Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Битва двух Турций, - С.Кожемякин

10.07.2014

Автор:

Теги:
Битва двух Турций, - С.Кожемякин
 

Премьер-министр Турции Тайип Эрдоган официально стал кандидатом в президенты. На первых в истории всенародных выборах главы государства ему предстоит помериться силами с единым кандидатом от оппозиции. Исход голосования предсказать невозможно, но предвыборная гонка уже обросла скандалами и взаимными обвинениями.

Политический сериал

В последние годы мир покорили турецкие сериалы. Сегодня их смотрят не только на Ближнем Востоке, но и в Европе, и на постсоветском пространстве. Например, суммарная аудитория сериала "Великолепный век", чье действие происходит в Османской империи XVI века, превысила 200 млн человек в 50 странах. Не менее захватывающим сериалом, приковавшим внимание зрителей в самой Турции и за ее пределами, стали перипетии турецкой политики. Здесь есть все – и лихо закрученная интрига, и неожиданные повороты сюжета. Это представление продолжается уже несколько лет и, судя по всему, далеко от финала: ни сценаристы, ни актеры пока не собираются уходить на покой. Главной сюжетной линией последних серий стали выборы. Именно вокруг них вращаются все остальные события, будь то заявления политиков, скандалы или новые союзы.

В конце марта в Турции прошли муниципальные выборы. Убедительную победу на них одержала правящая Партия справедливости и развития (ПСР). И это несмотря на многочисленные скандалы, так или иначе связанные с именем ее лидера – премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Однако муниципальные выборы являются лишь прологом к еще более важным электоральным событиям. В следующем году жители Турции будут выбирать парламент, а уже 10 августа года текущего – президента страны. Предстоящее голосование взбудоражило и без того неспокойное море турецкой политики. Связано это в первую очередь с фигурами претендентов, среди которых, во-первых, сам Эрдоган, а во-вторых, единый кандидат от оппозиции Экмеледдин Ихсаноглу. Уже одно это обстоятельство не оставляет сомнений в жаркой схватке.

Как и выборы муниципальные, президентские выборы закручены вокруг единого стержня – премьер-министра и его курса. Не секрет, что проводимая ПСР политика, заключающаяся в ползучей исламизации турецкого общества и довольно агрессивных действиях на международной арене, будучи помноженной на бескомпромиссность решений, привела к фактическому расколу страны. А поскольку главным символом и вдохновителем курса является лично Тайип Эрдоган, линия раскола прошла между теми, для кого этот человек является строителем великой Турции, и теми, кто видит в премьер-министре сумасбродного и жестокого тирана, покусившегося на светские устои страны. Таким образом, 10 августа станет очередной битвой двух Турций, которая определит, останется ли Турция Турцией Эрдогана или изберет другой путь.

Впервые выборы будут всенародными. Прежде президента избирал парламент сроком на семь лет. После поправок в конституцию, внесенных на референдуме в 2007 г., срок президентских полномочий сокращен до пяти лет, а выборы стали прямыми. Но вот другая инициатива ПСР – наделение президента более широкими полномочиями – провалилась. Оппозиционные фракции парламента выступили против новой редакции основного закона, а собственными силами провести изменения ПСР не смогла.

Закулисная борьба

Почему же Эрдоган решил сменить более подходящую его кипучей натуре публичную должность премьера на пост президента, который должен стоять "над схваткой"? Согласно уставу правящей партии, человек не имеет права занимать премьерскую должность больше двух раз. Этот пункт не позволит Эрдогану переизбраться в главы правительства, даже если его партия в очередной раз станет победительницей парламентских выборов. В то же время уходить из большой политики он не собирается, а потому логическим решением стало пересаживание в другое кресло, пусть и не столь представительное. Тем не менее Эрдоган наверняка попытается сделать все, чтобы в новом парламенте ПСР получила абсолютное большинство. Это позволит ей протолкнуть новую конституцию и расширить полномочия президента.

Сторонним наблюдателям могло показаться, что выдвижение Эрдогана прошло без сучка и задоринки. По утверждению функционеров Партии справедливости и развития, кандидатуру премьера поддержали все отделения ПСР, а также депутаты фракции в полном составе. В таком случае, однако, сложно объяснить постоянные переносы объявления имени кандидата. Первоначально это событие должно было произойти в середине апреля. Затем его перенесли на май, а в итоге Эрдогана официально выдвинули только 1 июля. Вероятнее всего, этому предшествовала ожесточенная, хоть и скрытая борьба внутри ПСР.

До последнего момента оставалась интригой и позиция действующего президента Турции Абдуллы Гюля. С лета прошлого года, когда в стране начались массовые протесты, ходили упорные слухи о некой черной кошке, пробежавшей между двумя политиками – премьером и президентом. В отличие от Эрдогана, Гюль не называл участников демонстраций "террористами", а говорил о праве людей выражать свое мнение. Президент не грозил войной Сирии, а заявлял о необходимости поиска мирных путей. Наконец, во время грандиозного коррупционного скандала декабря 2013 г., когда тень подозрений легла на Эрдогана, Гюль настаивал на праве прокуроров и судей довести расследование до конца. В противоположность премьеру, который кричал о международном заговоре против Турции и уволил сотни причастных к операции полицейских. Понятно, почему фигура Абдуллы Гюля вызывала симпатии даже у противников ПСР, а социологические опросы отдавали ему первенство в рейтинге популярности турецких политиков.

Однако в начале года президент неожиданно замолчал. Замолчал в том смысле, что перестал высказывать мнения, сколько-нибудь расходящиеся с точкой зрения Эрдогана. Гюль безропотно подписал скандальные законопроекты об усилении контроля над интернетом и о передаче полномочий Высшего совета судей и прокуроров министерству юстиции, что фактически лишало самостоятельности судебную ветвь власти. Однако никаких заявлений по поводу своего участия или неучастия в предстоящих выборах Гюль не делал до конца июня. Только тогда действующий президент публично объявил о том, что не будет выставлять свою кандидатуру.

Сложно сказать, что заставило Гюля сделать такой шаг. Возможно, речь идет о победе сторонников Эрдогана в закулисной внутрипартийной борьбе. Не исключено, впрочем, что никакого противостояния и не было, а премьер и президент просто разыгрывали комедию с участием "доброго и злого полицейских", когда более мягкая риторика Гюля скрашивала чересчур резкие выпады Эрдогана. Как бы то ни было, ПСР на выборы поведет именно действующий премьер-министр. Гюлю некоторые аналитики прочат пост главы правительства, который освободится в случае победы Эрдогана. Однако сам Гюль уже обмолвился, что не хочет быть Медведевым при Путине.

Козыри оппозиции

Столь страстное желание Эрдогана занять президентский пост объясняется не только тщеславием, но и страхом. В случае ухода, пусть и временного, из большой политики он рискует очень многим. В том числе и свободой. Не успели отгреметь аплодисменты на предвыборной конференции ПСР, как оппозиция извлекла на свет божий свежие порции компромата. Новые разоблачения способны сильно подпортить репутацию Эрдогана, и так запачканную прошлогодним коррупционным скандалом. Лидер Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу заявил, что турецкое руководство не только продолжает вооружать боевиков сирийской оппозиции, но и помогает группировке "Исламское государство Ирака и Леванта", захватившей несколько провинций в Ираке. По словам политика, поступающее в Сирию оружие моментально оказывается в руках боевиков ИГИЛ, а поскольку речь идет о "сотнях грузовиков, доверху груженных оружием", Анкаре грозит международный скандал.

Но и это еще не все. По данным газеты Hurriyet Daily News, в ряды ИГИЛ активно вступают турецкие добровольцы, а власти не только не мешают им, а сотрудничают с боевиками. Об этом свидетельствует появление нескольких тренировочных лагерей на турецко-иракской границе. Явно не добавит Эрдогану политических очков и новый коррупционный скандал с участием его сына Билала. Премьерского отпрыска подозревают в растрате средств благотворительной организации.

Компромат – не единственный козырь оппозиции. Впервые в новейшей истории противники власти выдвинули единого кандидата в президенты. Им стал 70-летний Экмеледдин Ихсаноглу, с 2005 по 2013 г. возглавлявший Организацию исламского сотрудничества. Вплоть до недавнего времени Ихсаноглу считался верным соратником Эрдогана, однако после прошлогоднего переворота в Египте их пути разошлись: Анкара резко осудила свержение режима "Братьев-мусульман", а Ихсаноглу, напротив, поддержал смену власти. Единого кандидата от оппозиции выдвинули Народно-республиканская партия и Партия национального действия. Прежде эти две партии, первая из которых занимает левоцентристские позиции, а вторая – крайне правые и националистические, объединяло только неприятие Эрдогана и его курса. Однако муниципальные выборы показали, что единственный шанс лишить ПСР и ее лидера монополии на власть – это отбросить разногласия и выступить единым фронтом. Кроме того, Ихсаноглу поддержали Демократическая левая партия, Демократическая партия и Независимая партия Турции.

Фигура Экмеледдина Ихсаноглу в качестве кандидата от светской оппозиции стала полной неожиданностью для избирателей. Дело в том, что Ихсаноглу окончил крупнейшую исламскую духовную академию – каирский университет аль-Азхар, и не скрывает своих религиозных взглядов. С одной стороны, этот факт может сыграть на руку оппозиции и расколоть исламистский электорат, традиционно голосующий за Эрдогана. С другой – это явный показатель слабости оппонентов власти, отбросивших светские ценности и начавших играть на поле ПСР. И хотя Ихсаноглу заявляет о необходимости отделения религии от политики и верности наследию Кемаля Ататюрка, многие в Турции разочарованы отсутствием светской альтернативы. Это может привести к тому, что значительная часть избирателей попросту не придет на участки. Например, движение "Гези", сформированное из участников прошлогодних акций протеста, уже раскритиковало выдвижение Ихсаноглу: политику припомнили поддержку инициативы о сносе стамбульского парка, что стало толчком к социальному взрыву.

Вместе с тем Экмеледдин Ихсаноглу обладает одним серьезным преимуществом: он не запятнан участием в каких бы то ни было скандалах. И хотя опросы пока отдают явное преимущество Эрдогану (56% у премьера и 34% у его главного противника), исход выборов трудно предугадать. Если сравнить результаты ПСР и поддержавших Ихсаноглу партий на муниципальных выборах, расклад получается не в пользу Эрдогана: 42,9% против 45,4%. Большое влияние на исход выборов может оказать третий кандидат в президенты – представитель прокурдской Партии мира и демократии Селяхаттин Демирташ. На победу он, конечно, не претендует, но в случае второго тура его позиция может сыграть решающую роль.

Огромное значение будет иметь предвыборная кампания. Оппозиция делает ставку на лозунги социальной справедливости и предотвращения опасного раскола общества по политической и религиозной линиям. Как говорится в декларации оппозиционных партий, Турции "необходима культура совместного существования" в целях "упрочения принципа разделения властей и перехода к языку мира и любви от языка силы и ненависти". Каждое слово здесь – прозрачный упрек в сторону Эрдогана. Последний давно и упорно ведет дело к фактическому расколу страны, противопоставлению верующих неверующим, села – городу и т.д. Вся риторика премьера строится на образе врага, который хочет ослабления Турции и которого надо уничтожить. День ото дня эта риторика становится все более агрессивной. Вместо поиска точек соприкосновения с оппозицией Эрдоган называет ее "врагом нации", а также говорит о некоем заговоре, "параллельном государстве", разъедающем страну изнутри. "Если народ Турции выберет меня президентом… с этим грязным образованием мы покончим быстро, снисхождения не будет", – заявил он сразу после официального выдвижения. В арсенале Эрдогана и административный ресурс. Сам премьер не собирается оставлять свой пост на время предвыборной кампании.

Турции предстоит важный выбор. Стремление Эрдогана во что бы то ни стало сохранить власть угрожает безопасности страны. Премьер, а в перспективе президент, становится все нетерпимее, все более уверенным в собственной исключительности. Ярким доказательством этого стала трагедия на шахте Сома в мае этого года, когда в результате взрыва погибли три сотни горняков. Несмотря на явные свидетельства того, что в трагедии виновата власть, позволившая приватизировать шахту, Эрдоган не только не признал этого. Он цинично заявил о том, что "такое случается", что это "обычное явление", и привел в доказательство своих слов аналогичные инциденты на шахтах Англии в… 1838 и 1866 гг. (!) Акции с требованием беспристрастного расследования были разогнаны, а весь мир обошли кадры, на которых советник Эрдогана Юсуф Еркель избивает ногами шахтера, которого держат за руки полицейские. Таков он – метящий в президенты премьер, заявляющий, что в случае избрания он будет "президентом всей Турции".

Учитывая специфику страны, можно не сомневаться, что оставшийся до выборов месяц принесет много интересного. И чем закончится этот турецкий сериал, пока сказать невозможно.

Сергей КОЖЕМЯКИН

№74 (14022), 10 июня 2014 г.

Источник - "Советская Россия",


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение