Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2014: РК+ИРИ на пути сближения

22.06.2014

Автор:

Теги:

Аннонсированное смягчениесанкций в отношении Ирана , по мнению экспертов, будет влиять на взаимодействие Тегерана в стратегически важныхотраслях с прикаспийскими государствами и, в частности, с Казахстаном.   За комментарием по этому вопросу мы обратились к ДархануУалиханову – директору Информационно-аналитического центра «Caspian Bridge».

 

ИАЦ МГУ:  Дархан, на Ваш взгляд, насколько снятие санкций с Ирана повлияет на общуюситуацию на Каспии?

 

Дархан Уалиханов:  Прежде всего, на ситуацию на Каспии повлияет конфликтв Ираке. От степени участия Ирана в этом конфликте, от полученных вполитическом плане дивидендов, и будет зависеть ситуация на Каспии, ситуация всфере безопасности. Безусловно, Иран будет одним из серьезных игроков на этомполе. Кроме того, следует учитывать и милитаризационную возможность Ирана вприкаспийском регионе. У Ирана есть серьезная возможность нарастить на Каспиисвои силы, в случае необходимости. Это может изменить статус-кво.

 

ИАЦ МГУ: Это чтокасается безопасности. А, к примеру, на уровне взаимодействия по разграничениюакватории и шельфа Каспия?

Дархан Уалиханов:  Понятно, что у Ирана та же позиция, что удругих участников – по 20 %. Но здесь настораживает один момент, когда совсемнедавно заместитель министра иностранных дел Ирана заявил, что в Астрахани этотвопрос не будет решен. То есть мы можем ожидать от Ирана каких-то изменений егопозиции. Тем более, несколько месяцев назад из неофициальных источников мытакое уже слышали.

То есть, если позицияизменится, то соглашение не будет подписано, но мы, в любом случае, надеемся накакое-то другое политическое решение, предшествующее Конвенции, которое все жебудет подписано в Астрахани.

 

ИАЦ МГУ: Сможет лиреально Иран в краткосрочной-среднесрочной перспективе стать конкурентомКазахстану и России на рынке нефти и газа?

Дархан Уалиханов:  Недавно было проведено исследование BP plc, где они ещераз подтверждают, что Иран по разведанным запасам газа занимает первое место. Вэтом плане здесь для Ирана широкое поле. Другое дело, в какой-то краткосрочнойперспективе получится это или нет, другой вопрос. Здесь нужно учитывать, что вИране долгое время производственная система в нефтегазовой сфере простаивала,не модернизировалась. Нужно достаточно много времени, чтобы поставить все этона современные рельсы, для того, чтобы поставлять газ на широкие рынки.

Следует ли опасатьсяИрана Казахстану и России? Нефти хватит на всех, я имею ввиду, покупателей.Иран все же входит в ОПЕК и цены свои там согласовывает. Поэтому опасаться, чтоИран обвалит цены на нефть также не стоит.

 

ИАЦ МГУ: Каковыожидания Казахстана от снятия санкций с Ирана? Как этоотразится на политическом и экономическом «поведении» Казахстана?

Дархан Уалиханов: Вполитическом отношении следует ожидать некоей выжидательной позиции. Впостсанкционный период Казахстан, скорее всего, ограничится приветствием итоговмеждународных переговоров и, пользуясь случаем, отметит свою роль в этомпроцессе, поскольку 2 раунда переговоров по иранской ядерной программе все-такипроходили именно в казахстанском городе Алматы.

И это оправданно сучетом принципа многовекторности, которой Астана придерживается во внешнейполитике. Однако истинные причины, очевидно, находятся в геополитическойплоскости. Четко понимая, что снятие санкций, которые носили в большей степениэкономический характер – это, на самом деле, вопрос чисто политический, Казахстанбудет вынужден выстраивать линию поведения с учетом дальнейшего развитияотношений по направлениям Иран-США и Иран-ЕС.

Если по линии СШАследует ожидать переплетения вопросов борьбы с международным терроризмом иэкстремизмом, в том числе касательно ситуации в Ираке, оборотом наркотиков ит.д. с нефтяной тематикой, то в случае в ЕС более явной будет риторикасоблюдения прав человека и поставок иранского газа в Европу.

Наличие этих достаточносерьезных тем и должны лечь в основу позиции Казахстана, когда официальнаяАстана будет вынуждена искать второстепенные, менее «болезненные» сферы длятого чтобы попытаться заработать внешнеполитические очки и расширить спектрсотрудничества с Ираном. О какой-либо самостоятельной игре в любой из этихсфер, конечно же, речи не идет.

 

ИАЦ МГУ: Как отразитсяснятие санкций на двусторонних отношениях Казахстана и Ирана?

 

Дархан Уалиханов: Однозначно,отразится положительно. Здесь можно было бы довольно успешно синхронизироватьсвой выгодный безъядерный статус и возможности утилизации ядерных отходов спрограммой по обогащению урана Ирана; активизировать политическоесотрудничество в рамках таких международных организаций как ШОС и СВМДА;закрепить взаимопонимание по вопросу правового статуса Каспийского моря врамках «каспийской пятерки». Других существенных тем для взаимодействия сИраном на политическом поле, способных укрепить международный имидж Казахстана,пока не наблюдается.

В экономическом планенапротив имеется ряд перспективных в обозримом будущем направлений дляполучения финансовых дивидендов, причем для обеих сторон.

Так, возможновозобновление и увеличение объемов своповых поставок казахстанской сырой нефтив Иран, тем более что переговоры на официальном уровне по данному вопросу ужеидут, о чем в прошлом месяце сообщил заместитель министра нефти Ирана помеждународным вопросам. При наличии политической воли руководств двух страннеобходимо будет лишь реанимировать действовавшие до 2013 года механизмы обменасырой нефтью.

С отменой ограниченийна межбанковскую деятельность существенно облегчаются поставки в Иранказахстанского зерна и ячменя. В первую очередь, следует ожидать увеличенияобъемов отгрузки, осуществляемой через зерновой терминал в порту города Актау.К тому же осенью 2014 года ожидается завершение капитальной реконструкцииавтомобильного сообщения Мангистауской области с северо-западными целиннымирегионами республики, а к концу 2014 года планируется ввод в эксплуатациюжелезнодорожной ветки, соединяющую область с центром страны.

Кроме того, важнообеспечить загрузку зернового терминала в иранском порту Амирабад, который былпостроен в 2010 году совместно с казахстанской государственной компанией«Продкорпорация».

Наращиваниютоварооборота в иранском направлении будет способствовать также ввод вэксплуатацию железной дороги Узень-Горган через территорию Туркмении. Какизвестно, большая часть этой ветки хоть и с отставанием от первоначальногографика уже завершена. Теперь же Казахстану необходимо приложить усилия намежправительственном уровне для завершения строительства уже в текущем году.

Здесь стоит отметитьэкспортно-транзитный потенциал этой сухопутной линии т.к. наряду с европейскими российским рынками, увеличивается возможность экспорта и импорта в китайскомнаправлении и обратно.

ИАЦ МГУ: Хорошо, здесьвсе ясно. А что касается нефтегазовой сферы?

Дархан Уалиханов: Естественно,важно развивать проекты в нефтегазовой сфере, в частности в области разведки идобычи. И первые подвижки уже есть. Не так давно казахстанская делегация воглаве с заместителем премьер-министра посетила Тегеран, где Национальнаягеологоразведочная компания «Казгеология» подписала Меморандум о сотрудничествес Организацией по геологии и разведке рудников Исламской республики Иран пообмену научно-техническими возможностями.

Кстати, в продолжениитемы экономических отношений. Важно поощрять взаимные бизнес-инвестиции. Приэтом, Казахстан больше заинтересован в иранских проектах на своей территории,поскольку за время действия режима санкций Иран приспособился к жизни безвнешних инвестиций и почти на 100% обеспечивает свои потребности собственнымиресурсами. Поэтому у иранских компаний есть хорошая возможность выхода наказахстанский рынок с наработанным потенциалом в сфере сельского хозяйства,машиностроения, строительства и т.д.

В этом планепоказателен пример сотрудничества акимата Мангистауской области с офисом ТониБлэра по привлечению иностранных инвестиций в регион. За 2 месяца этой работыконкретную заинтересованность проявили датские и малазийские компании.Иранскому бизнесу также следовало бы проявить активность в этом плане.

Применительно конкретнок Мангистауской области, где крайне слабо развито растениеводство, показательнынеофициальные данные, когда до 40% всех поставок плодоовощной продукции вобласть приходится на Иран. И это в условиях действия санкций. Почему быиранскому бизнесу не начать строительство тепличных хозяйств и овощехранилищ пособственным технологиям, которые на порядок дешевле мировых брендов. К примеру,монтаж 1 гектара современной теплицы из Голландии будет стоить порядка 3 млн.евро, а те же иранские теплицы обойдутся по разным оценкам в 2, а то и в 3 разадешевле. Не это ли поле в прямом смысле этого слова для инвестдеятельности.

И как раз в эти дни вМангистауской области находится солидная делегация из иранской провинцииХорасан-Резави, которая изучает возможности для развития торгово-экономическихсвязей между двумя регионами. А в начале года напротив делегация во главе сруководством Мангистауской области с аналогичной целью посетила провинциюМазандаран. Таким образом, мы уже наблюдаем взаимный процесс налаживаниясотрудничества на региональном уровне, который в общем-то и служит базовойосновой для межгосударственных отношений. И я лично возлагаю определенныенадежды, что именно Мангистауский регион станет своего образа экономическимхабом для иранского бизнеса.

 

ИАЦ МГУ: Спасибо заответы!

 

Беседовала ВалерияРомащенко

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение