Россия, Москва

info@ia-centr.ru

На «Южном потоке» без перемен?

29.08.2014

Автор:

Теги:


Громкое заявление о приостановки строительства газопровода «Южный поток», прозвучавшее в начале августа в Болгарии еще не означает отказа Европы от российского газа, считают аналитики.  Дело в том, что реальной альтернативы голубому топливу из РФ у ЕС в обозримом будущем нет, …

Громкое заявление о приостановки строительства газопровода «Южный поток», прозвучавшее в начале августа в Болгарии еще не означает отказа Европы от российского газа, считают аналитики.  Дело в том, что реальной альтернативы голубому топливу из РФ у ЕС в обозримом будущем нет, и любые попытки заигрывания будь то с Ираном, Азербайджаном или Туркменистаном по этому вопросу не решают главной задачи – обеспечения газом европейских жителей в ближайшую зиму.

Даже тот факт, что строительство газопровода приостановлено до тех пор, пока он не будет приведен в соответствие с европейским законодательством, по всей видимости, свидетельствует о желании европейской стороны оставить запасной выход, при этом продемонстрировав суровость нрава Европейского союза.

Напомним, что  согласно официальному сообщению, которое было размещено на сайте Министерства экономики и энергетики Болгарии,  было принято решение «приостановить все действия по реализации проекта, в том числе процедуру увеличения уставного капитала локальной проектной компании «Южный поток Болгария» и заключения договоров по «Южному потоку».

Любопытно, что распоряжение появилось 11 августа, но уже на следующий день компания «Южный поток Болгария» в одностороннем порядке приняла решение увеличить уставной капитал компании до 397,6 миллионов болгарских левов. Таким образом, сама компания, занимающаяся проектом, послала однозначный сигнал Москве, что она как раз сторонник скорейшего старта «Южного потока». Однако Министерство экономики и энергетики Болгарии 18 августа проинформировало компанию  «Южный поток Болгария», что ее позиция не защищает интересов Болгарского энергетического холдинга.

После этого компания «Южный поток Болгария» заявила, что по предписанию Европейской комиссии временно приостановила оформление заказов и заключение договоров на строительство газопровода «Южный поток» на территории республики. ЕС предъявляют «Газпрому» требование передать контроль доступа к трубопроводу странам Европейского союза, но российский газовый монополист считает такой подход необоснованным.

Как долго продлится энергетическая и правовая коллизия неизвестно, но пока работы по «Южному потоку» приостановлены. Надолго ли? По словам экспертов, опрошенных Oilnews.kz, скорее всего, до первых сильных заморозков

Заместитель генерального директора информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства Юлия Якушева отметила Oilnews.kz, что ситуация сложившаяся свокруг «Южного потока» не нова. Еще до конфликта на Украине эта тема становилась предметом политического шантажа в отношениях России с европейскими странами. Главный аргумент ЕС — несоответствие проекта требованиям Третьего энергопакета — достаточно просто разбивается об юридическую аргументацию и является не более чем поводом, говорит она.

«Полагаю, что проблема в том, что Еврокомиссия хотела бы иметь гораздо большие рычаги влияния на этот проект. Еврочиновников не устраивает ситуация, когда изначально трубопровод строится на основе двусторонних соглашений между Россией и отдельными европейскими странами. И если Австрия или Италия обладают достаточным политическим весом, чтобы не действовать в ущерб собственным интересам,  или например, Сербия не входит в ЕС и не подчиняется указаниям ЕК, то Болгария не имеет той самостоятельности, чтобы пойти вразрез указаниям из Брюсселя. Но это одна сторона вопроса. Другая сторона не поддается логическому осмыслению, поскольку очевидно, что торможение или вообще остановка проекта «Южный поток», прежде всего, бьет по жизненным интересам самой Европы. Даже если отодвинуть фактор нестабильности на Украине и прямой угрозы безопасности транзитной трубопроводной системы, вопрос об альтернативных путях поставки газа стоит очень остро. По оценкам экспертов, износ трубопровода через Украину достигает 80 процентов. Перспективы его модернизации под большим вопросом из-за ситуации на юго-востоке этой страны. Остальные пути поставок, например, «Северный поток», не в состоянии обеспечить необходимые объемы. Что касается перспектив «Nabucco», то они более чем туманы, учитывая стоимость проекта. В этих условиях отказ от «Южного потока» может быть вызван чисто политическими, далекими от экономического прагматизма, резонами. Алогичность действий еврочиновников позволяет предположить наличие внешнего воздействия на их решения. Поскольку единственным игроком, которому выгодна подобная ситуация является США», — сказала Oilnews.kz Юлия Якушева.

Политический аналитик Института ЕврАзЭС, эксперт Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Надана Фридрихсон отмечает, что не последнюю роль в решении ЕС, конечно, играет и иранский фактор, который, несмотря на различные оценки, нельзя скидывать со счетов. Дело в том, что европейская дипломатия ведет активную нефтегазовую игру на иранском треке, которая позволяет играть на нервах Москвы. Однако у Тегерана нет желания прямого соперничества с Кремлем, но интересы могут продиктовать самые разные варианты поведения руководству ИРИ.

«Тегеран стал обозначать свою нефтегазовую стратегию примерно с весны 2014 года. Иран проявил интерес не только к России, Туркменистану, Ираку, Турции, но и странам ЕС, воспроизведя свой посыл 2007 года о готовности поставлять газ на рынок Евросоюза. Это совпало, правда, с проблемами российского проекта «Южный поток», который активно бойкотируется со стороны Брюсселя, но весной 2014 года Иран заявил, что не будет составлять конкуренцию России. Однако это обещание во многом зависит от системы маршрутов поставок, и если Иран подключится к системе Южного газового коридора вполне может статься так, что Тегеран по-восточному нарушит данное слово. Уже сейчас вновь пошли разговоры о размораживании иранской системы трубопроводов IGAT. Туда входит проект IGAT-1, отстроенный еще в 1970 году и способный поставлять газ в Азербайджан и Армению, а также IGAT-2, законсервированный в свое время из-за революции 1979 года. Газопроводы нуждаются в реконструкции, что, правда, финансово не составит больших проблем, особенно если Иран полностью выйдет из-под санкций и сможет  привлечь иностранных операторов. Но главный аспект здесь в том, что трубопроводы пройдут через территорию Грузии, по Черному морю и до Украины. Это момент не может не провоцировать интерес Ирана к  украинским событиям. И это может, столкнув интересы Москвы и Тегерана,  внести дополнительную смуту в историю с «Южным Потоком». Однако у России есть свой козырь в рукаве. Дело в том, что Иран не может не учитывать региональный расклад. Еще весной, после того, как Брюссель начал бойкотировать «Южный поток», Анкара предложила Москве проложить газопровод по своей территории. Удивительного в этом было мало, Турция вообще ведет политику «собирания трубопроводов». Однако реализация этого предложения сильно зависит от отношений России с Азербайджаном и Ираном. Видимо, и по этим соображениям Владимир Путин провел встречу в Сочи с главами Азербайджана и Армении, тем более, что стороны встречались и тет-а-тет. Так или иначе, но в отношении Ирана России мало опираться просто на политические заявления. Быть конкуренции или не быть зависит от регионального контекста и той линии позиционирования, которую Москва определит. Вопросов много, ответов для широкой публики пока нет. Но возможно, что за кулисами переговоры идут полным ходом», — сказала Oilnews Надана Фридрихсон.

Эксперт по инфраструктурным проектам Центральной Евразии Кубат Рахимов сказал Oilnews. Kz, что нельзя забывать того, что современная эпоха характеризуется слиянием дисциплин и подходов. Наиболее сейчас распространен так называемый междисциплинарный подход. Поэтому газовую проблематику необходимо рассматривать именно с этих позиций, а сам газ — как товар и инструмент геополитики. Основная и кардинальная ошибка «Газпрома» при распаде СССР — упор на контроль газовой инфраструктуры Беларуси, Украины без создания своей инфраструктуры-субститута. На втором этапе ошибка устранялась локально и по направлениям — в два этапа был выкуплен «Белтрансгаз» за 5 миллиардов долларов и запущен проект «Nord stream» (Северный поток) при мощной поддержке германского истеблишмента, учитывая, что председателем комитета акционеров проекта был Герхард Шредер, бывший канцлер ФРГ.

Затем был инициирован проект «South stream» (Южный поток). Но тут как раз вышли на поверхность все геополитические и геоэкономические противоречия, которые были в причудливом сочетании застарелых проблем распада СЭВ, СССР и новых игроков на рынке поставки газа: Ирана, Туркмении и Азербайджана. Конкурирующий проект «Nabucco» в прямом и переносном смысле стал костью поперек горла для «Газпрома». Очень важный момент во всей истории с «Южным потоком» — украинские газохранилища. Во многом они являются яблоком раздора и одной из причин кризиса на Украине. Когда можно было купить всю украинскую ГТС вместе с газохранилищами за 20 миллиардов долларов, глава «Газпром» Алексей Миллер и сотоварищи поскупились и решили переиграть ситуацию, но не получилось.

«Украинская ГТС на два порядка мощнее и значимей, чем белорусская, соответственно, цена 20 миллиардов долларов на тот момент была оправданной с учетом премии и претензии Москвы на 10 миллиардов, мягко говоря, были недальновидными. Сейчас есть проблемы у «Газпрома» в Республике Беларусь? Нет. Потому что газовая магистраль на 100% принадлежит «Газпрому». Расчет на управляемых украинских олигархов — добывателей каштанов из чужого очага и марионеточных правителей оказался трижды проигрышным. Цена сегодняшних потерь России гораздо больше этой разницы в 10 миллиардов, это всего лишь 0,3% от ВВП РФ в 2013 году, поэтому цепочка событий, связанных с санкциями и отказом той же Болгарии по участию в «Южном потоке» еще не дала всей совокупности потерь, которые ожидают все страны, вовлеченные в противостояние. Близорукость или злой умысел менеджеров газовой корпорации приводит к мультипликации проблем по многим направлениям. «Энергетическое оружие» имеет право на жизнь, но когда оно начинает уничтожать экономическую целесообразность в широком смысле, то это становится опасной тенденцией. Таким образом, можно говорить о феномене инфраструктурной проекции геополитики в широком смысле. То есть любой проект автомобильной или железной дороги, нефте- или газопровода по умолчанию становится инструментом воздействия субъекта геополитики на объект или влияния на других субъектов. В нашем случае, Россия и ЕС — это субъекты, а Болгария и Иран — объекты. То есть амбиции болгарской стороны, так или иначе, не могут находиться вне перманентного взвешивания интересов двух точнее, трех – еще и США, однозначно, субъектов геополитики. Поэтому «резкие» или «жесткие» заявления Софии есть суть либо отражение позиции Брюсселя и/ или Вашингтона. Как еще буквально 25-30 лет заявления болгарского МИДа готовились на Смоленской площади в Москве. Так что те же яйца, только в профиль. Касательно Ирана и возможного его участия в поставках газа по проекту «Nabucco» и перекрытию кислорода «Южному потоку» можно сказать, что партия в покер по ядерной теме еще не закончена, не все санкции в отношении ИРИ сняты. Поэтому неизвестно, какие козыри могут быть на столе у игроков. Не исключаю, что Москва нейтрализует Иран заманчивыми предложениями по мирному атому, своп-операциям по углеводородам и военно-техническому сотрудничеству. К тому же властная вертикаль в России мощными темпами движется к своей привычной, мобилизационной конфигурации, что позволит гораздо эффективнее решать сложные и многосоставные задачи, с которыми ранее не справлялись «назначенные» олигархи или неповоротливые госкомпании. Выводы таковы – «шантаж» Болгарии зависит от итогов украинского кризиса и является всего лишь одним из инструментов в общей геополитической игре. Участие Ирана в «Nabucco» также осложнено общими непростыми взаимоотношениями в стратегической перспективе с ЕС, США и проактивной позицией России по газовому вопросу», — подчеркнул Кубат Рахимов.

Доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев сказал Oilnews.kz, что Южный поток изначально был очень политизированным проектом. Естественно, Евросоюзу чисто экономически выгодно расширение поставок газа из России и их большая стабильность. Особенно, если  речь идет о странах Южной и Западной Европы. Однако с точки зрения стран Восточной Европы, расширения российского влияния на газовом рынке — это политический риск. Поэтому в условиях обострившегося геополитического противостояния России и Запада реализация «Южного потока» может быть заторможена на неопределенное время, считает он.

«Голоса сторонников чисто экономической аргументации будут просто заглушены голосами тех, кто рассматривает российский газ исключительно с  точки зрения геополитики. Способов компенсации «Южного потока» на период его «заморозки» может быть много. Это и иранский газ в случае снятия санкций, азербайджанский и даже туркменский газ в случае активизации связанных с «Nabucco» проектов, типа Транскаспийского газопровода, поставки сжиженного природного газа с Ближнего Востока, добыча в Европе сланцевого газа, энергосбережения. В долгосрочном плане, я думаю, что после окончания периода обострения политического кризиса Европа неизбежно снова вернется к вопросу о Южном потоке. Да и сейчас пока вопрос только отложен на некоторое время», — заключил Андрей Казанцев.

Ровшан ДОВЛАТОВ

 http://oilnews.kz/1/analitika/%D0%BD%D0%B0-%C2%AB%D1%8E%D0%B6%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B5%C2%BB-%D0%B1%D0%B5%D0%B7-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение