украина соскользнула, по нашим расчетам, с траектории, где еще можно было добиться стабилизации, на территорию резкого спада, в этом резком спаде для хоть какой-то стабилизации потребуется уже $100-120 млрд», - сообщил советник.

По его словам, если Украине не удастся сохранить подобное положение, последует дальнейшее снижение ВВП до 50%, абсолютное прекращение инвестиционного процесса и «коллапс украинской экономики». Глазьев считает, что без Таможенного союза у Украины нет шансов обеспечить своей экономике устойчивое развитие. По его прогнозам, дефолт на Украине - неизбежен. Пятая проблема, на которую сейчас также сложно не обратить внимания, - это экономические санкции. В настоящее время они обращены только к России, но очевидно затрагивают Белоруссию и Казахстан. «Санкции направлены на развал евразийской интеграции, будем называть вещи своими именами. Вся ситуация с принудительным втягиванием Украины в ассоциацию с ЕС – это ответ Вашингтона на евразийские интеграционные процессы», - заявил Глазьев.

Шестая проблема – это вступление Казахстана во Всемирную Торговую Организацию (ВТО). После вступления Казахстана в ВТО существующий таможенный тариф потребует коррективов. «Надо очень серьёзно рассчитать все эффекты от этого изменения, продумать какие-то компенсирующие меры», - подчеркнул советник. Седьмая проблема – это формирование общего рынка капиталов. Окончательное решение этой задачи отложено на 2020 год.

 «Это не значит, что мы не должны двигаться в этом направлении. Нужно исходить из наших взаимных интересов. Не могу понять, зачем Белоруссии навязывают соглашения о валютном рынке, где фиксируются обязательства всех наших государств. Зачем нам вообще в наших соглашениях брать обязательства перед третьими странами? Мы договариваемся между собой. У нас не должно быть никаких ограничений ни на движение капитала, ни на движение людей, ни на движение товаров и услуг. Должен быть полноценный общий рынок. Зачем нам подписывать соглашения на троих, где мы обязуемся друг перед другом открыться для третьих сторон? Мне этот подход не понятен, а это как раз и стало главным тормозом интеграционного процесса».

МНЕНИЕ ГРИНБЕРГА

Директор Института экономики РАН высказал несколько тезисов насчёт происходящего в Евразийском Союзе. Во-первых, всеобщая апатия экономической активности.  Экономика России, по его словам, столкнулась не только с проблемой «вялого роста», но и с переходом в стадию стагнации, с возможностью перехода в стадию рецессии. Положение усугубила нынешняя геополитическая ситуация. «Любые попытки интеграции на пост-советском пространстве рассматривались со стороны Запада как восстановление русского империализма», - считает Гринберг.

Обмен санкциями и информационная война усугубили экономические трудности. Вопрос о том, как оживить экономику, остаётся открытым.

«Евразийский союз – очень хрупкий ребёнок, у которого может быть хорошее будущее», - отметил эксперт. Во-вторых, при всех успехах интеграции есть тотальное поражение – это «примитивизация структур экономик наших стран». По словам Гринберга, государства, имеющие топливно-сырьевые ресурсы, «более-менее чувствуют себя на плаву, а другим приходится вести отчаянную борьбу за выживание». «Нам нужно понять, что международное разделение труда в рамках нашего Евразийского союза предполагает тщательную оценку того потенциала, который есть, и формирование коллективной промышленной политики на основе тщательно отобранных приоритетов обрабатывающей промышленности. Думаю, мы до конца не знаем, что вообще происходит в странах, что там осталось и что можно еще спасти. Мы понимаем, что есть три критерия для выработки такой политики: первое – это то, что мы можем довести совместно до уровня мировых стандартов внутри нашей торговли, второе – поддержка тех производств, которые обречены, третье – те производства, которые нам необходимы для обороноспособности вне зависимости от их эффективности. Мы бы могли задействовать потенциал активных кооперационных взаимодействий внутри пост-советского пространства. Я твёрдо убеждён, что мы могли бы подключить Украину к этому процессу. В Киеве есть ясное понимание того, что взаимовыгодные экономические связи не имеют альтернативы», - уверен Гринберг. В-третьих, по мнению директора Института экономики РАН, Россия всегда была очень «скупой и нещедрой» в интеграционном процессе. «Мне кажется, сейчас настало время это пересмотреть», - завершил Гринберг и передал слово зампреду ВЭБа Андрею Клепачу.

МНЕНИЕ КЛЕПАЧА

Заместитель председателя Внешэкономбанка выделил несколько важных аспектов с точки зрения интеграции как в форме Евразийского союза, так и в более широком контексте. Первый момент – Казахстан, Белоруссия и Россия столкнулись с существенным замедлением темпов роста экономики. «Применительно к России – от 40 до 50% торможения роста носят структурный характер, в Белоруссии – от 50 до 60%, в Казахстане – 60-70%», - сказал зампред ВЭБа. По его мнению, структурные факторы связаны с существенной зависимостью Казахстана и России от ситуации с добычей и экспортом углеводородов и со стагнацией нефтедобычи, произошедшей, в том числе, из-за задержки запуска добычи на Кашагане. Клепач признал, что степень зависимости российской нефтяной отрасли от США крайне высока, поскольку примерно 80% российских нефтяных скважин обслуживаются американскими компаниями.  «80% наших скважин обслуживаются компаниями, находящимися так или иначе под американским контролем. Это хороший урок для Казахстана, где подконтрольны 100%», - заявил Клепач.

Второй момент – это вопрос конъюнктурной политики стимулирования экономического роста.

«Применительно к России, действительно, есть вопросы о том, в какой мере и какими путями нужно стимулировать рост экономики – от этого в определённой степени зависит экономический рост Белоруссии и Казахстана. Споры, конечно, есть. Активных мер стимулирования экономического роста бюджетными, денежными, монетарными инструментами наше правительство сейчас не стало применять, но я думаю, что мы к этому вопросу вернемся, - сказал Клепач. - Экономика России находится ниже своего потенциального роста, а оценки потенциального роста есть разные, некоторые оценивают около 2% и выше, сейчас по факту существенно меньше. Поэтому окно возможностей, причем без ускорения инфляции, есть».

Третий, последний момент – это реализация совместных проектов, таких как, например, создание высокоскоростной магистрали Москва-Казань-Екатеринбург или открытие высокоскоростного железнодорожного движения из Китая, через Казахстан, в Россию – и дальше в Европу. «Это очень серьёзные интеграционные проекты для экономик наших стран», - считает Клепач.

Зампред Внешэкономбанка добавил, что евразийскую интеграцию не удалось бы претворить в жизнь без учета евразийских ценностей, а опыт других стран может стать «драйвером» для экономического развития.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение