Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Олег Егоров: Странам ЕАЭС нужен свой Энергетический клуб по типу нефтяной ОПЕК

23.06.2014

Автор:

Теги:



Так заявляет в эксклюзивном интервью Caspian Bridge один из ведущих специалистов Казахстана в сфере топливно-энергетической экономики.

Caspian Bridge: 29 мая был подписан договор о создании ЕАЭС. Как, на Ваш взгляд, интеграционный процесс в экономическом плане отразится на каспийском регионе?

Олег Егоров: В Каспийском регионе, если так уж конкретно о нем говорить, не произойдет никаких изменений, поскольку Россия и Казахстан и без того плотно работают именно здесь. Нефтяные компании России участвуют в наших делах, у России есть свои месторождения на северном Каспии, так что в этом отношении будет все нормально.

Caspian Bridge: Как известно, договоренности о создании ЕАЭС предполагают к 2019 году появление общего рынка электроэнергетики. Кроме того, в 2016 году должна быть утверждена концепция общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов, а к 2025 году их планируется сформировать? Что это будет означать на практике?

Олег Егоров: Несколько лет назад поднимался разговор о том, что не пора ли нам создать единый нефтяной клуб по типу ОПЕК, Организации стран-экспортеров нефти. И вот в то время надо было эту тему развивать бы, но потом Узбекистан самоизолировался, Туркменистан отошел вообще от всяких взаимоотношений со всеми, и остались наедине Казахстан и Россия. То, что будет происходить по поводу создания каких-то единых систем, это, наверное, правильное решение, поскольку одним пробиваться на мировой рынок, одним развивать свои отрасли и не знать, куда девать продукцию этих отраслей, становится все более сложно. Когда мы будем производить нефть, газ, вести процессы их переработки, вырабатывать электроэнергии в едином сообществе, это в любом случае будет более эффективно, это всегда будет более конкурентоспособно.

Caspian Bridge: Министр нефти и газа Узакбай Карабалин заявил, что в North Caspian Operating Company (NCOC), управляющей компании Кашаганским и Северо-Каспийским проектом, происходит преобразование, в соответствии с которым организуется новая объединенная система управления, то есть, это принципиально новый оператор. На ваш взгляд, чем продиктовано это и насколько эффективной окажется новая структура?

Олег Егоров: Этот вопрос можно разделить на несколько таких подразделов. Первое состоит в том, что прежний оператор, итальянская ENI, который руководил всем процессом разработки месторождения Кашаган, потерял всякое доверие, из-за того, что произошло с трубами. Откуда взялись некондиционные трубы? Кто был их поставщиком? Проверялись ли трубы на прокачку по ним столь агрессивного газа, каким является газ месторождения Кашаган? Все это неизвестно, а управляла всем этим процессом как раз компания ENI. Какое сейчас может быть доверие, если она выбила из разработки громадное месторождение почти что на два года. Два года потерянных результатов, два года в бюджет не будет ничего поступать. Это раз. Второе — назначают компанию NCOC, ну ладно хорошо, назначить, назначили. Спрашивать надо с нее. Мне кажется, что с предыдущих операторов вообще никто ничего не спрашивал, раз привели, например, к несоразмерному увеличению бюджета разработки. Если в начале проекта говорилось о бюджете в 15 миллиардов долларов, потом стали говорить о 56 миллиардах. А сейчас говорят о 136 миллиардах — это бюджет разработки месторождения и ввода в эксплуатацию. Это как понимать, кто-нибудь контролировал вот эти цифры, откуда они взялись, за счет чего так бюджет увеличивается в десятки раз. Никто не контролирует, если эта компания новая станет оператором, нужно тщательно управлять ею, контролировать ее решения. И следующий момент, а мы где, казахстанская сторона, где вообще находится «Казмунайгаз»? Мы на равных условиях еще с четырьмя компаниями, входящими в консорциум. У нас пятерых по 16,81% участия. Почему же «Казмунайгаз» вообще ничего не делал там все эти годы, начиная с 2005-го, с 2008-го, когда получил долю и дальше, когда получил следующую долю. Вот такие вопросы возникают. Если мы, государство, как собственник ресурсов, заинтересованы в нормальной разработке, во вводе в эксплуатацию, ну, скажем, через полтора года, мы должны весь этот полуторагодичный процесс жестко контролировать во всем, и бюджетную его часть, и технологическую часть, и кадровую часть.

Caspian Bridge: Вы можете дать общую картину: с чем связана остановка Кашагана, когда возобновится?

Олег Егоров: В официальных источниках, которые мы читаем в нашей прессе было сказано о некоторых местах утечки газа. Экологи Запада Атырауской области называют 287 мест, где произошла утечка, о чем это говорит? Если даже в двух-трех местах утечка газа была обнаружена, значит надо проверять всю систему и менять эту всю систему. 10 километров, до берега 80 километров, да по заводу «Болашак» эти трубы циркулируют вокруг, километров 100-120 надо менять. Значит надо объявлять тендер, кажется, уже было такое сообщение. Объявлять тендер, находить надежного партнера, не того партнера, который поставлял ранее, по нему даже неизвестно: называлась японская компания какая-то и в то же время называлась наша компания, которая сваривала эти трубы, монтировала газопровод от острова до завода «Болашак». То есть надо найти такую компанию, которая могла бы дать нам надежный вариант, который не подвел бы в будущем после монтажа.

Нефть на Кашагане — это подсолевая нефть, она насыщена различными меркаптанами, это сернистые соединения, очень вредные. Нефть надо чистить от них, тогда она будет облагороженной и будет иметь хороший уровень цены на мировом рынке. Газ — это яд, это сероводород. Тут нужны специальные материалы, в частности трубы, оборудование и все прочее, что связано с прокачкой газа, которые делаются из специальных сортов стали. Вот такие сорта стали, трубы таких сортов были поставлены на Тенгизском месторождении в свое время, на Карачаганакском месторождении и эти месторождения идентичны по качеству сырья. Ни на Тенгизе, ни на Карачаганаке до сих пор не замечалось ни одной оплошности, связанной с трубопроводной системой. Что это означает? Это означает, что на Кашагане кто-то где-то с кем-то договорился по дешевке купить трубы, не отразив, естественно, в своем бюджете, грубо говоря, нагрели государство на этом деле. Никто сейчас этим не занимается — уголовное дело должно быть возбуждено, но я во всяком случае не слышал об этом.

Caspian Bridge: Как отразилась остановка Кашагана на казахстанском секторе Каспия?

Олег Егоров: Очень много замалчивается, очень много скрывается. Не может такого быть, чтобы этот агрессивный попутный газ разъел трубы где-то на «Болашаке», но при этом ничего не сделал на морском участке. Когда нет информации трудно что-то говорить, но если это произошло, это же катастрофа, потому что протяженность труб по дну Каспия довольно большая. Если там где-то что-то случилось это катастрофа.

Caspian Bridge: В числе четырех базовых направлений для внешней торговли Казахстана президент Назарбаев неоднократно называл помимо России и Китая также выход на Персидский залив через Туркменистан и Иран и выход на Запад через Каспийское море. Если давняя торговля с Китаем и Россией говорит сама за себя, то что можно сказать о двух других направлениях?

Олег Егоров: Президент говорил про выход на Персидский залив, этот проект уже существует лет двадцать, объединяя Западный Казахстан, Туркменистан, Иран и выход в Персидский залив. К этому проекту в свое время была предопределена торговля Ирана с нами нефтью. Было заключено соглашение, оно и сейчас в какой-то степени действует. На поставку из Казахстана 2-х миллионов тонн нефти по Каспию в порт Ирана на юге Каспийского моря, порт Нека, а оттуда эта нефть идет на два завода, в Тегеран и Тебриз. А эти 2 миллиона иранцы компенсируют нам в одном из портов на Персидском заливе. В связи с этим и возникла идея построить нефтепровод через Туркменистан в Иран, но от этого сейчас отказались. Хотя этот нефтепровод был бы в сравнении с другими самый дешевый и, в общем-то, эффективный. По Каспийскому морю нельзя такие нефть или газ гонять, надо эту нефть чистить тщательно на месте добычи, поэтому от проекта пока отказались. Только туркмены лелеют надежду, что нефтепровод и газопровод с туркменских морских месторождений пойдут в сторону Баку, но это направление, в общем-то, не совсем реально. Мы же стали запускать свою нефть танкерным флотом из Актау в Баку, оттуда в трубу Баку-Тбилиси-Джейхан. Этого нам достаточно. И потом знаете, вот сегодня мы говорим о развитии направлений, о строительстве новых труб. Мы только захотели отойти от сырьевой направленности, создавать перерабатывающие комплексы в том числе нефтехимические, газохимические, и тут же всю нефть, которая будет на Кашагане, уже практически разбирают по трубам, так когда же мы изменим нашу структуру экономики? Вот тут «палка о двух концах», хотелось бы заработать на сырой нефти, пока высокая цена на мировом рынке, но для нашей нефти сорта Brent это где-то 108-110 долларов за баррель. И в то же время надо заниматься перерабатывающими отраслями, обрабатывающими отраслями, которые способствуют нефтепереработке, газопереработке… Тут не надо искать несколько решений, надо сразу брать быка за рога и, пусть, сначала мы поднимем нашу обрабатывающую, перерабатывающую отрасль, а потом излишки будем продавать.

Caspian Bridge: Сегодня и раньше много говорилось о Транскаспийском газопроводе в рамках южного газового коридора, в котором заинтересован Евросоюз, но против которого выступают Россия и Иран. В частности через него планируется пустить газ с Тенгизского месторождения в Казахстане. Есть ли у него шансы на успех?

Олег Егоров: Сейчас уже столько настроили направлений трубопроводных, что уже нет интереса к ним. Помните, речь шла о Nabucco, тоже хотели построить такое направление, чтобы отсечь Россию, ну и что, Nabucco по оценкам экспертов в 4-5 раз был бы дороже чем, тот «Голубой поток», который построила Россия в Турцию, во столько же раз дороже, чем тот «Южный поток», который сейчас пойдет через Болгарию из России… Подобная гонка политиков, она не должна нас как в трясину затягивать, мы должны выработать свой взгляд на вещи и реально смотреть что именно сегодня принесет нам достаточный эффект и достойный эффект, чтобы не быть там на побегушках или на задворках, а для этого мы должны распоряжаться своим сырьем наиболее эффективным образом.

Caspian Bridge: Каковы в целом, или, может быть, вы выделили бы частности, перспективы развития казахстанского нефтегазового сектора Каспийского моря?

Олег Егоров: Этот вопрос очень серьезный и болезненный. Все сейчас ринулись в Каспий, уже десятки месторождений разрабатываются, или еще не разрабатываются, происходит оценка. Некоторые месторождения сразу закрыли, например Лукойл занимался разведкой месторождений Тюб-Караган, ну пробурили несколько скважин, они оказались сухими, пора закрывать это месторождение, нет там ничего… Но Лукойл говорит, дескать, мы еще там покопаемся, поработаем, ради спортивного интереса что ли… Есть у нас суша, на суше уже есть открытия новые. Зачем нам миллиарды долларов вкладывать в море, в такую трепетную экосистему, которую чуть-чуть нарушишь и все, катастрофа? Зачем нам вкладывать туда миллиарды долларов, когда мы на суше можем произвести новые открытия, которые уже есть, уже есть в районе тех месторождений, которые уже отработали свое. Сагиз, Макат и так далее да, они уже работают с начала прошлого века. И рядом находят ловушки, содержащие нефть, вот если мы найдем десяток, два десятка таких новых маленьких месторождений, они эффективны в добыче, они будут немного дешевле, они лежат на небольшой глубине и имеют очень высокие качественные характеристики, вот тогда мы будем говорить, что это направление тоже очень эффективное.

А море можно исследовать не нахрапом, а постепенно. Одно месторождение подвергли детальным исследованием, например Кашаган. Ввели его аккуратно в эксплуатацию, перейдем к другому — Курмангазы или еще какому-нибудь… А мы же все одновременно начинаем, Курмангазы, Аташ, потом под шифром N, это Нурсултан. И вот все одновременно ведутся работы, и везде работаем на 50%, но мы — скорее как наблюдатели, 50% — иностранные компании, которым все равно: Каспий это или что-то другое, они могут запросто и буровой раствор выбросить в море. Им здесь дальше не жить….


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение