Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ультраправосторонее движение

13.06.2014

Автор:

Теги:

 

Ультраправосторонее движение

25 мая прошли выборы в Европарламент и в течение двух недель обрабатывались их окончательные итоги, но еще в конце мая стало понятно, что в Европе произошло «политическое землетрясение». Именно так назвал итоги выборов премьер-министр Франции Манюэль Вальс. Еще бы, ведь во Франции правящую партию обошел ультправый блок националистов «Национальный фронт» Марин Ле Пен, который получил 25 мест в Европарламенте. Всего в нем представлен 751 депутат.

22–25 мая 400 млн избирателей из 28 стран Европейского союза участвовали в выборах в Европарламент и избирали депутатов на ближайшие пять лет. Самыми успешными для националистического лагеря эти выборы стали во Франции и Великобритании, где ультрас существенно укрепили свои позиции по сравнению с показателями 2009 года.

Пресс-служба Европарламента приводит следующие цифры. Группа народных партий получила в Европарламенте 212 мест, потеряв 62 места. Группа социалистов оставляет за собой 186 (минус 10 мест), группа либеральных партий – 70 (минус 13 мест), группа «зеленых» – 55 (минус два места), группа объединенных левых – 44 (плюс девять мест), группа европейских консерваторов и реформистов – 43 (минус 14 мест), группа «Европа за свободу и демократию» – 36 (плюс пять мест).
Также в Европарламенте оказались 38 депутатов, которые до этого не входили ни в одну политическую группу, и 67 депутатов, избранных впервые.

Многие ведущие европейские политики признали, что испытали шок после оглашения итогов выборов. В частности, канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что не ожидала такого сильного роста популярности ультраправых партий, которых на Западе окрестили друзьями Владимира Путина.

В том числе г-жу Меркель разочаровало и то, что один мандат получила Национал-демократическая партия Германии, вышедшая на выборы с лозунгом: «Германия – это страна для белых».

Примечательно, что европейские ультраправые силы отличаются симпатией к России и ее лидеру Владимиру Путину. На фоне нынешнего охлаждения Москвы и Запада этот фактор также не может не печалить европейских лидеров.

Например, венгерская исследовательская группа Political Capital Institute, сумевшая предсказать триумф ультрас на прошедших выборах, спрогнозировала формирование в европейском парламенте пророссийского блока под шефством французского «Национального фронта», возглавляемого Марин Ле Пен. Она не скрывает своего восхищения «сильным российским вождем».
Бывший посол России при Евросоюзе Василий Лихачев после оглашения результатов заявил, что новый состав Европарламента позволит России улучшить отношения с Европой.

Депутатские места распределяются между странами пропорционально численности населения. При этом голосуют граждане Евросоюза за кандидатов в депутаты от той страны, в которой они проживают. Практически половина депутатских мест достается представителям четырех крупнейших стран – Германии, Франции, Италии и Великобритании.

Прошедшие в Европарламент политики шокируют толерантную Европу. Марин Ле Пен заявляет, что нужно точно сказать: европейский народ не хочет Украины в Евросоюзе. «Им это пообещали, но Украину здесь не ждут. Мы сейчас оказались в противостоянии. Но Крым – русскоговорящий и даже почти российский, мы можем сказать», – заявляет в одном за другим интервью г-жа Ле Пен. 
«Евросоюз – это абсолютно антидемократическая структура, до предела централизованная, где центр решает все. Только в Брюсселе знают, как развивать экономику, где брать ресурсы. В этот союз загнали совершенно разные страны, с разной историей, языками, культурой. И, главное, что их в это втянули, не спросив согласия людей», – напомнил лидер националистической независимой британской партии Найджел Фарадж.

Французский политолог Нешель Флоран считает, что приход в Европарламент разного рода «фриков» – это следствие протестного голосования. Люди разочарованы падением уровня жизни после кризиса, а прививка от национализма, сделанная после Второй мировой войны, уже давно забыта. «Националисты всегда предлагают простые решения: выгнать цветных, отнять у богатых и дать бедным, запретить аборты. Европейской молодежи, которая сидит без работы, у которой много энергии – она пассионарна – такие рецепты кажутся очень эффективными. Гитлер тоже использовал эту психологию. Он предлагал простые решения очень сложных проблем», – заметил г-н Флоран.

Директор информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ имени Ломоносова Сергей Рекеда, комментируя тему для «Къ», заметил, что в Европе растет общественная поддержка не просто «правых», а в целом евроскептических настроений, которые разделяются и многими левыми партиями. Поэтому корректнее было бы сказать, что в обновленном Европейском парламенте усилили свои позиции крайние евроскептические фланги политического спектра Европы. Связано это, в первую очередь, с недовольством постоянно растущим влиянием Брюсселя на внутренние дела европейских государств. 

Он напомнил, что еще 10 лет назад провалилась идея принятия общеевропейской конституции, которая практически превращала ЕС в федеративное государственное образование. Не принята эта конституция была главным образом потому, что не нашла поддержки среди европейцев. Тем не менее, многие из идей, заложенных в нее, впоследствии стали реализовываться в качестве отдельных законодательных инициатив общеевропейского характера. В итоге роль брюссельского руководства постоянно росла, превращая Евросоюз из демократического в бюрократическое сообщество, зачастую подчиняющее европейские страны интересам, которые разделяют далеко не все члены ЕС. Как заметил г-н Рекеда, если взглянуть на географию результатов выборов в ЕП, то видно, что особый успех евроскептики получили в развитых странах ЕС, таких как Германия, Великобритания, Франция, Польша (наиболее прагматичное и успешное из восточноевропейских государств ЕС). Население в этих странах недовольно, что из их бюджетов приходится дотировать менее развитых союзников, которые за годы пребывания в ЕС так и не смогли выстроить эффективную экономику. При этом, как ни парадоксально, во многих восточноевропейских дотационных странах растет недовольство Евросоюзом в связи с тем, что они получают, по их мнению, несправедливо малую финансовую поддержку, но повлиять на это фактически не могут – на общеевропейском уровне демократические механизмы больше декларативные, чем реальные, сказал эксперт.

Директор казахстанского научно-образовательного фонда «Аспандау» Канат Нуров полагает, что в общегражданских национальных государствах Европы национализм – реакция большинства титульных национальностей на размытие их ценностного ядра в процессе иммиграции закрытых и чуждых по культуре элементов, как правило, исламистского толка. Конечно, это проявление национализма, но вряд ли это нацизм, человеконенавистнический аспект там фактически выхолощен и слабо проявлен. Это, скорее, борьба с самим концептом Евросоюза. Победившая во Франции г-жа Лепен заявила, что хочет разрушить ЕС, но не Европу. Тем самым она националист больше во внешнеполитическом, и можно сказать, позитивном смысле – возвращения суверенитета своей нации от находящейся под влиянием США евробюрократии, заметил Нуров.

Сергей Рекеда считает, что не стоит проводить параллелей между ростом популярности правых идей в ЕС и ростом национализма в Украине. Нынешний украинский национализм носит постсоветский характер. Это, скорее, попытка найти виновного за то, что Украина при всей той ресурсно-промышленной базе, которая ей досталось от советского наследия, за весь постсоветский период не только не смогла модернизироваться, но и элементарно не оправилась в полной мере от развала 1990-х годов. 

«Не думаю, что украинские события приведут к масштабному всплеску популярности праворадикальных идей на постсоветском пространстве – условия не те. В Казахстане же и, пожалуй, в Кыргызстане тоже возможно определенное усиление националистических движений. Это обычный процесс для общества, идущего по пути интеграции. Любая оплошность на этом пути – инструмент для игры на националистических чувствах простых граждан. Вопрос лишь в градусе накала «правых» настроений. Думаю, что в ближайшее время, особенно при успешном развитии евразийской интеграции, почвы для качественного развития национализма в Казахстане не будет», – заключил г-н Рекеда.
 

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение