Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Андрей Чеботарев: "Молодежь, подобно коктейлю Молотова, может оказаться в чьих-то руках"

25.09.2014

Автор:

Теги:

22 сентября состоялась презентация книги «Коктейль Молотова. Анатомия казахстанской молодежи». ИАЦ МГУ обратился к еще одному автору книги за комментарием. На вопросы отвечает Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива».

Валерия Ромащенко: Итак, Андрей, почему именно эта тема привлекла внимание авторов?

Андрей Чеботарев: Как Вы знаете, в прошлом году мы презентовали книгу «Сумеречная зона или «ловушки» переходного периода», которая посвящена возможным сценариям, а также потенциальным проблемам будущего транзита государственной власти в стране. Речь идет о будущем  Казахстана. Поэтому когда мы размышляли над вторым проектом, то сразу обратили внимание на молодежь, которая это будущее олицетворяет, творит, создает его.

По большому счету, дальнейшее развитие страны отразится и на ней, а самое главное, придет время, когда молодежь эти процессы будет двигать. Многое будет зависеть от того, какие они сейчас, эти молодые люди - какие проблемы их волнуют.

Среди них есть ровесники независимости Казахстана, есть старше и младше, но это очень неоднородная масса людей с разными ценностями, с разными представлениями о жизни, с разным пониманием окружающей действительности, разным отношением к политике.

Нельзя сказать, что молодежь - это что-то управляемое, как в советское время, когда были организации, стандарты, когда государство старалось молодежь в этих стандартах удерживать. Сейчас такой государственной системы по работе с молодежью нет. Молодежь неоднородна. Это тот слой, с которым нужно что-то делать, а как и что делать никто не знает.

 Мы попробовали задаться этим вопросом, дали какие-то свои варианты ответа, но нам сейчас главное получить отзывы на нашу работу со стороны государства, госструктур, экспертного сообщества, самой молодежи. И когда мы проводили презентацию в Казахстане, то было видно, что тема очень горячая, причем не менее, чем «транзитный период».

Валерия Ромащенко:  Почему именно «Коктейль Молотова»?

Андрей Чеботарев: Это именно тот предмет, с которым в последнее время ассоциируются все цветные революции, в том числе знаменитый украинский Евромайдан. И это название символизирует, что молодежь подобна этому коктейлю Молотова, который может оказаться инструментом в чьих-то руках. Принято считать, что ситуация в молодежной среде спокойна, но уже возникали всплески недовольства.

Например, пошлогодние события у центра "Прайм-Плаза" в Алматы после концерта Кайрата Нуртаса. Также были погромы в 2007 году с этническим окрасом. И молодежь в этих событиях играла отнюдь не последнюю роль.

Сейчас появилась новая актуальная тема, связанная с молодыми казахстанцами, которые под влиянием идей ортодоксалного ислама едут воевать в Сирию и Ирак.

Валерия Ромащенко: На Украине поджечь националистически настроенную молодежь оказалось несложно. Можно ли провести параллель в этом плане с Казахстаном? Какие факторы способны активизировать конфликтный потенциал казахстанской молодежи?

Андрей Чеботарев: Очень важно как будет происходить транзит верховной власти и как президент, или же его преемники, смогут обеспечивать лояльность со стороны других элитных групп. Потому что любая из элитных групп, кто имеет определенное влияние и средства, в состоянии поддержать акции протеста против власти. Здесь может быть как искусственно созданный повод, так и объективные факторы.

В Украине мы имеем дело с несколько иной ситуацией. Там власть в принципе не занималась молодежной политикой как таковой, кроме того, там имела место сложная социально-экономическая ситуация.

В Казахстане очень сильное расслоение общества по социальному, региональному, этническому признаку. Эти же процессы объективно затрагивают и молодежь.

Снова вернусь к концерту Кайрата Нуртаса. Искрой, из которой "разгорится пламя", может стать все что угодно. В качестве катализатора может выступить и бытовая драка, и социальная неустроенность. Понятно, что в основе находятся глубинные процессы. Это элементарное отсутствие "социальных лифтов", перспектив самореализации. Даже если молодые люди заканчивают какие-то престижные вузы, получают хорошие дипломы, но реально с ними им часто некуда пойти. Даже «болашаковцы» не всегда могут устроиться на госслужбу, как у нас принято считать.

Валерия Ромащенко: С чего необходимо начать, чтобы избежать таких всплесков негатива со стороны молодежи?

Андрей Чеботарев: Необходимо выстроить систему, это ключевое, при работе с молодежью. У нас же парламент до сих пор не может принять закон о государственной молодежной политике. Проект лежит уже несколько лет.

Молодежная политика подается государством как сфера идеологии, т.е. воспитание патриотизма, работа с молодежными общественными объединениями. Но что действительно нужно молодежи? У них ведь те же потребности, что и у любого человека – дом, семья, хорошая постоянная работа, гарантии будущего и т.д. На это нужно обращать внимание.

В книге я подготовил раздел, посвященный тому как политические партии и молодежные организации работают в молодежной среде. Реально у нас только у трех политических партий есть свои молодежные "крылья". Это «Нур Отан», ОСДП, Народных коммунистов. И то у последней партии нет своего крыла как такового, они работают по филиалам, т.е. их региональные структуры сами активно работают с молодежью.

Если взять молодежные организации, то их около десяти, но они в большинстве своем работают на идеологию, выполняют госзаказы со стороны министерств культуры и образования. Как это отражается на молодежной среде, этого никто не видит. В реальности идет контакт определенной группы руководителей организации с теми или иными госорганами. Что от этого имеют молодые люди большой вопрос.

У нас получается, что мы говорим о наличии какой-то системы, а по факту ее нет. У нас за все время существования только в 90-х гг. было целое министерство, потом стали комитеты, департаменты.

Валерия Ромащенко: Мы говорили о конфликтном потенциале молодежи. А существует ли поколенческий конфликт в Казахстане?

Андрей Чеботарев: Конфликта как такового не ощущается. Я имею в виду именно агрессивные формы. Однако совершенно точно, что разные поколения живут как бы в разных мирах. Интересно, что после презентации книги у меня на Фэйсбуке появился комментарий. Молодой человек задавался вопросом, как авторы книги могут что-то знать о молодежи. Но ведь мы были такими же молодыми людьми, просто в 90-х. Другое дело, что время было немного другое, интернет опять же позже появился. У нашего поколения было стремление, ожидание от того как будет двигаться страна, как будут развиваться реформы, в жизни был определенный динамизм.

Сейчас современное поколение казахстанцев столкнулось с застоем. Молодежь, скорее всего, этого не осознает, так как не с чем сравнивать. Вот хотя бы взять трудоустройство. Кем хочет быть современная молодежь? Чиновниками. В 90-х хотели быть либо предпринимателями, либо бандитами (смеется). Но по факту, хотели стать предприимчивыми людьми. А сейчас, к сожалению, у молодежи нет глубинных стимулов менять сложившуюся ситуацию. Она живет по инерции.

Валерия Ромащенко: Как отражается интеграционная тематика на активности казахстанской молодежи?

Андрей Чеботарев: Наблюдается реакция только у той молодежи, которая настроена национал-патриотически. Те же антиевразийцы тесно работают с молодежью. Определенная часть казахстанской молодежи принимает ЕАЭС в штыки. Другое дело есть активные оппоненты, а есть просто те, кто любит посидеть в соцсетях и высказать свое мнение. Их реально не соберешь, допустим, на площади с протестами, но они есть.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение