Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2014: нам космос дарит силу и... технологии

30.06.2014

Автор:

Теги:

Напрошедшей неделе вновь актуализировался вопрос о дальнейшей судьберакетоносителя «Протон-М», вокруг которого развернулась острая полемика внутриказахстанского общества. По сообщениям СМИ со ссылкой на председателянационального космического агентства Талгата Мусабаева Казахстан до 2015 года намеренполучить в собственность объекты космического ракетного комплекса «Зенит-М».Прокомментировать новые заявления Талгата Мусабаева и пролить свет накосмические перспективы Казахстана мы попросили мэтра советской и российскойжурналистики Владимира Губарева. Многолетний научный редактор газет «Правда» и «Комсомольскаяправда», непосредственный свидетель первого полета Юрия Гагарина в космос,  а также всех событий, связанных с развитием космонавтикив СССР и России, Владимир Губарев является автором большого числа документальныхкниг, повествующих об истоках и этапах покорения космоса отечественными учеными,конструкторами, космонавтами  («Утрокосмоса», «Тайны Гагарина», «Русский космос», «Космические мосты» и т.д.).

 

ИАЦ МГУ: ВладимирСтепанович, Байконур принято считать символом российско-казахстанскогосотрудничества. Однако в последние годы взаимодействие в космической сфере нераз становилось причиной роста напряженности между двумя государствами. Учитывая,что 2 года назад в казахстанском национальном космическом агентстве уже звучалипредложения о досрочном прекращении договора об аренде Байконура, сейчас после последнихзаявлений Талгата Мусабаева, российские эксперты поспешили сделать вывод опопытках вытеснить Россию с космодрома. Насколько оправданы подобные оценки?

В. Губарев: То,что Казахстан намерен приобрести ракету «Зенит-М», кажется мне абсолютнонормальным. Кстати сказать, это очень хорошая ракета, особенно в автоматическомварианте. Почему это нормально? Потому что если посмотреть всю историю развитиявысоких технологий на территории Казахстана, то она связана с двумя направлениями.Первое - развитие ядерных технологий, это и Семипалатинский полигон, и городШевченко (совр. Актау – ред.),  и Усть-Каменогорск,и целый ряд предприятий, которые работали по атомным проектам СССР. Это сразуподняло Казахстан на определенный технологический уровень. Я могу сказать, чтов Казахстане есть целый ряд предприятий, равных которым нет и во всем мире. Кпримеру, в Усть-Каменогорске есть знаменитый Ульбинский металлургический завод.Не случайно Назарбаев однажды назвал его жемчужиной экономики Казахстана. Или,потрясающий город Шевченко. Я когда-то возил туда японцев, они были удивлены ипотрясены тем, как в голой степи развивается такой необыкновенный город.

А вторая область развития научно-технического прогресса –это космос и космические исследования. Интересно, что выбор места для космодромабыл не так прост и очевиден. Помимо Казахстана в 1955 году рассматривались идругие варианты размещения космодрома.

Предлагали, например, более удобное место в Ставропольскомкрае, т.н. «черная степь». Учитывались все параметры. Но там правое крылоконтроля за полетами попадало на Иран.

Байконур располагался географически дальше, но полностьюсоответствовал всем требованиям, в том числе наличием малопригодных для сельскохозяйственныхработ земель. Все делалось абсолютно взвешенно и разумно.

Если бы не было Байконура и целого ряда испытательныхполигонов в Казахстане, то эти районы так бы не развивались вообще. Они осталисьбы пустынными, как сейчас некоторые части Казахстана, где нет каких-топредприятий и производств.

 Поэтому абсолютнонормально, что Казахстан, обладая стартовыми условиями, будет развивать космическиетехнологии. Почему эти технологии обязательно надо сталкивать с российскими? «Зенит»,«Протон», «Союз» – это совершенно разные вещи. Даже космодром, который мыстроим на Дальнем Востоке, не заменит Байконура. Это еще одна ветвь развитиякосмонавтики и хорошо, что эти ветви есть. Те эксперты, которые сталкивают этитехнологии и наши интересы, ошибаются.

 

ИАЦ МГУ: Получается,Казахстан без России развивать технологии вряд ли сможет?

Губарев: Конечно.Ни космические технологии, ни ядерные. Кстати сказать, как и Россия безКазахстана, без Байконура, не сможет. Это паритетные отношения. Думаю, Назарбаеви думающее руководство Казахстана прекрасно это понимает. Мы дополняем другдруга, а не соперничаем.

 

ИАЦ МГУ: То есть, эта«космическая» дискуссия во многом носит искусственный характер?

 

Губарев:  Да. Но с другой стороны, она полезна ивызывает определенный интерес к этим проблемам.

 

ИАЦ МГУ: С «Протон-М»связаны серьезные проблемы для экологии прилегающих к Байконуру областей. Какбыть с этим вопросом? Ведь он становится одним из камней преткновения междунашими государствами..

 

Губарев: В техслучаях, когда речь идет об аварийных пусках «Протона», да, это так. Но те, ктостроили космодром, были далеко не глупыми людьми. Прекрасно знали, что падения должныпроисходить в малонаселенных районах.

В любом прогрессе есть обратная сторона. Нет экологически чистыхракет и быть не может. Или мы идем в космос или мы не идем. Здесь только двапути – либо прогрессивное будущее, либо пещеры.  Каждый волен выбирать сам. .

 

ИАЦ МГУ: А еслизаменить ракеты? Например, установка «Ангара» более экологически чистая?

 

Губарев: Ракета-носитель «Ангара» не достаточно приспособлендля запусков с «Байконура». Когда говорят о ракетах, то нужно иметь в виду нетолько сами ракеты, но и весь комплекс стартовых позиций. Это огромныесредства. Если «Ангара» делается для космодрома в Плесецке, то там и будутстартовый комплекс, приспособленные для этого позиции. А для того, чтобыпускать ее с Байконура, нужно создавать новую инфраструктуру.

Дело в том, что раньше на Байконуре традиционно были позицииу Королева, для ракет Янгеля и Челомея. По сути, это было три космодрома водном месте. А сейчас они просто географически разносятся.

 Если переходить на пилотируемыеварианты, то возникают сложности с безопасностью. Дело в том, что весь активныйучасток выведения должен проходить над территориями, над которыми можно было быспасти космонавтов в случае аварии. То же самое происходит и с новыми ракетами,если они делаются для пилотируемых полетов, то нужно обеспечивать безопасностьнад Тихим океаном, а это огромные средства, чтобы выстраивать корабли потраектории выведения ракет. В этом смысле «Байконур» куда предпочтительнее. Всене так просто как кажется.

 

ИАЦ МГУ: Вы работалинад фильмом о первом казахстанском космонавте, на Ваш взгляд, каковыперспективы Казахстана как космической державы? Стоит ли ожидать, что Казахстанв  ближайшем будущем будет покорять космос?

Губарев: Это всереально. Приведу в пример Францию. В 1965 году я впервые попал во Францию, и мыездили знакомиться с космическими центрами страны. Там ведь ничего не было. Апервый спутник был настолько примитивным, что страшно было смотреть. Это было вТулузе и под Парижем.  А спустя пять летневозможно было узнать эти центры, настолько они усовершенствовались. Потом французскиекосмонавты вышли в космос и вот сейчас Франция одна из космических держав.

То есть все зависит от того, какие цели ставит руководствостраны. Если ставится цель выйти на передовые технологии, поднять резко уровеньжизни людей, поднять свою индустрию, то оно, конечно, начинает развивать такиетехнологии как космические.

У Казахстана уже есть опыт использования технологий дляразвития государства. Мало кто знает, что Семипалатинский полигон, поле уходаоттуда испытательного полигона превратился в прекрасный научный центр мировогоуровня.  То же самое и с космодромом. Всезависит от средств, которые вкладываются, от интересов людей и от тех программ,которые нужны для развития страны. Нужно не просто идти в космос, а идти с оченьчеткими программами, в том числе и с практическими. Учитывая большой опытказахстанских специалистов, которые работали на Байконуре, есть все возможностидля развития космических технологий.

Все это происходит при активной поддержки России и Украины,кстати сказать, тоже. «Зенит-М» это вообще украинская ракета, сделанная Уткинымв Днепропетровске на «Южмаше». Очень хорошая ракета, самая экологически чистая.

 

ИАЦ МГУ: Но если Казахстанбудет стараться активнее использовать «Зенит-М», то можно ли надеяться на  надежные поставки из Украины на фоненепрекращающегося кризиса? Или Россия может взять на себя полностьюпроизводство «Зенит-М»?

Губарев: Я вотчто скажу. Я не так давно был в Киеве, мы сидели в Академии Наук в 200 метрахот Майдана. Он там шумел, а мы говорили о теоретической физике. Знаете,контакты между учеными, даже во времена жуткой холодной войны между нами иамериканцами всегда сохранялись и развивались. Космос – это навсегда, аполитические страсти, даже войны, сиюминутны.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение