Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2014: "украинский кризис" в головах....Ч.2

08.07.2014

Автор:

Теги:

 

  Начало дискуссии: http://ia-centr.ru/expert/18539/ /   _______________________________________________________________________________________   Семен Уралов ("Однако"): Социальные сети это в принципе зона интернет-ненависти, поэтому относиться к информационным кампаниям в этой среде надо с определенной долей скепсиса - с точки зрения репрезентативности.

Но с другой стороны как показывает нам опыт Турции, Египта и Украины - именно социальные сети становились катализатором для радикальной молодежи и экстремистов. Поэтому, несмотря на всю нерепрезентативность «накачивание» ситуации в соц. сетях РК - это тревожный звоночек.  

Ко всему прочему не стоит забывать что наши «бледнолицые» братья работают в соцсетях и вообще в интернете системно и профессионально. Чего нельзя сказать о союзниках по Евразии. Мало того, что нет союзной информполитики, да еще и интернет-пространства России, Казахстана, Беларуси, Киргизии и Армении неинтегрированы.

Люди в Минске не представляют, что волнует людей в Астане. А гражданам из Жамбыла Санкт-Петербург кажется далекой заграницей.  Чего не скажешь о наших оппонентах - мы можем видеть как профессионалы по организации «цветных революций» работают и в Грузии, и в Молдове, и на Украине. Уверен, что многие из них прицениваются к ситуации в Казахстане. Тем более, что болевых точек в обществе и государстве хватает.

Поэтому не обращать внимания на подрывную деятельность - значит прятать голову в песок. Это в корне неверно и ошибочно. Потому что на втором шаге может привести к тому, что ненависть выплеснется из виртуальной реальности  на улицы и площади.  

А.Костин: Украинский кризис – это в первую очередь кризис целеполагания России, кризис политических принципов. Столь резкая смена вектора соседнего, и наверно самого близкого нам государства, стала кризисом стратегического видения и понимания внешнего мира. В таких условиях поневоле начинаешь задаваться вопросом – «А то ли дело мы делаем».  Как оказалось, идеология более эффективный и намного более дешевый геополитический инструмент, чем непрозрачные схемы тактических союзов с местными элитами.  

Поэтому ответ очевиден – необходимо бороться за умы и сердца граждан тех стран, которые важны для России. К примеру, амбициозный и столь важный для России проект Евразийского союза пока не несет в себе настоящих интеграционных общественных и политических процессов.

Казахстан - ключевой стратегический союзник РФ остается в обывательском сознании архаичной среднеазиатской республикой, наряду с Киргизией и Таджикистаном. В политическом плане евразийская интеграция не несет для российского истеблишмента никакой ценности.  Не лучшая ситуация и в Казахстане. По сути, сейчас мы не имеем никаких политических и общественных «якорей» в этой стране, при том, что даже в культурном плане остается море возможностей.

До сих пор Казахстан является страной, где русским языком владеет подавляющее большинство граждан. Казахстанцы в своей массе читают и смотрят российские СМИ. Казахская письменность основана на кириллице. И несмотря на все это информационное и культурное влияние место России в стране минимально.

В политическом и общественном плане дела скорее даже хуже. В республике, которая позиционирует себя как ключевой российских союзник (а у нас их почти не осталось в мире) российское направление в экспертизе отсутствует. Есть эксперты по сотрудничеству с Китаем, США, Турцией, но только не с Россией. На фоне активной работы зарубежных посольств российское присутствие часто не просто теряется - зияет черной дырой бездействия.  Виной тому отсутствие политической повестки евразийской интеграции в российской политике. Нет повестки – нет задач, нет ответственности.

Евразийская интеграция как проект не существует и размазана тонким слоем по компетенциям десятков министерств и ведомств, что позволяет ничего не делать, ссылаясь на отсутствие приказа свыше. Нет и содержательной межгосударственной кооперации, все по той же причине политической ничтожности проекта. Получается, что евразийскую интеграцию у нас продвигают первые лица государств, что просто непозволительно, учитывая   накопившуюся гору нерешенных взаимных противоречий. 

В Казахстане уже сформировались устойчивые общественные фракции в пользу сотрудничества с США, КНР, Турцией, для которых Россия выступает в роли геополитического недруга. И противопоставить этому России пока нечего. Значит нужно вскочить на уходящий поезд – начать создание пророссийского общественного лобби, опираясь на приграничное сотрудничество, укреплять и усиливать общественный и экспертный диалог – которого, к слову у нас практически не существует.

На страницах казахстанских экспертов в Фейсбуке можно увидеть Вашингтон, Пекин, Париж, Берлин. Все что угодно, кроме России. Попытки наладить международный диалог на базе евразийской повестки пока остаются на каком-то местечковом уровне – в эти мероприятия не включен российский истеблишмент, об этом не знают и не пишут СМИ.  

Интеграция – это в первую очередь взаимное культурное и общественное проникновение. В данном случае ключевым инструментом оценки интеграции являются образовательные проекты. Но этот, в общем то очевидный факт не находит понимания в стенах российского Минобразования и Минобороны. Уровень квот казахстанских студентов никак не отражает пафос и амбиции евразийской интеграции.

 Сергей Рекеда (ИАЦ):   Мне кажется, что попытки свести ситуацию вокруг обсуждения украинской темы к вопросу о политических симпатиях казахстанских экспертов, по меньшей мере, сомнительны. Большинство экспертов не в теме. Они были хоть раз в Прибалтике? Они были хоть раз в Донецке и Луганске? Между тем в ЦАР обижаются, когда о ситуации в регионе судят те, кто никогда не был дальше столичных площадей Астаны или Душанбе.  

Но ведь на Украине абсолютно такая же ситуация. Тогда вопрос: а чем руководствуются  многие казахстанские эксперты в своей оценке кризиса?  Оценивать конфликт по публикациям в ФБ - по меньшей мере сомнительный подход. К тому же слишком много штампов, которые навязываются пропагандой в СМИ. Замечу, национал-патриоты сетуют на влияние российских медиа, но проецируют в социальные сети позицию, абсолютно совпадающую с трактовкой 5 канала Порошенко. Вот как так получается? Возможно, что это и проблема профессионализма, которая, на самом деле, существует и в России - для экспертного сообщества. Кто может стать в один ряд с Лаумулиным, Сыроежкиным, Грозиным или Дубновым? Пустота...

Есть молодые публицисты, которые в большей степени пытаются участовать в формировании мнений в социальных сетях, нежели серьезно разрабатывают темы по региональной политике. Этот недостаток профессионализма и срабатывает в тот момент, когда по таким горячим темам как украинский кризис требуется серьезная аналитическая работа, а не откровенно глупые посты про "колорадов" и "вату". Это признак депрофессионализации. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение