Россия, Москва

info@ia-centr.ru

О Цхинвали: показательный результат российской политики в Грузии.

07.08.2008

Автор:

Теги:
 

О Цхинвали: показательный результат российской политики в Грузии.

 

Грузинские силы метр за метром будут отбирать узловые точки и высоты у осетинских сел, контролируемых властью Кокойты. Весьма продумано и закономерно, учитывая выгодное расположение и количество грузинских, «санакоевских» сел в Цхинвальском районе. Кроме того, это логично как следующий этап возвращения сепаратистов в лоно единой Грузии, этап длительного силового давления после предварительного строительства новых проселочных дорог, объединяющих «протбилисские» и грузинские населенные пункты в обход осетинских.

 

Пока Россия присутствует в зоне Цхинвали и российские миротворцы не получили приказа об отступлении, настоящей широкомасштабной войны за взятие Цхинвали и окрестностей не будет. Очевидно, что российские силы это единственная гарантия для Кокойты и его сторонников. Добровольцы, родственники из Северной Осетии, казаки и другие спортсмены - все это не в счет: может быть лишь дополнением к регулярным частям.

 

Поэтому, то, что в последние месяцы и даже сегодня происходит в Цхинвали и регионе Абхазии, это не война. Могут происходить теракты, нападения грузинского спецназа на посты, взаимные обстрелы сел, жертвы. Но это не война, а эскалация вооруженного конфликта.

 

Грузинские силы не настолько сильны чтобы начать и закончить войну в свою пользу, но вот провоцирование высокого напряжения и привлечение внимания к конфликту как раз то, что на пользу политике Саакашвили. Это один из элементов давления на Цхинвал в ряду других (проблемы с питьевой водой, ограничения перемещения осетин из подконтрольных Цхинвалу сел через грузинские села, закрытие Эргнетского рынка и прочее). Объективно говоря, такая тактика достаточно эффективна и приносит комплексный результат, усиленный в нужную сторону умелой пропагандой. Власти в Цхинвали начинают нервничать, суетиться и огрызаться, а население бояться войны и паниковать. Но в то же время, зачем бояться, есть выход - вот вам пожалуйста, правительство осетина Санакоева, которое обладает для Тбилиси полной легитимностью и вообще приветствуется. У тех, кто поддерживает Санакоева нет проблем с грузинскими властями.

 

Поэтому тактика маятника «давление-компромисс» из Тбилиси будет продолжена и для Сухуми и для Цхинвали: сначала силовое давление, взятие опорных высот и пунктов (в грузинской терминологии - «спецоперация для обеспечения безопасности местного населения»), потом предложение переговоров и вариант урегулирования уже по правилам и на условиях Тбилиси. С Цхинвали и его селами проводить это легче -- небольшая территория и низкая численность населения.

 

Особенность данной тбилисской политики в том, что переговоры они стремятся провести без участия РФ, напрямую с сепаратистами, лишь дипломатично информируя Москву как бы в рамках соблюдения прежних правил. Кроме того, сама эскалация словно подчеркивает - русские тут не миротворцы, а так, в гостях и не черта не контролируют. «Вот если поменять формат, тогда другое дело, тогда мир». Правда этот мир в таком раскладе вероятно наступит после короткого блицкрига по типу хорватского в Сербской Краине (Шамсудин Мамаев напомнил предостережения Маркова).

 

На сегодня в Цхинвали намечена встреча госминистра по вопросам реинтеграции Темура Якобашвили и вице-премьера Южной Осетии Бориса Чочиева. Возможно, она не состоится, но давайте посмотрим какая рисуется картина. По словам Саакашвили мы знаем - «режим Кокойты криминальный и бандитский», однако Якобишвили едет к этому режиму «с миром» и предлагает бандитам создать ограниченную свободную экономическую зону, через восстановления Эргнетского рынка под контролем Тбилиси, и возможно под контролем другого состава миротворцев и полицейских. Всё в описанной выше логике кнута и пряника: «давление-компромисс».

 

Может ли Россия согласится с таким сценарием и способом решения проблемы?

Можно, если признать провал своей политики и умыться. Можно оставить Кокойты на произвол судьбы, а можно забрать его вместе с теми югоосетинами, гражданами РФ, что желают жить в России в северную Осетию и другие регионы. Можно и заплатить за недовольство и социальные проблемы северной Осетии, вызванные беженцами. В нашей политике возможно все.

Но меня интересует другой вопрос - а что нам это даст? Мы получим в лице Саакашвили надежного партнера? Москву станут в Тбилиси любить и уважать как Вашингтон? Мы подпишем новый «Георгиевский трактат»? Или мы сможем обменять Цхинвали на Абхазию? А некоторые еще считают, мы тем самым застрахуем себя от опасности сепаратизма на северном Кавказе?

 

Ничего этого от Саакашвили мы не получим. И это наша собственная проблема, в которую Кремль себя загнал за 12-14 лет после окончания конфликта. Были различные, вполне реальные предложения урегулирования грузинских кризисов. Как в сторону признания, так и в сторону реинтеграции грузинской территории. Ни один из этих проектов московская дипломатия (точнее Кремль) не довела до конца, потому, что не имела но то решимости. Не знали, зачем это надо.

В зависимости от конъюнктуры делались пару шагов в одну сторону, пару шагов в другую. Любые меры, которые Москва принимала в отношении грузинских конфликтов были половинчаты. Торговое и транспортное эмбарго РФ в отношении Абхазии (согласно решению Совета глав государств СНГ "О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия" от 19 января 1996 года) никогда не было полным и жестким. А выход из режима лишь юридически оформил фактическую ситуацию торговых отношений. С другой стороны, постановление Путина о мерах по легитимации отношений государственных органов РФ с органами власти Абхазии и Осетии похоже на «бюджетную» замену официального признания: дескать мы то признаем, но только для себя. Отстаивать независимость Абхазии в мире Кремль не собирается, при том, что такой процесс технически возможен: пускай Абхазию признают хоть три деспотии в Африке, но и этого вполне достаточно для постепенной разметки процесса международного признания, тем более в будущем.

Даже торговое эмбарго РФ в отношении Грузии, о котором много говорили как о жестком варианте давления, на деле оказывается не столь фатальным (взаимный товарооборот за 2007 год составил $654,8 млн. (на 2,2% выше, чем за 2006)).

Пожалуй, единственная за эти годы реальная мера в отношении Грузии это дарование российского гражданства жителям Абхазии и Цхинвала.

 

Половинчатость -- это не просто свойство грузинской политики РФ, а свойство политической эпохи Ельцина-Путина: ни демократии, ни авторитаризма, а по сути отсутствие политической идеологии и проекта развития страны. Причем, отсутствие четкого проекта при нарастающих амбициях. Ни один сценарий: как либеральный - в пользу Тбилиси, так и авторитарный в пользу протектората РФ над этими территориями, не доведен до конца. Теперь мы просто расхлебываем плоды своей медузообразности от нового поколения грузинских политиков.

 

Между тем, политические ресурсы и физическое время на удержание этих территорий в прежнем «консервативном режиме» под нашим контролем сократились едва ли до нуля. Инициатива утеряна, вероятно, полностью. Еще два-три года такой комплексной активности Саакашвили и Цхинвали войдет в Грузию без нашего участия и вне зависимости от нашего желания или не желания. Можно лишь затормозить этот процесс средствами товарищей военных, или дождаться нового президента Грузии, чтобы начать как бы с чистого листа. Но поможет ли?

Небольшим утешением для Москвы может быть то, что в сравнении с Цхинвали, в Абхазии для Саакашвили все гораздо сложнее и побед «не светит».

 

07.07.08


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение