Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Предотвращение этнических конфликтов как фактор безопасности полиэтнического социума

09.10.2014

Автор:

Теги:

НазаровРавшан Ринатович –

кандидат философских наук,

зам. зав. Отделом «Современной истории

и международных исследований»

Института истории АН РУз.

 

АлиеваВилоят Ренатовна –

кандидат философских наук,

с.н.с. Центра философских исследований

Национального Университета Узбекистана,

 

ГаниевСухроб Каландарович –

с.н.с. Отдела «Современной истории

и международных исследований»

Института истории АН РУз.

 

 

 

 

Предотвращениеэтнических конфликтов как фактор безопасности полиэтнического социума

 

            Современныепроблемы, противоречия и конфликты в сфере национальных отношений являютсясложной и специфической частью социальной реальности. Недооценка их чреватасерьёзными последствиями для общественного развития, безопасности социума, аэто требует тщательного и всестороннего анализа и обобщения полученных данных:раскрытие причин, порождающих проблемы, противоречия и национальные конфликты,механизма протекания, поиски вариантов решения и возможностей управленияситуациями и их возможными социальными последствиями.

Как отмечаетА.В. Брега: «Религиозные и этнические противоречия – оценивается уровеньконфликтности в обществе на религиозной и этнической почве. В частности ктаковым можно отнести противоречия, вызванные доминированием во властных ивоенных институтах представителей одной религиозной (этнической) группы. Вхудшем варианте эта переменная принимает форму религиозного илиэтнонационального экстремизма, что влечет за собой замену гражданскогозаконодательства нормами религиозной морали, отменяет религиозное иидеологическое многообразие в социально-политическом процессе»[1].

Противоречия в национальных отношениях могут иметь самыйразличный характер. Например, их можно разделить по сферам: политические иправовые (суверенитет, самоопределение, политическая автономия, права человека,права меньшинств, статус национальных движений и т.д.), социально-экономические(распределение доходов и бюджета, формы хозяйствования, занятость, миграции,демографические проблемы и т.д.), этнокультурные (язык, культурная автономия,образование, СМИ, религия, искусство и т.д.), универсальные.

К последним можно отнести следующие: противоречия междууровнем развития этноса и формой его национально-государственного устройства,противоречия между государственными органами, политическими партиями, НПО,общественными движениями и т.д. по поводу власти, противоречия между попыткамисоздания новых и консервации старых моделей управления обществом в целом инациональными отношениями – в частности[2].

Наложение противоречий из различных сфер друг на друга, ихнакопление (аккумуляция), углубление и развёртывание могут, в конечном счёте,привести к открытому конфликту. Понятие конфликта вообще, и национальногоконфликта в особенности, является одним из самых сложных и неоднозначныхпонятий в социальных науках (социологии, этнологии, политологии и т.д.), а самконфликт всегда рассматривается как угроза безопасности и  стабильности.

Существуют самые разные точки зрения на суть,происхождение, структуру, типологию конфликтов. Одни исследователи  считают конфликт логическим концом, предельнымслучаем обострения противоречий[3],другие называют его особым видом социального взаимодействия[4],третьи – социальной болезнью[5],четвёртые – нормальным состоянием динамического общества[6].В принципе, любое из этих пониманий конфликта содержит в себе рациональноезерно, и не следует отбрасывать его с ходу. Однако необходимо помнить, что хотячаще всего этнический конфликт рассматривается лишь как частный случайсоциального конфликта, он всё же обладает рядом специфических черт.

Не следует думать, что источником этноконфликтности инапряжённости выступает многонациональность (полиэтничность) населения кактаковая. В мире достаточно много стран, населённых многими народами (иногда додесятков и сотен), национальные отношения внутри которых носят относительно стабильныйхарактер. В Европе можно отметить Швейцарию, Нидерланды; в Азии – Сингапур, Непал,Малайзию, Таиланд, Лаос; в СНГ – Беларусь, Узбекистан; в Америке – Аргентину,Бразилию; в Африке – Марокко, Нигерию и т.д.

Однонациональность (моноэтничность) государства – также неабсолютный гарант стабильности. Если в многонациональном государствепротиворечия и конфликты имеют характер межобщинных (межрегиональных,межгрупповых и т.д.), то для однонационального государства они нередкопереносятся на межгосударственный уровень. Обычно это связано с ролью диаспоры,нарушения прав и свобод которой вызывает нередко вмешательство со стороныисторической родины. Это вполне может служить базой для развёртываниянационального конфликта на межгосударственном уровне. Примеров тому немало вистории и современности – защита Арменией прав карабахских армян, Албанией –прав косовских албанцев и т.д.

Чтобы свести к минимуму этнические проблемы и противоречияв национальных отношениях, та или иная страна должна: во-первых, бытьдостаточно однородной в этническом отношении, т.е. национальные меньшинства всоставе её населения должны составлять не более 5 %, если проживают компактно,и не более 10 %, если проживают дисперсно; во-вторых, нация, составляющаяосновное население страны, не должна иметь сколько-нибудь значительнойдиаспоры, особенно в сопредельных странах; в-третьих, органы власти иуправления должны очень чутко реагировать на любые изменения в национальныхотношениях и принимать своевременные и надлежащие меры.

Первое условие позволяет свести к минимуму возможностьвнутригосударственных этнических проблем, второе – межгосударственных проблемна этнической почве, третье – быть готовыми к немедленным практическим действияв случае необходимости. Именно этим можно объяснить стремление многихгосударств: а) добиваться максимальной однородности национального составанаселения своих территорий, б) пытаться объединить под своей юрисдикциейэтнически родственные группы, в) развивать и укреплять системусоциально-политического управления. Как отмечает В.Ф. Тишков:  «...этничность... стала игратьважнейшую роль... как орудие борьбы за власть и доступ к ресурсам»[7].

Серьёзная проблема заключается в том, что правовым идемократическим путём сложно добиться этнической однородности территории илиобъединения этнически родственных групп в одном государстве. Тем более, чтодаже если удаётся осуществить нечто подобное, то результаты получаются нередкообратными задуманному. Например, объединение чешских и словацких земель вединое государство Чехословакию, а сербских, хорватских, словенских и т.д. – вЮгославию преследовало целью создание единых государств. Однако в конце ХХ векаобразовались два отдельных государства на территории бывшей Чехословакии, и отЮгославии осталась лишь Сербия, а остальные республики стали независимыми.Пребывание Бессарабии в 1918-1940 гг. в составе этнически родственной Румыниине только не слило воедино, а, напротив, отдалило друг от друга румын имолдаван, вызвав огромный рост национального самосознания у последних. И внастоящее время идея «воссоединения» Молдовы с Румынией отнюдь не вызываетбольшого энтузиазма у основной массы молдаван. Правда, в ХХ веке, в результатедвух мировых войн,  относительно успешнопроизошло слияние висленцев, поморян, галичан, мазовшан, силезцев, познанцев,кашубов и т.д. в «единую и неделимую польскую нацию». Однако, и Польше всё-такине удалось объединить под своей юрисдикцией всех поляков: значительная польскаядиаспора осталась в Белоруссии, на Украине, в России, в Прибалтике и т.д.

По нашим подсчётам, в настоящее время только 37 стран можноотнести к мононациональным (с долей национальных меньшинств в населениименее  5 %), и только единицы из них неимеют сколько-нибудь значительной диаспоры. Из крупных и развитых стран можноназвать лишь Японию: национальные меньшинства (китайцы, корейцы, айны,европейцы и т.д.) составляют 0,7 % населения, а японская диаспора составляетлишь 1,3 % всей японской нации. Но этническая однородность – ещё несвидетельство абсолютной национальной консолидации. Роль дискриминируемыхменьшинств в Японии переносится на локальные группы (например, рюкюсцев ит.п.), на потомков бывших низших каст (буракуминов), на конфессиональныеменьшинства и т.д. Это, по всей видимости, любопытный феномен этносоциальногоразвития – отсутствие национально-этнических проблем, противоречий и конфликтовприводит нередко к их замещению иными. Таким образом, мы можем констатироватьотсутствие абсолютно бесконфликтных обществ: есть лишь общества со стремлениямик острым формам разрешения конфликтов, и общества с тягой к  консенсусным формам выхода из конфликтов.

Говоря о конфликтах в области национальных отношений, мы предпочитаемупотреблять понятие «национальный конфликт», хотя есть и другие варианты: «этническийконфликт»[8],«межэтнический конфликт»[9],«межнациональный конфликт»[10],«национально-этнический конфликт»[11]и т.д. По мнению Р.Г. Абдулатипова национальный фактор действительно«оказался наиболее эффективным и доступным для мобилизации больших групп людейна действия»[12]

Несмотря на близость логического смысла, каждое из этихпонятий вполне самостоятельно. Понятие «этнический конфликт» – шире понятия«национальный конфликт», поскольку к числу субъектов конфликта относит нетолько нации, но и любой тип этноса (племя, народность и т.д.).

Понятие «межнациональный конфликт» – напротив, более узкое,поскольку акцентирует внимание только на одной стороне национального конфликта– внешней, в то же время не включает рассмотрение внутринациональныхконфликтов.

Понятие «межэтнический конфликт» подразумевает внешнийаспект этнического конфликта. Наконец, понятие «национально-этническийконфликт»  представляет одну из стороннационального конфликта, а именно – этническую сторону. Но национальный конфликтможет быть не только национально-этническим, но и национально-политическим,национально-конфессиональным и т.д.

Национальный конфликт в целом можно определить как особуюразновидность социального межгруппового конфликта, когда группы с противоположнымиинтересами (или с интересами, которые осознаются как противоположные)поляризуются друг против друга по национальному признаку.

Корни национальных конфликтов находятся, как правило, вобласти экономических, политических, правовых, социальных противоречий, однаконациональные конфликты имеют и свою определённую внутреннюю  логику развития. Нельзя не учитывать влиянияпсихологических факторов, мощь эмоционального потенциала национальногосамосознания. Мы против упрощённых формулировок конфликтов, таких, например,как: «межнациональные конфликты представляют собой борьбу агрессивных круговдвух или более конфликтующих наций, стремящихся вовлечь в неё практически всюнациональную или этническую общность»[13].Подобного рода определения ничего не дают для понимания сути конфликтов иявляются теоретическими пережитками заидеологизированного и узкоклассовогоподхода к анализу социальных явлений.

Национальный конфликт всегда формируется в определённойситуации, содержащей проблему (или проблемы), т. е. такие противоречия, которыепредставляются данным национальным группам (этническим общностям) как значимыедля них противоречия между сущим и должным. Конфликтнаяситуация есть «совокупность факторов и предпосылок (включая определённоесостояние массового сознания) конфликта, выступающего как форма межэтническихотношений»[14].

Конфликтная ситуация порождается обычно резкопротивоположными позициями сторон по существенным вопросам, или кореннымнесовпадением интересов сторон, или разнонаправленными целями, или взаимно неприемлемымисредствами достижения поставленных целей.

Развитие конфликтной ситуации начинается обычно с ростаэтноцентризма, который имеет место в большей или меньшей степени у всехэтнических общностей, особенно при достаточно развитом национальном самосознании.Этноцентризм есть такая позиция, при которой «своё национальное рассматриваетсякак средоточие всего позитивного, а всё инонациональное – как отклонение отнормы»[15].Нарастанию напряжённости конфликтной ситуации способствует усиление негативныхэтнических стереотипов, т.е. оценочных суждений представителей одних народов опредставителях других. Эти суждения отражают прошлый и настоящий опыт контактовмежду народами и могут носить как положительную, так и отрицательнуюэмоциональную окраску. В последнем случае наступает межнациональное отчуждение,усиливается напряжённость во взаимоотношениях, которая может прорваться самымнеожиданным образом (как, например, в Фергане в 1989 г. или Оше в 1990 г.).

Непосредственным источником этнического конфликта являетсястолкновение национальных интересов, т.е. экономических, политических,социальных и т.д. интересов, но под углом зрения гипертрофированногонационального самосознания. На практике, как правило, «общие национальныеинтересы», принимая самодовлеющую форму, оказываются оторванными отдействительных индивидуальных и групповых интересов, а подчас и противостоятим. Однако, благодаря значительному эмоциональному потенциалу национальногосамосознания возможна ускоренная консолидация большей части нации для защитысвоих национальных интересов (подлинных или фиктивных) в ситуациях угрозы(реальной или мнимой) этим интересам.

Структура национального конфликта включает в себя такиесоставляющие как: объект конфликта (противоречия, порождающие конфликтнуюситуацию), субъекты конфликта (стороны, оппоненты), основу конфликта(конфликтную ситуацию).

Однако чтобы ситуация переросла в конфликт, необходимимпульс – инцидент. В случае национального конфликта таким инцидентом выступаютобычно действия со стороны оппонентов (как правило, сначала одного из них),направленные на осуществление своих интересов путём ущемления и ограниченияинтересов другой стороны (экономических, политико-правовых, культурно-языковых,конфессиональных и т.д.). Если в результате этого оппонент отвечает защитнымидействиями, то инцидент можно считать состоявшимся и национальный конфликт изпотенциального становится реальным.

Имеются различные точки зрения относительно схем выделениястадий разворачивания и развития конфликта. Наиболее типичной из этих схемявляется следующая: а) стадия конфликтной ситуации (или потенциальногоконфликта), б) переходная стадия (стадия перехода, перерастания потенциальногоконфликта в реальный), в) стадия непосредственно самого конфликта (стадияконфликтной активности, конфликтных действий), г) стадия разрешения или снятияконфликта[16].

Шведский социолог Х. Бродаль выделил три фазы в развитиилюбого конфликта, которые он назвал следующим образом: от надежды – к страху, отстраха – к потере облика, от потери воли – к насилию[17].

Для западной конфликтологии в целом характерен большойинтерес к психологическим аспектам конфликтов[18].

Можно выделить две крайние точки на конфликт: первая –считать конфликт нормальным социальным феноменом, частным случаем проявленияобщественных противоречий[19],вторая – считать конфликт социальной аномалией, своего рода социальной болезнью[20].

Разница в оценках обуславливает разницу в подходах: впервом случае главным считается управление и овладение конфликтной ситуацией,во втором – основной упор делается на коренное излечение, профилактику инедопущение рецидивов.

Для выработки практических рекомендаций по управлениюнациональными отношениями и урегулированию национальных конфликтов необходимочёткое научно-теоретическое представление о специфике тех или иных видовконфликта. По мнению американского этносоциолога М. Хейслера, национальныеконфликты есть исключительное явление только в двух группах стран: в промышленноразвитых странах с устойчивой демократией и в странах с авторитарными режимами[21].

Другие группы стран – недостаточно развитые, или снеустоявшейся демократией, или только освободившиеся от  наследия авторитарных или колониальныхрежимов и т.п. – сталкиваются с конфликтами довольно часто. В Азии к странам сповышенной конфликтностью относятся Индия, Шри-Ланка, Филиппины, Афганистан,Ливан, Кипр, Израиль, Бирма и т.д., в Африке – ЮАР, Ангола, Сомали, Эфиопия,Чад и т.д., в Европе – бывшие соцстраны, особенно республики бывшей Югославии(Хорватия, Босния и т.д.), прибалтийские государства. В СНГ национальныепроблемы, противоречия и конфликты в той или иной мере затронули почти всереспублики, но наиболее острый характер приняли в Закавказье, Молдове,Таджикистане, Украине, на Северном Кавказе.

Из развитых стран достаточно остро национальные проблемызатронули Великобританию, Канаду, Бельгию, Германию и т.д. Таким образом,большинство государств мира познало, что такое национальные конфликты и связаннаяс ними нестабильность.

Даже поверхностный анализ показывает, что первопричиныосновной массы конфликтов кроются в дисгармонизации национальных интересов.Следовательно, эффективное урегулирование возможно только путём выработки норммирного сосуществования различных народов в рамках единой социальной,политической, экономической системы. Гармонизация национальных интересоввозможна лишь в условиях бесконфликтного сосуществования (бесконфликтного – незначит беспроблемного).

Понятие «национальный конфликт» – далеко не однозначно, ивключает в себя целую группу явлений, различных по глубине, генезису,характеру, механизму протекания, методам решения и т.д.

Генезис национального конфликта зависит от тех проблем ипротиворечий, которые реально существуют в обществе, и в определённый моментвсплывают на поверхность в виде конфликта. В своей развитой форме конфликтявляется проявлением тех или иных тенденций в развитии национальных движений.Эти движения можно расклассифицировать следующим образом: сепаратистские, ирредентистские(воссоединительные), автономистские, этнолингвистические, этноконфессиональные,этноэгалитаристские (уравнительные), антимиграционные[22].

Деление на вышеперечисленные типы достаточно условно, темболее что одно национальное движение может нести в себе признаки сразунескольких типов, иметь в себе различные тенденции. Например, ирландскоенациональное движение в Ольстере можно квалифицировать одновременно и каксепаратистское (стремление к отделению от Великобритании), и как ирредентистское(желание воссоединиться с Ирландией), и как этноконфессиональное (католическоедвижение против засилья протестантизма).

Нередко этнолингвистические и этноконфессиональные движениябывают взаимосвязаны, особенно если религиозное меньшинство одновременно являетсяи языковым. Национальные движения могут также трансформироваться в ходеисторического развития, например, автономистские движения по достижении своихцелей (получение национальной автономии) могут перерастать в сепаратистские илиирредентистские и т.д.[23]

Характер национального конфликта зависит не только отгенезиса, но и от целей. По этому признаку выделяют конфликты: реалистические, нереалистические,смешанные.

Реалистические конфликтыпредполагают, что субъекты конфликта имеют чётко осознанные цели, а конфликтныедействия выступают только средством их достижения. Это подразумевает поискальтернативных способов решения конфликтов при постоянстве целей сторон.

Нереалистичесие конфликты имеют место тогда, когда субъекты конфликта не оченьотчётливо осознают цели и мотивы конфликта, а сам он является лишь средствомагрессивной эмоциональной разрядки. Для нереалистических конфликтов свойственнаальтернативность не способов решения, а объектов конфликта. Нереалистическиеконфликты более непредсказуемы, стихийны, иррациональны, менее подвластныконтролю и управлению.

«Смешанные конфликты» -наиболее тяжёлый случай, когда субъекты совершенно поляризованы в целях,способах и функциях конфликта. Это происходит, как правило, когда для одного изсубъектов конфликт выступает как реалистический, а для другого – какнереалистический. Примерами реалистических конфликтов могут служитьармяно-азербайджанский, грузино-абхазский, молдавско-приднестровский и т.д.Нереалистические конфликты – осетино-ингушский, ошский, ферганский и т.д.Смешанные конфликты – таджикский, грузино-мингрельский, чеченский и т.д.

По длительности протекания национальные конфликты можноразделить кратковременные (ферганский, ошские, новоузенский и т.д.),долговременные (большинство конфликтов на Кавказе, на Балканах, на БлижнемВостоке и т.д.). и промежуточные.

С длительностью связана, как правило, ещё однахарактеристика конфликта – острота. Кратковременные конфликты бывают обычноострыми, долговременные – хроническими. Однако возможны и острые долговременныеконфликты (ближневосточный, южноафриканский, афганский, кашмирский и т.д.).

Ещё одним основанием деления конфликтов на группы являетсяинтенсивность протекания конфликта, т.е. роль насилия в ходе происхождения иразвития конфликта. В западной конфликтологии выделяют следующие типы: насильственныеконфликты (сопровождаемые реальными актами насилия и плохо управляемые), чреватыенасилием (готовые в любой момент обернуться реальными насильственнымидействиями), насильственные, но управляемые, потенциально насильственные (вглубине имеющие предпосылки к насилию, но пока не проявляющие себя), ненасильственные,управляемые[24].  Следует отметить, что чем больше роль насилияв конфликте, тем менее он подвержен управлению.

На интенсивность протекания национальных конфликтовоказывает влияние целый ряд факторов: эмоциональный накал конфликта,численность и организованность задействованных в конфликте групп, характерцелей и средств и т.д. Субъекты конфликта могут быть одного уровня – группы,общины, партии, организации, государства, а могут быть и разного уровня,например, с одной стороны может выступать организация или партия, каквыразитель интересов одного субъекта конфликта (например, Курдская рабочаяпартия), а с другой стороны – государство (Турецкая Республика), как выразительинтересов другого субъекта. Одной из самых больших проблем многонациональныхгосударств является то, что государство воспринимает себя и воспринимаетсямногими не как выразитель интересов всего населения, всего общества, а лишь основногоэтноса страны. Именно поэтому многие многонациональные государства не могутстать nation-state, а остаются этническимигосударствами титульного этноса.

Анализ конфликтных ситуаций только в пределах бывшего Союзадаёт нам широкий спектр разнообразных национальных конфликтов: конфликтыреальные и потенциальные, острые и хронические, межнациональные ивнутринациональные, локальные и глобальные, длительные и кратковременные, болеенасильственные и менее насильственные, вооружённые и невооружённые, внутригосударственныеи межгосударственные...

Нередко один конфликт представляет собой совокупностьразличных конфликтов. Например, один из самых старых конфликтов –армяно-азербайджанский – представляет собой сплетение самых разных проблем:социально-экономическая отсталость карабахского региона, стремление армянскогонаселения к воссоединению с исторической родиной, религиозные противоречия,больная историческая память, межгосударственные противоречия двух суверенныхреспублик, попытки отвлечь военным конфликтом население от внутренних проблемобоих государств и т.д.

Волею судеб одним из самых кровавых постсоветских конфликтовоказался таджикский (даже за две чеченские войны погибло меньше людей, чем заодну таджикскую). В этом конфликте межнациональные противоречия играют отнюдьне самую главную роль. Краеугольный камень данного конфликта –внутринациональные, внутритаджикские противоречия. В Таджикистане разделение налагеря происходило не только и не столько по национальному признаку, сколько потерриториально-клановому, религиозному, политическому. По одну сторону баррикадоказались религиозные фанатики, крайние националисты, выходцы из наиболееотсталых (большей частью – горных) районов, сторонники фундаменталистскогоизоляционизма, противники сотрудничества с государствами СНГ, сторонникисближения с наиболее консервативными кругами Афганистана и Ирана. По другуюсторону оказались сторонники светского пути развития таджикского государства,интернационалисты, выходцы из более развитых регионов, ориентирующиеся насотрудничество и взаимопомощь в рамках СНГ. Этим, в частности, был обусловленинтернациональный состав антифундаменталистских отрядов[25].

Из всех регионов бывшего Союза наиболее конфликтоопаснымбыл и остаётся Кавказ[26].Достаточно перечислить только зоны состоявшихся реальных конфликтов: Карабах ипримыкающая к нему территория Азербайджана, Армения, армяно-азербайджанскаяграница, Северная и Южная Осетия, Абхазия, Ингушетия, Чечня, значительная частьГрузии (Мингрелия).

Кроме этого, существуют зоны потенциальных конфликтов: Дагестан(проблема чеченцев-аккинцев, противоречия между горными и равнинными районами,конфессиональные проблемы и т.д.), Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, рядрайонов Грузии (Аджария, территории проживания армян, азербайджанцев и т.д.), северАзербайджана (районы проживания лезгин и других народов Дагестана), югАзербайджана (районы проживания талышей) и т.д. Каждая из этих зон в любоймомент может стать зоной открытого конфликта, что подтверждают известныесобытия в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Аджарии.

Как показывает практика, эффективное урегулированиеконфликтных ситуаций возможно на самых ранних стадиях. Опыт решения такихситуаций имеется. Множество инцидентов не переросло в глобальные конфликтыблагодаря быстрым, чётким, слаженным действиям. Примером могут служитьситуации, имевшие место в Казахстане (Алматы, 1986 г., Новый Узень 1989 г.), в Узбекистане(Фергана, 1989 г.,Бука и Паркент, 1990 г.),в

Кыргызстане(Ош, 1990 г.),в Республике Тува, в Якутии, Карачаево-Черкесии и т.д. Мы согласны с Е. Агеевой, что «межэтническиевзаимоотношения могут быть легко переведены из области культурноговзаимодействия в область такой политики, где начинается борьба в защиту якобыущемленных прав. И здесь чрезвычайно важна скорейшая, результативная работа погармонизации межэтнических отношений и созданию условий для сохраненияполитической стабильности»[27].

Основной проблемой в решении любых конфликтных ситуацийявляется проблема выявления предмета конфликта, т.е. ответ на вопрос – из-зачего произошёл конфликт?[28]У каждой из сторон, как правило, своя версия, и согласование позиций сторонневозможно  без наличия посредника. Вмеждународной практике посредников в конфликтах называют медиаторами. В ихзадачи входит: привлечение сторон к переговорам, осуществление контактов междусторонами, снятие эмоционального напряжения сторон, выдвижение новыхпредложений и альтернативных решений, стремление к поиску взаимоприемлемыхвариантов и т.д.

Для того, чтобы посредник-медиатор мог осуществлять своифункции, он должен отвечать ряду требований: быть объективным, пользоватьсяуважением и доверием сторон, пробуждать у сторон волю к диалогу, быть сильным инезависимым, строго соблюдать нейтралитет и т.д. Неудачи в посредническойдеятельности нередко связаны с пристрастностью и необъективностью. Например,неудачи миротворческой миссии НАТО в бывшей Югославии связаны с предубеждениемЗапада против сербов. Участие России в этом процессе смогло несколькоуравновесить ситуацию.

Однако сколь угодно хорошие посредники не в состоянии самипо себе решить какой бы то ни было конфликт. Без политической и гражданскойволи лидеров конфликтующих сторон решение конфликта невозможно. Самым лучшим ирадикальным средством против конфликтов является одно – не допускать, чтобыпроблемы и противоречия в национальных отношениях вырастали до размеровоткрытых конфликтов.

 

 

 

 

Источник: Этнополитическаяситуация в России и сопредельных государствах в 2013 году. Ежегодный докладСети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов / Отв.ред. В.А. Тишков, В.В. Степанов. М.: ИЭА РАН, 2014. - 643  с. – С. 146-153.



[1] Брега А.В. Политический риск вобеспечении военной безопасности: теория и основы управления. Автореф. дисс. д.пол.н. - М.: Воен. Ун-т, 2007.- С.27.

[2] ШумихинА.Ю., ШумихинА.Я. Этносоциальные конфликты: генезис и пути решения. —М., 1992.

[3]Краткий словарь по социологии. - М., 1988. - С. 125

[4] Дикарёва А.А., Мирская М.И. Социологиятруда. - М., 1989. - С. 232

[5] Бродаль Х. Девять ступеней вниз, илиСсоры – конфликты – войны// Знание – сила. 1991. № 11. - С. 60

[6] Платонов Ю.В. Социальные конфликты напроизводстве// Социс. 1991. № 11. - С. 20

[7] Тишков В.А. Этнология и политика.Научная публицистика. - М., Наука. 2001. - С.41

[8]Этнические конфликты в СССР. - М., 1991

[9]Межэтнические конфликты в странах зарубежного Востока. - М., 1991

[10] Здравомыслов А.Г. Межнациональныеконфликты в России и странах СНГ. - М., 1997

[11] Этингер Я.Я. Межгосударственныеобъединения развивающихся стран и национально-этнические конфликты// Расы инароды. - М., 1985

[12] Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос игосударственное устройство России. - М., Славянский диалог. 2000. - С.48.

[13] Махлина Л.А. Политология. - Ташкент,1992. - С. 32

[14] Осипов А.Г. К вопросу о генезисемежэтнических конфликтов// Этнические конфликты...С. 33.

[15] Джунусов М.С.Национализм в различных измерениях. - Алма-Ата, 1990. - С. 40

 

[16] Социально-политические конфликты в сферемежнациональных отношений и пути их разрешения. - М., 1990. - С. 41 

[17] Бродаль Х. Девятьступеней вниз... С. 61-65

[18] Пономарев И. Б. Проблема конфликта в зарубежной литературе попсихологии. — М., 1983.

[19] Лебедева М. Конфликт?Это нормально// Диалог. 1991. № 9. С. 56-61 и т.д.,

[20] Бродаль Х. Указ. раб.

[21] Этнический конфликт в современном мире.// Национальныйвопрос в развитых капиталистических странах. - Вып. 2. М.,1980. - С. 69

[22] Межэтнические конфликты встранах зарубежного Востока. - М., 1991. - С. 11

 

[23] Фельдман Д. М. Политология конфликта. — М., 1998.

[24] Маценов Д.В. Западныеполитологи о межнациональных отношениях в СССР// - МЭиМО. 1991. № 9. – С. 103.

 

[25] Хайдаров Г., Иномов М.Таджикистан: трагедия и боль народа. - Ташкент, 1993.

[26]Этнические и региональные конфликты в Евразии. Кн. 1. Центральная Азия иКавказ. - М., 1997

[27] Агеева Е. Конструктивные межэтническиеотношения как путь к политической стабилизации российского общества //Государственная служба (РАГС). № 6 (20). 2002.

[28] Шейное В. П. Конфликты в нашей жизни и их разрешение. — Минск,1996.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение