Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Туркмения, Азербайджан и Турция сближаются

29.05.2014

Автор:

Теги:

 

Виктория Панфилова обозреватель "Независимой газеты" специально для "Вестника Кавказа"

В Баку в понедельник состоялась встреча министров иностранных дел Азербайджана, Турции и Туркменистана, которые обсудили "актуальные вопросы двусторонних и трехсторонних связей", а также важные вопросы будущего сотрудничества. Глава МИД Туркменистана Рашид Мередов уточнил, что основное внимание было уделено вопросам энергетики, в частности, поставкам каспийского газа в Европу. Как считают эксперты, если удастся реализовать европейский проект "Южный коридор" вовлечением в него прикаспийских стран, то это усилит зависимость европейского рынка от партнеров России. Однако возможные объемы транспортировки каспийских энергоресурсов будут, в сравнении с российскими, небольшими. Рост потребностей стран Европы в природном газе дает возможность для сотрудничества в энергетической сфере между странами СНГ, которые обладают ресурсами, и теми, чья территория будет использоваться для транзита.

Один из разрабатываемых маршрутов – "Южный коридор", который должен обеспечить ЕС поставками природного газа из Азербайджана, Туркмении, Ирака и в долгосрочной перспективе из Ирана. В конце прошлого года было подписано инвестиционное соглашение между компаниями SOСAR и BP. "Этот проект дает нам возможность в первую очередь начать разработку огромных газовых запасов Азербайджана, во-вторых, Азербайджан превращается в важного поставщика энергии в Европу и в-третьих, соединяя непосредственно Каспийский регион и европейские рынки, он приносит прибыль странам от Каспийского моря до центра Европы", – сказал после подписания договора глава SOСAR Ровнаг Абдуллаев.

С месторождения "Шахдениз-2" на европейские рынки будет транспортироваться газ в объеме 10 млрд куб.м. в год в течение 25 лет. Еще 6 млрд куб. будет поставляться в Турцию. Было также заявлено, что для этого необходимо расширить Южно-Кавказский трубопровод через Азербайджан и Грузию, построить Трансанатолийский газопровод (TANAP) по территории Турции и Трансадриатический газопровод (TAP) по территории Греции и Албании в Италию. Как заявляли официальные лица в Баку и Анкаре, эти газопроводы "должны строиться с учетом их возможного расширения, чтобы вывести транзитные объемы Южного газового коридора за пределы 10 млрд куб.м. газа в год". Но при этом министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз уточнил: "Проект TANAP заинтересован в дополнительных объемах туркменского газа". Если удастся подключить к проекту Туркменистан, то в этом случае, Азербайджан становится еще и страной-транзитером. Удобное географическое положение страны дает возможность использовать еще и этот статус.

В частности, SOСAR и "Роснефть" на днях подписали соглашение о создании СП. Игорь Сечин и Ровнаг Абдуллаев после подписания в рамках Петербургского международного экономического форума отметили, что соглашение позволит начать конкретную совместную работу по отбору и реализации крупномасштабных проектов в Сибири, на шельфе Каспийского моря и прочих акваториях, а также создаст возможности для обеих компаний по выходу на новые рынки сбыта. Также Азербайджан стал страной-тразитером для переброски электроэнергии из России в Иран.

Туркменистан в вопросе экспорта своего газа желает продавать его "на своей границе". Это означает, что Ашхабад готов доставлять газ к своей границе, а остальное его не интересует. Поэтому в вопросе строительства газопровода по дну Каспийского моря в Азербайджан он был достаточно пассивен. Пассивность может объясняться пониманием того, что такой проект реализовать невозможно, пока не решен вопрос статуса Каспия. Чтобы разрешить эту проблему, пять прикаспийских стран должны прийти консенсусу, но до этого далеко. Следовательно, судьба подводного газопровода будет оставаться неопределенной. Поэтому вполне вероятно, что Запад может начать рассматривать возможность строительства газопровода из Туркменистана в Иран, если санкции в отношении этой страны будут отменены, а желание уменьшить энергозависимость Европы от России станет необратимой.

Руководитель клуба политологов "Южный Кавказ" Ильгар Велизаде встречу министров иностранных дел в Баку склонен рассматривать шире, чем переговоры по газовой теме. "Судя по характеру встреч, поднимаемым темам, духу и букве принятой по итогам мероприятия Бакинской декларации, встреча министров иностранных дел трех стран призвана заложить основу трехстороннего формата отношений трех наиболее близких в культурном и языковом отношении тюркоязычных государств", – сказал "Вестнику Кавказа" Велизаде. По его словам, это не первая попытка реализовать турецко-азербайджано-туркменский формат взаимодействия на более или менее постоянной основе. Первый раз президенты трех стран встречались осенью 2008 года в Туркменбаши, чтобы наметить конкретные шаги совместной работы. Однако тогда не удалось продолжить работу в намеченном ключе. В качестве одной из причин помешавших этому можно назвать возобновление азербайджано-туркменского спора из-за месторождений в Каспийском море. Кроме этого, Ашхабад в то время находился в шаге от реализации крупнейших проектов по поставкам своего газа в Китай, и западное направление рассматривал не в первую очередь.
Сегодня ситуация изменилась. Россия заключила объемный договор с Китаем по газовым поставкам, и когда он заработает, то вероятно отразится даже на ценообразовании, а то, что Пекином ревизии будут подвергнуты нынешние поставщики и условия поставок – сомнений почти нет. С учетом этого может измениться и позиция Туркмении к вопросу энергообеспечения Европы, и он начнет проявлять встречную заинтересованность.
"Возможно, встреча в Баку между главами МИД Турции и Туркменистана положит основу для эффективного взаимодействия. Турция в этой связи выступает в качестве главного лоббиста поставок туркменского газа в Европу", – полагает Велизаде.

Еще одной темой министерской встречи в Баку стал вопрос более активного участия Ашхабада в формате сотрудничества тюркоязычных стран. До сих пор Туркменистан участвовал в этом формате в лице представителя президента - обычно спикера парламента, либо заместителя председателя правительства. Сегодня речь может идти о пожелании партнеров по союзу видеть Туркменистан, представленный президентом страны. Это отразится на имиджевой составляющей альянса тюркоязычных государств, а сам формат встреч на данном этапе мог бы стать "пятисторонним" (Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Турция, Киргизия). "Тот факт, что министры договорились сделать встречу в трехстороннем формате регулярной, говорит о наличии стабильного интереса в обсуждении основных тем сотрудничества. От того, каким содержанием оно будет наполняться, зависит, в том числе и характер принятых решений", – подчеркнул Велизаде.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение