Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Чингисхан был терпимым к чужому мнению"

08.08.2008

Автор:

Теги:

"Чингисхан был терпимым к чужому мнению"

SPIEGEL ONLINE: Почему Вы избрали героем своей картины одного из самых жестоких тиранов в истории?

Сергей Бодров: Сейчас мне вспоминаются учебники советского времени. Тогда мы считали монголов варварами и перекладывали на них ответственность за все несчастья России. В конец концов, мы четыре столетия находились под их игом. Но это односторонний подход. Чингисхан объединил свой народ, он дал монголам законы, отменил пытки и рабство, и он был терпимым к чужому мнению.

SPIEGEL ONLINE: Что, простите? Он же тысячи людей отправил на казнь.

Бодров: Но он не принуждал другие порабощенные им народы перенимать стиль жизни монголов. Его окружали христиане, мусульмане, буддисты, шаманы. Монголы терпимо относились к церкви в России и освобождали ее от уплаты дани. Точно также они вели себя по отношению к таоистским монастырям в Китае. Чингисхан является героем в Азии, но в России и в Европе он - "темная личность". Это противоречие меня всегда интересовало.

SPIEGEL ONLINE: Это урок для современной России?

Бодров: Для меня было важно снять фильм о человеке с "раскосыми глазами". Я предостерегают от демонизации иностранцев. В Россию люди умирают из-за того, что они другой расы, суды присяжных оправдывают скинхедов. Политика разжигает ненависть к людям другой национальности, а общество молчит. Вот чему я предъявляю обвинения. Но я снял "Монгола" для всего мира.

SPIEGEL ONLINE: Может ли немецкая публика также чему-то научится?

Бодров: Да. Это лицемерие постоянно демонизировать образ того, кто жил 800 лет назад. 20 век был самым жестоким в истории. Гитлеровский фашизм, сталинские Гулаги, две мировые войны, атомная бомба.

SPIEGEL ONLINE: В "Монголе" Вы также рассказываете захватывающую историю любви. Но у Чингисхана был целый гарем, и он приказывал убивать самых близких своих друзей. Не слишком ли Вы его идеализируете?

Бодров: Прежде всего, я показываю его детство. Он не был рожден монстром. Я даю ему человеческое лицо. Не забывайте, что его портрет рисовали те, кого он победил. Тогда монголы не умели писать, а побежденные не были заинтересованы в том, что запечатлеть в истории свою слабость и плохую организацию.

SPIEGEL ONLINE: На какие источники Вы опираетесь?

Бодров: На историков и на древнее монгольское стихотворение, которое появилось через 50 лет после его смерти, и которое только 100 лет назад было обнаружено в китайских рукописях.

SPIEGEL ONLINE: Как в Монголии приняли Ваш фильм?

Бодров: Пока страна семь десятилетий являлась государством-сателлитом Советского Союза, имя Чингисхана даже нельзя было упоминать. Теперь его имя украшает гостиницы, рестораны, этикетки водочных бутылок и денежные купюры. Там он - бог. Как можно снять фильм про бога, чтобы все остались довольны? Спросите об этом Мартина Скорсезе (Martin Scorsese). Его фильм об Иисусе тоже вызвал скандал.

SPIEGEL ONLINE: А что именно не понравилось монголам в Вашем фильме?

Бодров: То, что Чингисхан был показан рабом и предполагаемым отцом двух детей, которые в действительности были рождены от других отцов.

SPIEGEL ONLINE: В России Вас упрекают в недостаточном патриотизме?

Бодров: К этому я уже привык. После моего фильма "Кавказский пленник" меня ругали, называя другом чеченского народа. При этом я лишь поднял тему конфликта, который продолжается столетиями, о котором еще Лев Толстой писал. Я считаю, что такой великий народ как русский ответственен перед маленьким народом, каким является чеченский народ, за то, чтобы в конечном итоге было найдено мирное решение конфликта. Патриот любит свою страну и поэтому разоблачает недостатки. Точно также как это делали Пушкин, Толстой и Солженицын. Сегодня не так много людей, которые осмеливаются это делать, и у них нет для этого площадки за исключением одной радиостанции и нескольких газет.

SPIEGEL ONLINE: Что Вы чувствуете, когда Вы возвращаетесь на свою родину в Россию из Вашего американского дома в Винес Бич (Venice Beach)?

Бодров: Все говорят о Москве, какая она богатая и динамичная, также и мои друзья. В Москве больше миллиардеров, чем в Нью-Йорке. Но бедность не исчезла из России. Напротив, пропасть между бедными и богатыми растет. Супербогатые строят безвкусные дворцы, а в провинции дети умирают в больницах, поскольку там не хватает оборудования и лекарств. Это позор для нашей страны. Однако все наслаждаются тем, что мы, наконец, снова сильны. Я очень хотел бы быть оптимистом, но я боюсь, что пройдет жизнь еще двух поколений, прежде чем обстоятельства улучшатся.

SPIEGEL ONLINE: Ваш фильм имел успех в России?

Бодров: Да, большой. Он собрал больше шести миллионов долларов, на фестивале в Москве он выиграл шесть премий, и премьера в Санкт-Петербурге привлекла большое внимание. Там мы предложили зрителям сделать анализ ДНК. Ведь каждый 200-ый человек на земле генетический родственник Чингисхану. И мы действительно нашли одного, кто является далеким предком Чингисхана. Возможно, нам нужно сделать то же самое в Германии во время премьеры в Гамбурге (смеется).

SPIEGEL ONLINE: Уже было несколько фильмов о Чингисхане. Ваш фильм лучше?

Бодров: По меньшей мере, две американские ленты с Джоном Уэйном (John Wayne) и Омаром Шарифом (Omar Sharif) сегодня смотрятся довольно комично. Попытки японских и китайских кинематографистов также не были удачными. Мы снимали три года, в фильм вошли монументальные кадры пейзажей в Монголии, много сцен, снятых на Севере Китая и в Казахстане, вся территория великой империи, завоеванной Чингисханом. В Монголии мы встречались с главным шаманом, чтобы получить благословение богов на реализацию нашего проекта. Возможно, это помогло.

SPIEGEL ONLINE: Вы еще и суеверны?

Бодров: Нет, но это действует: если ты в Риме, веди себя как римлянин. Если ты снимаешь фильм о Монголии, то нужно приспособиться к этой культуре, и самому немного нужно стать монголом. Именно поэтому я пригласил сниматься в фильме в основном монгольских артистов, и оригинальным языком картины стал монгольский. В Германии можно будет посмотреть картину с субтитрами.

SPIEGEL ONLINE: Когда мы сможем увидеть вторую и третью часть трилогии о Чингисхане?

Бодров: Для этого нам не понадобится еще четыре года. Третью часть буду снимать я сам, вторую предложу снять Тому Тикверу (Tom Tykwer).

SPIEGEL ONLINE: Вы такого высокого мнения о немецком кино?

Бодров: Во всяком случая я работал с немецкими продюсерами, у меня была художница по костюмам из Гамбурга и 20% денег из Германии. Мне нравятся фильма, например, "Жизнь других" ("Das Leben der Anderen") Флориана Хенкель фон Доннерсмарка (Florian Henkel von Donnersmarck). Но меня удивляет, что подобных фильмов не так много. Возможно, поэтому показательным является то, что Доннерсмарк теперь работает в Голливуде.

SPIEGEL ONLINE: Что изменилось в российском кино со времен Советского Союза?

Бодров: Цензуры больше нет, но, несмотря на это многие тоскуют по старым временам. Тогда деньги давало государство. Сегодня об этом нужно заботиться самому. В Америке кино в первую очередь - это индустрия, в Европе большее значение придается авторскому кино. Россия еще ищет свой путь. Это как в политике.

SPIEGEL ONLINE: Какие параллели Вы видите?

Бодров: Были диссиденты, например Андрей Сахаров. Но Россия в действительности не завоевывала свою свободу. Свобода досталась нам как бы даром после распада Советского Союза. И поэтому мы также быстро снова можем от нее отказаться. Время свободы слова подходит к концу.

Интервью провели
Матиас Шепп (Matthias Schepp) и Владимир Пылев (Wladimir Pyljow),
("Spiegel", Германия)

 

ИноСМИ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение