Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Карпов: Казнет становится полем противостояния

08.09.2014

Автор:

Теги:

Интервью с заместителем генерального директора ИАЦ – Андреем Карповым.

_______________________________________________________________________________________ 

Н. Власов: Добрый день, Андрей Михайлович. В Астане начал свою работу Республиканский Форум, организованный «Конгрессом политологов» Казахстана. В первый день работы Форума с очень интересным докладом выступил известный казахстанский эксперт Марат Шибутов. Он привел такие данные - среди активных пользователей казнета казахстанцы составляют лишь 50%. Очень активны россияне и украинцы. Заметно активизировались сетевые коммуникации между казахстанцами и азербайджанцами. Как можно прокомментировать эти тенденции?

А.Карпов: Для начала - уточним. Если открыть статистику zero.kz, то расклад такой: казахстанские пользователи - 55-59 процентов, из России - 20-23 процента и Украина - 6-10 процентов.

 Но доля Украины действительно выросла, только не в абсолютных значениях, а по активности участия в дискуссиях, которые проходят в казахстанском сегменте сети. Если на эту проблему смотреть через такую оптику, то  данные, о которых вы упомянули - важный штрих к осмыслению последних трендов. Идет активная информационная борьба в сети. В нее вовлечены, прежде всего, Украина и Россия. Казнет становится полем для этого противостояния.

Причем, если с российской стороны идет рефлексия, то со стороны наших, скажем так, оппонентов мы видим исключительно энергичное навязывание определенных установок, взглядов, подоходов к оценке ситуации.

 Те пользователи социальных сетей в РК, кто активно «входит» в полемику, вынуждены выбирать, «за красных» или «за белых». Может быть даже неосознанно, из минутной симпатии или антипатии к тому, что пишет виртуальный собеседник, например, из Киево-Могилянской Академии.

Но именно таким образом и происходит «активация» казахстанского или, в другом варианте, азербайджанского общественного поля, которое не рассматривает украинский конфликт как «свою войну», но, исподволь, в этот конфликт вовлекается. Слава Богу, что только на полях социальных сетей.

И, еще раз замечу, что наибольшую активность на этом направлении, особенно казахстанском, проявляют украинские «фрэнды», которые, судя по всему, хорошо подготовлены в плане пропагандистской работы.

Н.Власов: Вы оцениваете только коммуникации между казахстанскими и украинскими пользователями. Но есть еще "тюркское сетевое братство"..

А.Карпов: Да, нечто подобное мы наблюдаем и в коммуникациях между частью азербайджанской и казахстанской сетевой аудитории. Здесь несколько меньше антироссийского компонента, зато гораздо больше тем, связанных с тюркской солидарностью. Гораздо больше сюжетов, связанных с карабахской темой. Но точно также как и в ситуации с Казахстаном, активными участниками дискуссии становятся представители диаспоры, проживающей на Украине, на Западе, в Германии, прежде всего. Причем есть такие радикальные высказывания, что сайт haqqin.az может показаться образцом объективности и взвешенности.

Поэтому, говорить о том, что информация в социальных сетях – «естественный продукт», ну это же просто смешно. Идет целенаправленная агитационная кампания со стороны Запада, в которой хороши все средства. Но, судя по данным, которые привел Марат Шибутов, особой реакции со стороны большей части казхастанского общества на эти действия не просматривается. Оно менее политизировано, его сложнее вовлечь в антироссийскую кампанию. Что касается реакции азербайджанских пользователей, то я не настолько хорошо владею это темой. Значительная часть коммуникаций идет на азербайджанском языке.

Н.Власов: Совсем недавно в Казахстане и Азербайджане прошли мероприятия, организованные посольством Украины. Это своего рода «презентация» официальной позиции нынешней украинской власти. На мероприятии в Астане, один из участников встречи предложил следующее, цитирую: «я бы хотел, чтобы в нашем информационном пространстве было не только российское телевидение. Можно было бы включить хотя бы один ведущий украинский канал в пакет ID TV, например. Чтобы получать новости, как говорится, из первых рук». Борьба за контроль над информацией вступает в новую фазу?

А.Карпов: Принципы подбора экспертов и тем для обсуждения на подобных мероприятиях абсолютно очевидны, тут не нужно быть семи пядей во лбу. Да, если посмотреть информационное постсоветских стран, то роль и влияние российских медиа много выше, чем, например, украинских. Но это еще и вопрос языка. Русским языком в Казахстане владеет подавляющее большинство населения. А вопрос о качестве контента уже не раз обсуждался и я не буду к этой теме возвращаться снова.

 Потребитель будет ориентироваться не на молдавское или туркменское ТВ, а на более привычные каналы. Замечу, не только информационные.

Что касается Южного Кавказа, то насколько я знаю, между Россией и Азербайджаном идут переговоры о обмене каналами для трансляции. Т.е. все равно возвращаемся к вопросу о взаимной информационной осведомленности "из первых рук". Впрочем, есть и другое мнение - балканизация соцсетей да и интернета в целом неизбежна. У каждой страны появятся свои интернеты, да и информационные потоки ограничатся рамками страны по разным причинам. Причём процесс этот будет незаметным. К словам Эдуарда Полетаева стоит прислушаться.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение