Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кыргызы и Кыргызстан в современную эпоху

12.06.2014

Автор:

Теги:


(часть 9)

Для Оливье Роя (Французский политолог-востоковед, эксперт, исламовед) трайбализм, в строгом смысле существующий у кочевых племен, определяется "группами определенных лиц одного рода, одной генеалогии, организующих их в систему, в обособленный круг или в одно колено родословной " (Roy O., 1997, p. 58). До русского завоевания глава каждого племени (бай или манап) мог быть отрешен от должности или заменен во время курултая. Его господство и его право на наследство следовательно никогда не были закреплены как в оседлой среде.

С другой стороны, расколы, порождающие племена и даже племенные конфедерации, как в 1801 для казахской орды Букея, подтверждают внутренние изменения в племенах в противоположность консерватизму оседлых кланов (Ibid., p. 59). К тому же, Оливье Рой, сравнивая случаи с оседлыми и узбекоязычными локаями и конгратами Таджикистана, доказывает, что "трайбализм – это организованность по памяти, а не в социальном смысле. Система больше строится, чем поддерживается" (Ibid., p. 56), так как у этих двух племен, например, у локая племенное происхождение берет верх над этническим, и наоборот – у конгратов. Более важно то, что только локаи настойчиво признают свою принадлежность к узбекам, а конграты себя специфицируют как конграты (Ibid., p. 56).

Идентичность племени вытекает следовательно в форме вырождения в оседлой среде. Наоборот, сила трайбализма в кочевнической среде постоянно требует принадлежности к племени наряду с национальной принадлежностью: кыргыз будет всегда идентифицироваться одновременно и как кыргыз, и как член господствующего племени (сарыбагыш, саяк, бугу). И наконец, в кочевой среде племя всегда зарождается от общего мифологического предка и овеяно подвигами, восхваленными в эпосах. У этого общего предка есть незапамятное прошлое и сверхчеловеческое долголетие жизни, что позволяет объединить вокруг его жизни большие (воинственные) события истории, прожитые племенем и часто смешиваемые с ними. Таким образом, кыргызский Манас среди множества других народов при жизни боролся так же с уйгурами (VIII в.) и ойратами (XVII в.)!

В случае с кыргызами мы настаиваем на понятии преемственности и потомственности в племенах. Что бы там ни было в этом регионе в настоящее время борьба за влияние в политической и экономической органах власти в Кыргызстане основывается на региональной и родовой борьбе. Итак, даже если племена многочисленнее в некоторых регионах, чем в других, роль номадизма в течение всей истории является причиной того, что у киргизских племен есть ответвления по всей кыргызской территории и даже за ее пределами. В некоторых случаях, повторимся, солидарность племени стоит впереди солидарности региона.

По примеру древних кочевых конфедераций современные роды склонны замкнуться в себе в мирный период и игнорировать действия центральной власти в регионах.

Советская власть, надо это признать, увековечила институт родовых связей через колхозы и совхозы, так как каждый колхоз или совхоз монополизировался каким-то родом. Это была цена, которую надо было заплатить Москве, чтобы убедиться в присоединении местного населения к центральноазиатской политике. Принять контроль рода над местным органом Коммунистической партии означало придать ему местную окраску с меньшим русофильством в партии и обеспечить лояльность местных властей. Во всяком случае, вопреки недовольным официальным рассуждениям "кореннизация" кадров туркменской, казахской или кыргызской Коммунистических партий не могла существовать без отказа от родового фактора, так как каждый туркмен, казах или кыргыз от рождения принадлежит одному роду. (В оседлой среде исключения могли опровергнуть обязательную принадлежность местного кадра из коммунистов клану.)

Эти стремления родов к автономии ослабляют, бесспорно, значение центральных властей в стране, но во имя государственности они вынуждают те же власти признать их вес и считаться с ними. С этого признания появляется необходимость установления беспристрастных способов обсуждения и управления. Некогда это были курултаи, значение которых в наши дни носит скорее культурный характер, и сегодня это подтверждается необходимой ролью парламента, политических партий и неправительственных организаций. Если Кыргызстан сегодня является более гибким государством, чем его соседи, в смысле свободы слова, ссылки на необходимость сохранения согласия вокруг государственности не столь просты.

В Таджикистане, вследствие оседлого характера таджиков сходства делаются скорее в зависимости от регионов. Происхождение этой установки древнее и уходит корнями к более древним временам до миграции первых кочевых тюркских племен VI в. Также, если каждая миграция народов (арабов, карлуков, узбеков) добавляла другие населения на таджикские территории, то все эти народы были постепенно поглощены доминирующим региональным элементом. Таким образом, сегодня таджик из Куляба определяется как кулябский, таджик из Ходжента как ходжентский, помещая на второй план свое этническое происхождение.

С тех пор любая центральная власть ощущается в Таджикистане господством одного региона над другим, и в противоположность Кыргызстану цель каждого региона состоит в том, чтобы выиграть (оружием, выборами или переговорами) эту политическую власть, источник его престижа. В настоящее время политическая власть держится в руках кулябской группировки. Во время исламо-демократического правительства 1992 г. он был разделен между гармцами и исмаилитами Памира. До этого на протяжении долгого времени властвовали жители Ходжента. К тому же целью гражданской войны со стороны идеологии и политики партий было главным образом навязывание господства одного региона над другими.

Но в каждой группировке встречались элементы нескольких народностей. Узбеки присутствовали у кулябцев, ходжентцев так же, как и у гармцев. С тех пор с момента укоренения местного народа в государстве в случае с таджиками надо говорить о понятии клан, а не род. За исключением кыргызов таджикского Памира, в тот момент оставшихся в стороне от конфликта в Таджикистане и отказывавшихся от того, чтобы выступить в защиту того или иного лагеря и поэтому присоединившихся к таджикской политической власти. Не столько их малое количество, сколько их уход в себя, в свою родовую идентичность с благоприятным расположением в пределах чужого владения в течение 7-8 месяцев в году, и полукочевой образ жизни отличали кыргызскую родовую близость от таджикской клановой близости. Таким образом, кыргызы Памира показали в противоположность другой народности одно реальное единство и этническую сплоченность, систематически отказываясь от того, чтобы быть присоединенными к соперничеству между региональные таджикскими кланами.

Давид Гаузер, французский исследователь, историк

Автор перевода Турусбек Мадылбай

1 Французский политолог-востоковед, эксперт, исламовед.

Источник - akipress.org


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение