Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Проблемы приграничного сотрудничества высшей школы Восточного Казахстана и Западной Сибири

06.10.2014

Автор:

Теги:
Неравный бой. Проблемы приграничного сотрудничества высшей школы Восточного Казахстана и Западной Сибири, - Д.Слепнев, А.Авдоченко
1

Данная статья написана как дополнение к статье, вышедшей в газете Литер 04.10.2014 (http://www.liter.kz/articles/view/58718), в которой, по вполне объективным причинам, не полностью была раскрыта тема и выводы исследования о проблемах интеграции высшего образования в рамках Евразийского союза. Ряд тезисов хотелось бы дополнить. Собственно социологическое исследование (серия фокус-групп и глубинных интервью со студентами и преподавателями вузов)было проведено в августе-сентябре 2014 года и затрагивало проблемы приграничного сотрудничества высшей школы Восточного Казахстана и Западной Сибири.

НЕРАВНЫЙ БОЙ

В последние годы вузы Восточного Казахстана настигла реформа – идет сокращение. В частности, в Семипалатинском государственном университете им. Шакарима в 2013-2014 учебном году численность обучающихся сократилась на 50 процентов (с 8000 до 4000 студентов), в Восточно-Казахстанском госуниверситете им. Аманжолова - на 33 процента (с 6500 до 4400 студентов). Собственно эта кампания идет по всей стране. И в целом общество приветствует такое решение: уж больно много в стране торговцев рынка с дипломами о высшем образовании. Однако Министерство образования реализует эту кампанию на особый манер: вузы не столько сокращают, сколько объединяют. В одном измощнейшем не только экономическом, но и демографическом плане регионе Казахстана - в Актюбинской области, произошел процесс объединения в приказном порядке крупного пединститута с местным университетом.В Семее, например, старейший и авторитетнейший казахстанский педагогический институт был включен в состав СГУ им. Шакарима. Причем это уже не первый раз – в начале 2000-х их уже объединяли. В связи с объединением вузов, объединяются и факультеты, кафедры.

Прежде всего, отметим фактор, который обязательно нужно иметь в виду – в последние годы вузы Казахстана столкнулись со значительным дефицитом студентов. По вполне понятным демографическим причинам – в студенческий возраст вошло поколение, родившееся в трудные 90-е, когда рождаемость серьезно сократилась. По данным министра образования РК А. Саринжипова, сегодня в Казахстане насчитывается около 260 тысяч человек в возрасте 18 лет, и до 2020 года численность этой группы будет уменьшаться, то есть будет меньше потенциальных абитуриентов. И такая тенденция продлится еще несколько лет, пока не подрастет поколение бэби-бума нулевых. Возможно, сокращение вузов административным образом сегодня оправдано, но через пять-шесть лет оставшиеся вузы могут и не справиться с увеличением числа абитуриентов.

Для вузов Восточного Казахстана, который соседствует с сильными образовательными центрами в России – Новосибирск, Томск, недалек и Красноярск с его новым Федеральным университетом, такая перспектива не вселяет уверенности в будущее. Тогда как казахстанские приграничные вузы сокращают свой контингент, с другой, российской стороны, ситуация с числом студентов стабильна, а по некоторым направлениям отмечен даже рост. Хотя и демографический провал такой же, и проблемы в связи с этим схожие. Однако падение численности студентов удалось преодолеть и выйти на положительную динамику. В том числе и за счет иностранных студентов, в частности казахстанцев. Всего в городе обучается более четырех с половиной тысячи казахстанцев – это почти 70 процентов от всех иностранных студентов вузов города. Значит дело не только в объективных причинах.

Высшая школа Казахстана и Сибири формировалась в основном в советские годы как кузница кадров для одного большого экономического региона, связанного сложными технологическими связями. Вузы Семея, Павлодара или Усть-Каменогорска раньше обучали студентов Алтая, Кемерово, Новосибирска, так как была и отраслевая специализация, и репутация, и общие учебные программы. Сегодня все не совсем так: региональные вузы Казахстана продолжают поставлять в приграничные российские вузы абитуриентов, магистрантов, молодых ученых из Казахстана. Обратного движения нет. Действительно, наши респонденты не слышали, чтобы кто-то приехал из России учиться специально в Казахстан. При том, что в России почти семисоттысячная казахская диаспора.

Понятно, что уезжают из Казахстана в первую очередь русскоязычные, которые в дальнейшем ориентированы на получение гражданства РФ. И учебу рассматривают как первый шаг к социализации на новой Родине. Такая эмиграционная стратегия не нова. Однако едут учиться и многие этнические казахи. Несмотря на то, что, как выявили глубинные интервью, для многих из них, в силу особенностей менталитета, оказаться в чуждой среде без поддержки родственников – это огромный стресс. Так чего же им не хватает? И будет ли тенденция оттока студентов в российские вузы сохраняться в дальнейшем?

Действует целый комплекс причин побуждающих казахстанцев к учебе за границей.
Во-первых, качество образования. Тезис о том, что"в России образование лучше, чем в Казахстане"стереотипичен. Хотя на самом деле нужно разбирать каждый конкретный случай и серьезно обсуждать критерии оценки. Участники групп признают, что качество образования в России значительно ниже, чем, например, в Европе, но казахстанский уровень, по их оценкам, еще хуже. Самое время было бы обратиться к рейтингам конкретных вузов, однако доверие к существующим рейтингам оказывается не высоко. Особенно в профессиональной среде - преподаватели им не доверяют. Все в итоге решает рынок труда. Ценность российского диплома в Казахстане выше – вот и едут многие в Россию за ним. Однако уехав на 4-5 лет в другую страну, заведя там новые знакомства или даже семью, возвращаются далеко не все. Страна теряет специалистов и граждан. Впрочем, теряют региональные вузы и профессорско-преподавательский состав – лучшие отбывают в мегаполисы и за границу. Региональные вузы теряют "звезд" и с ними теряют часть своего общественного статуса.
Во-вторых, коррупция. Интересно, что большинство опрошенных относится к ней как к данности и не верит, что ее можно в Казахстане победить. По выражению одного из респондентов, "без коррупции не будет Казахстана, здесь все под нее устроено". Печальное резюме. И здесь также как с качеством образования: "в России тоже коррупция, но все же не такая, как у нас". При этом купленным дипломам и экзаменам, на самом деле, все знают реальную цену.

В-третьих, форсированные реформы в сфере образования. Участники групп из числа преподавателей высказывали единую оценку переходу на западные стандарты. Россия входит в Болонский процесс постепенно, сохраняя часть прежней системы. В Казахстане же решили сделать ставку на западную модель и внедрять ее также как проводят девальвации - мгновенно. Получилось нечто странное: западная форма без должного содержания. Да, говорят студенты и преподаватели, у нас есть бакалавры, магистры и доктора PhD, но уровень их подготовки не тождественен западному и уж тем более не сравним с уровнем оплаты их труда. А вот прежняя система ученых званий уже потеряна.

Вузы Казахстана как частные, так и государственные преимущественно сами зарабатывают себе средства. И логика сокращения неумолима: меньше студентов – меньше доходы вузов. Профессиональное сообщество видит выход в том, чтобы увеличивать численность студентов, а стоимость обучения снижать. Мнение Минобра строго наоборот. Это ли не почва для конфликта или по крайней мере непонимания?

Преподаватели и студенты в Казахстане полагаются на Министерство значительно больше, чем их российские коллеги. Последние делают ставку на своих лидеров – ректоров, на менеджмент вуза и статус его в регионе. Например, в Томске реализуется стратегия Томск-3.0, в которой высшей школе предоставлена ведущая роль в будущем города. Именно она главный инвестор. Есть ли в Казахстане города, которые могли бы сделать высшее образование своей главной инвестиционной ставкой? Может быть, это будет Семей?

Впрочем, для того, чтобы что-то сдвинулось с места нужны лидеры, с которыми в вузах Восточного Казахстана дефицит. Проходят годы, но не появляются авторитеты равные Г. Гамарнику и Е. Мамбетказиеву в Усть-Каменогорске, В. Панину в Семее, А. Фризоргеру в Павлодаре. Имена этих прежних ректоров вузов восточного Казахстана до сих пор помнят в регионе. Они отвечали главным запросам общества: воспринимали местные проблемы, связывали свою жизнь с конкретным регионом и делом доказывали свой местный патриотизм. Именно так формулировали респонденты свое видение идеального лидера вуза. А нынешних ректоров практически никто не знает, для многих они просто "перелетные". Например, студенты Медакадемии в Семее, с которыми также общались социологи, полагают, что им повезло с ректором гораздо больше, и они куда лояльнее к ректорату, чем в СГУ им.Шакарима. Более того, студенты некоторых вузов никогда не видели своего ректора, не знают его. О каком авторитете или лидерстве можно говорить?

По мнению опрашиваемых, ректор основного регионального вуза – это человек, по статусу сопоставимый с акимом. Респонденты полагают, что власть и возможности такого человека очень велики и авторитет должен зарабатываться годами открытой и прозрачной публичной деятельности. В сегодняшней действительности все иначе: ректор – это ставленник министерства, часто личность, чуждая проблемам как вуза, так и региона. Немногие из них находят контакт с коллективом, а некоторые даже и не стремятся.

В некоторых вузах нарушены вертикальные коммуникации: менеджмент вуза не выстраивает диалог со студенческим и преподавательским составом, делая ставку на формализацию процесса работы и учебы. Такой формализм отмечается многими респондентами как одна из главных причин стагнации качества образования. Преподаватели перегружены не только собственно учебным процессом, но и написанием бесконечных отчетов, "погоней за баллами", которые должны были бы по идее сказываться на их заработке, но в реальности выгода незначительна. Времени на научную деятельность просто нет.

А что еще более важно – в Казахстане преобладает непрозрачный менеджмент в высших учебных заведениях. Общественные советы, которые сейчас создаются в вузах – просто фикция. Рядовой преподавательский состав (не говоря уж о студентах) как правило не знает даже, кто в эти советы входит и как совет формируется. Система управления "Баке-Саке-Маке", как ее называют респонденты, забивает все.

Открытость менеджмента вузов, прозрачность финансовой и кадровой политики – вот в чем нуждается вузовское сообщество. Однако сложно найти вуз, на чьем интернет-сайте была бы выложена финансовая отчетность, представлены преподаватели и разъяснена политика вуза. Открытость и диалог, по мнению респондентов, могут стать первым шагом к возвращению доверия и престижа высшей школы Казахстана. Это могло бы вдохнуть силы и в коллективы приграничных вузов. А такая воля нужна – конкуренция обостряется и региональным вузам Казахстана придется противостоять на рынке российским приграничными вузами.

Сегодня восточноказахстанскиевузы очевидно проигрывают конкуренцию вузам Томска или Новосибирска. Каждую весну российские выездные приемные комиссии приезжают в Казахстан и позволяют выпускникам школ, минуя сдачу ЕНТ, попробовать поступить на бюджетные отделения российских вузов. Такой путь выбирают многие, и их легко понять: зачем устраивать себе лишние сложности? Широкая и крайне позитивная практика академического обмена, когда студенты Казахстана по обмену могут ездить в вузы других стран, в частности в Россию, становится туром невозвращенцев. Сравнив качество преподавания, возможности научно-исследовательской работы студенты принимают решение продолжать свое образование в России. Конкуренцию за магистрантов: сказываются нехватка грантов на магистрские программы, недостаток магистратур по многим дисциплинам и даже обязательный экзамен по английскому. В российском вузе такого жесткого требования нет и достаточно сдать спецпредмет.

Пока сибирские вузы строят свое будущее без оглядки на Казахстан, воспринимая его скорее как поставщика абитуриентов. Есть устоявшиеся образовательные центры, возникают новые, такие как уже упомянутый Красноярск, и главная конкуренция осуществляется между ними, а приграничные казахстанские вузы в это конкурентное пространство не вовлечены. В первую очередь, потому что вузы Казахстана сами не проявляют своей решимости. "Паралич воли". И это мнение самих казахстанских респондентов о себе и менеджменте своих вузов.

С интеграцией высшего образования в рамках Евразийского союза, а также в масштабах ШОС, опрошенные участники исследования связывают больше надежд, чем страхов. Как сказал один из участников: "Мы так долго смотрели на Запад, что забыли о своих соседях, конкурентах и коллегах".

Коль скоро формируется единый Евразийский Союз, то, возможно, нужно научиться более спокойно относиться к перетоку студентов и преподавательских кадров в более конкурентоспособные вузы? В конце концов, конкуренция есть основа прогресса. Но только в том случае, если соревнуются бойцы в сопоставимых весовых категориях. Иначе она грозит разрушить высшую школу Восточного Казахстана вообще. Именно это страшит в предстоящей интеграции большинство респондентов.

Представьте, что в заштатный, региональный вуз приходит новая команда: иностранные специалисты, менеджеры и преподаватели, принеся с собой совершенно новое качество знаний. Престиж учебного заведения вырос бы в разы. В ходе исследования такая гипотетическая ситуация была предложена казахстанским студентам и преподавателям и их доминирующая реакция удивила исследователей. Большинство восприняло такую ситуацию критически и даже негативно. Среди разговоров о важности поддержки национальной преподавательской школы и прочих патриотических высказываний, все-таки проявилась и еще одна важная причина, возможно главная – молодежь не готова больше учиться, больше заниматься и принципиально изменить свое отношение к учебе – самостоятельная работа у студентов не в чести. А преподаватели сочли такую ситуацию и вовсе фантастической, дескать, "они не смогут тут прожить".

"Однако технология создания университета с иностранным менеджментом и преподавательским составом уже отрабатывается в Астане, в Назарбаев-университете. И что мешает региональным вузам воспользоваться часть этой технологии?" - задается как бы риторическим вопросом газета Литер. По мнению наших респондентов, только хроническая бедность их вузов и целенаправленная политика ограничения жизнеспособности региональных вузов. Казахстан, по представлениям участников нашего исследования, делает ставку на национальные университеты в мегаполисах, а региональным вузам уготована сложная судьба.Возможно они заблуждаются, а возможно и нет. Главное, что их не спрашивают.

Будет ли выработана единая для стран Евразийского Союза стратегия интеграции высших учебных заведений? Чтобы перейти от конкуренции к взаимодополняемости и равноправному сотрудничеству. Возможно, часть ответов будет найдена уже скоро, главное, чтобы профессиональное сообщество было готово к таким новациям, а то его опять могут не услышать и проигнорировать.

Дмитрий Слепнев и Алексей Авдоченко
(организаторы социологического исследования)

Источник - ЦентрАзия


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение