Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан и "Постмайданные контуры евразийской интеграции".

11.07.2014

Автор:

Теги:

В конце июля в Москве пройдет презентация экспертного доклада "Постмайданные контуры евразийской интеграции: трансформация ограничителей и перспектив " (http://berlek-nkp.com/glavnnovosti/2316-prezentaciya-analiticheskogo-doklada-berlek-edinstvo-v-analiticheskom-doklade-na-temu-postmaydannye-kontury-evraziyskoy-integracii-transformaciya-ogranichiteley-i-perspektiv.html), подготовленного экспертами неправительственной организации «Берлек-Единство». На фоне многочисленных аналитических исследований, касающихся оценки текущей ситуации в Казахстане и центрально-азиатском регионе эта работа выделяется остротой поставленной проблемы – оценкой влияния украинских событий на региональную политику как с точки зрения внутренних, так и внешних факторов. Именно поэтому в социальных сетях развернулась столь активная дискуссия относительно выводов, которые представили на обсуждение эксперты уфимского Центра. 

Если рассматривать влияние украинского кризиса на ситуацию в Казахстане и комплекс двухсторонних отношений с Россией, то, безусловно, можно полностью согласиться с оценкой рисков и вызовов, которая в качестве сквозной темы проходит через весь доклад. События на Украине привели к искаженному восприятию у части населения РК и других стран региона реальных целей  евразийской интеграции. В социальных сетях формируется новый миф – ТС и ЕАЭС пытаются трактовать как прямую угрозу суверенитету Казахстана и республик Центральной Азии. Причем эти образы формируются искусственно, через активную работу противников интеграции с Россией в казахоязычном сегменте социальных сетей.

Кроме того, авторы доклада указывают на настойчивое стремление внешних сил «размыть» в восприятии молодого поколения казахстанцев позитивный исторический образ России. Здесь можно добавить, что для решения этой задачи используются не только ставшие традиционными рассуждения о жестком колониальном гнете,  неоднозначные трактовки событий Восстания 1916 года, но и более простые инструменты – демотиваторы, анекдоты, «истории из жизни», в которых закрепляется некий стереотип – «русские – поголовно пьяницы», «Запад, это демократия и высокие стандарты качества жизни, а Россия – коррупция, бедность и убогость жизненных ориентиров».

Как справедливо отмечают авторы доклада, используется и откровенная фальсификация, искажение реальных целей российской внешней политики. Доминирующей становится западная идеологема об экспансионистском характере внешней политики России, ориентированной, вслед за «аннексией» Крыма, на присоединение Северного Казахстана.

В конечном счете, в противовес интеграционным настроениям большей части населения Казахстана и Кыргызстана формируется стремление к искусственному наращиванию общественного влияния националистов и русофобов на внутриполитическую жизнь в РК и КР. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется с точки зрения воздействия на молодежную аудиторию, на тех, кто не имеет опыта "советского общежития". Нужно признать, что в эпоху "после Майдана" эти тенденции приняли угрожающий характер. 

Какие выводы авторы проекта делают из столь тревожного набора негативных тенденций? Активизация экономического сотрудничества - должны быть ликвидированы изъятия, на полную мощность заработать потенциал ЕАЭС. Необходимы масштабные инвестиции в экономику стран ЦАР, причем Казахстан может выступить равноправным партнером России на киргизском и таджикском направлении. Систематизация миграционной политики, уход от постоянной смены правил игры, установление четких и разумных законов, регулирующих миграционные потоки из стран региона. Но это только одна сторона проблемы.Не менее остро стоит проблема информационного, экспертного сопровождения евразийской интеграции и российско-казахстанских отношений в постмайданный период.

Прежние формы экспертных коммуникаций себя явно изжили, а новое наполнение запаздывает, не соответствует потребностям нового уровня двусторонних отношений. Хочется верить, что появление подобного доклада, подготовленного учеными одного из ведущих региональных центров России, станет первым шагом на пути преодоления тех трудностей, с которыми сталкиваются российские и казахстанские эксперты в период "после Майдана".

Ниже приводятся выдержки из доклада: "Постмайданные контуры евразийской интеграции".

**********************************************************************************

Некоторые эксперты, анализируя роль России, безапелляционно отмечают, что Москва уже не в состоянии предложить республикам Центральной Азии что-то конструктивное: «...Что она (Россия) реально может предложить, имея схожую модель и структуру экономики, пусть и немного большую по своему масштабу?»  - вопрошает антиевразийски настроенный эксперт. Критикуя интеграционные инициативы Москвы, эксперт, напротив, вскрывает их онтологическую и историческую обусловленность......

Постмайданная Украина - это наглядный урок краха целого политического режима, сделавшего неверную ставку на «западные ценности», который элиты Центральной Азии проецируют на свои собственные государства. Поэтому гораздо более привлекательной для элит Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана является евразийская интеграция, свободная от взаимоувязывания принципов экономического сотрудничества с характером демократичности/авторитарности правящего режима, как это делает Запад.

Логика евразийской интеграции исходит из двух простых посылов: деполитизированное экономическое сотрудничество и совместное решение проблем в секторе безопасности. Сейчас в силу того, что между странами Центральной Азии много нерешенных вопросов (пограничные конфликты, проблемы совместного пользования гидроресурсами, поставки углеводородов, конфликты между элитами разных стран и др.), интеграционные проекты развиваются не так стремительно. Поэтому для углубленной интеграции необходимо, чтобы государства Центральной Азии стали более суверенными, с выстроенной системой государственного управления, и, соответственно, менее чувствительными к внешним угрозам, в том числе и инструментам пропагандистского воздействия. Готовность к углублению интеграционных связей напрямую связывается с уровнем развития государственности. Неслучайно, например, Казахстан гораздо ближе к интеграции, чем Таджикистан. Характерно, что только в Казахстане пока официально рассуждали о становлении евразийской идентичности в качестве базовой. При этом позиции националистов в стране сильны: как показывают замеры общественного мнения......

Такое развитие событий выгодно западным акторам, которые, соответственно, заинтересованы в усилении в медийной сфере позиций казахстанских националистов (А. Сарым, И. Амантай, Р. Жумалы и др.). Акорда не монолитна. Там есть силы косвенно поддерживающие националистов, так как ей в некоторой степени выгоден антиевразийский фон, поскольку он может быть использован для побуждения Москвы к предоставлению больших преференций Астане, а также поспособствует моноэтнизации Казахстана.

К мнению о зависимом характере националистов, их неспособности предложить другие векторы развития страны склоняет их крайне невнятно сформулированная позиция. По сути, националисты призывают не участвовать ни в каких интеграционных объединениях, «просто подождать, все обдумать».....

Сама евразийская интеграция подается националистами в стилистике колониального дискурса. Критика евразийской интеграции носит тотальный, крайне поляризированный характер. Среди наиболее уязвимых для евразийской интеграции положений следует отметить следующие весьма тенденциозные и несоответствующие действительности аспекты: 1. Утрата после украинского кризиса Россией авторитета, позволяющего ей осуществлять в Казахстане мягкую силу в виде развития  «русского мира» (язык, культура, история). 2. Авторитарный, поверхностный и коррупционный характер евразийской интеграции, не предполагающий активного обсуждения преимуществ/недостатков от участия в этих процессах Казахстана в обществе. 3. Обличение российского протекционизма, не склонного допускать казахстанскую продукцию на российские рынки. Тем не менее, Казахстан больше других республик Центральной Азии подготовлен к конструированию интеграционных процессов и возможностям получить больше преференций от этого.........

Примерно 70-80 % населения России поддерживают процессы евразийской интеграции. Сопоставимы показатели поддержки и в республиках Центральной Азии (Узбекистан - 77 %; Таджикистан - 72 %; Туркменистан - 50%; (Казахстан - 80 %; Кыргызстан - 72 %).

Тем не менее, в Центральной Азии часто слышны и голоса противников евразийской интеграции. За постсоветский период в республиках Центральной Азии сформировалась целая прослойка людей, зарабатывающих на жизнь политикой. Это политические деятели, эксперты, аналитики, журналисты, руководители некоммерческих организаций и ученые. Эти люди склонны придавать политизированный подтекст самому широкому спектру явлений в республиках Центральной Азии. Именно поэтому ряд экспертов, например, в Казахстане видят в интеграционных процессах Евразии политический подтекст и стремление России ограничить суверенитет Казахстана.......

Полная версия доклада: Р.Мурзагалеев, Д. Михайличенкоhttp://berlek-nkp.com/doklady/2282-analiticheskiy-doklad-postmaydannye-kontury-evraziyskoy-integracii-transformaciya-ogranichiteley-i-perspektiv.html

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение