Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Россия, Казахстан и Белоруссия стоят общий дом

28.05.2014

Автор:

Теги:

Президенты России, Белоруссии и Казахстана Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев 29 мая подпишут Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Он вступит в силу 1 января 2015 года после ратификации национальными парламентами. Создание нового Союза выводит страны-участницы на более высокий уровень интеграции. При этом, как сообщил на брифинге в Астане 26 мая вице-министр иностранных дел Казахстана Самат Ордабаев, изменения в договор о создании ЕАЭС после его подписания вноситься не будут. 

Инициатором создания Евразийского экономического союза стал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он первым из лидеров выступил с идеей реинтеграции стран-участниц СНГ. В марте 1994 года Назарбаев выступил в МГУ им. Ломоносова с лекцией, в которой прозвучало предложение создать новое объединение – Евразийский союз, где должны были появиться наднациональные координирующие органы. "Хочу поделиться с вами мыслями о дальнейшем развитии нашего Содружества, – сказал Назарбаев. – К сожалению, на сегодня СНГ не отвечает в полной мере объективным требованиям времени и не обеспечивает интеграцию стран-участниц, в которой наши народы так остро нуждаются. С момента создания Содружества его члены не сближаются, а все больше отдаляются друг от друга. Принято и подписано более 400 документов о сотрудничестве, но почти все они пока не действуют".

СНГ, в свое время, было востребовано как инструмент смягчения последствий разрыва единых хозяйственных связей между бывшими союзными республиками. Созданные впоследствии интеграционные объединения ЕврАзЭС и Таможенный Союз стали этапами укрепления взаимодействия между наиболее развитыми и подготовленными к интеграции государствами. Сейчас созданы все условия для интеграционного проекта качественно нового уровня. Евразийский экономический союз предполагает максимальное взаимопроникновение экономик, переход к общему рынку при отсутствии каких-либо барьеров и тарифных ограничений.

Старт евразийскому экономическому проекту будет дан главами России, Казахстана и Белоруссии 29 мая в Астане. "Для России принципиально важно, что в разгар украинского кризиса и последовавших геополитических трансформаций евразийские партнеры подтвердили намерение закончить работу над созданием ЕАЭС к концу мая. Несмотря на то, что обсуждение некоторых разделов будущего договора по ряду отраслевых направлений, прежде всего касающихся энергетики и транспорта, еще ведется, нет оснований ставить под сомнение сроки создания Евразийского экономического союза", – сказала автору исполнительный директор Политологического центра "Север-Юг" Юлия Якушева.

Сомнения были после заявления Александра Лукашенко, который добивался равного доступа к трубопроводам и равным тарифам на прокачку энергоресурсов, в том числе из Казахстана. В своем послании к белорусскому народу и Национальному собранию он так и сказал, что готов подписать договор о создании Евразийского экономического союза только в том случае, если будут отменены все изъятия и ограничения во взаимной торговле. Лукашенко отметил, что за процессом создания ЕАЭС следит весь мир. "Страны от Украины до Таджикистана, следят за тем, что получат государства от создания Евразийского экономического союза", – сказал Лукашенко.

После угроз белорусского лидера заблокировать подписание договора ряд вопросов для Минска решился положительно. В итоге Москва пообещала перечислить в течение мая $2 млрд кредитных средств для пополнения таящих белорусских золотовалютных резервов. Решился также и вопрос о поставках нефти.

В свою очередь, Астана заявляет о том, что Евразийский экономический союз является только экономическим проектом – без посягательств на политический суверенитет. Эту ноту подхватили национал-патриоты Казахстана, усматривающие в интеграции с Россией угрозу утраты государственного суверенитета и превращение Казахстана в колонию неоимперии. Например, общественный деятель Казахстана Серикжан Мамбеталин отмечает, что интеграция в рамках Таможенного и Евразийского союза предполагает конец многовекторной политики Астаны и геополитический сдвиг в сторону Москвы: "Мы не можем интегрироваться с Россией настолько, чтобы завтра не иметь возможности без оглядки на Москву развивать самостоятельно отношения с Китаем, с Евросоюзом, с США, и другими державами".

Впрочем, в Ак Орде услышали критику. Как сообщил вице-министр иностранных дел Казахстана Самат Ордабаев, Казахстан при обсуждении проекта Договора о создании Евразийского экономического союза отстоял исключение из него таких вопросов, как общее гражданство, общая охрана границ, общая внешняя политика и др. Он отметил, что сейчас проект договора о ЕАЭС учитывает все национальные интересы Казахстана. "Все эти вопросы регулируются многосторонними документами, правового вакуума не существует. Будут только экономические вопросы. Никакой политики", – подчеркнул он.

Юлия Якушева, комментируя "подводные камни" будущего союза, отмечает, что те проблемы, с которыми сейчас сталкивается казахстанский и белорусский бизнес при выходе на российский рынок, – это рабочие моменты, которые достаточно несложно решаются. Возможности объединения экономических потенциалов, создания совместных производств перевешивает издержки, которые возникают на первых порах существования нового объединения. По ее словам, в соцсетях и блогах особенно активны так называемые национал-патриоты, усматривающие в интеграции с Россией угрозу утраты государственного суверенитета. "Подобные опасения, надо признать, подогреваются необдуманными заявлениями некоторых российских политиков и экспертов, которые выступают за наполнение будущего союза и  политической составляющей. В России эти заявления почти не замечают, а в Казахстане их воспринимают крайне болезненно. Однако в целом антиевразийские настроения в Казахстане носят во многом субъективный и эмоциональный характер", – считает эксперт. Между тем последние замеры общественного мнения в Казахстане показывают, что порядка 85% казахстанцев поддерживают участие своей страны в ЕАЭС. "Думаю, эти данные отражают высокий уровень доверия к курсу руководства Казахстана, а также уверенность в эффективности российско-казахстанского сотрудничества".

Как считает эксперт, в этих условиях Россия сделала принципиальный выбор – отказалась от привнесения в проект политической составляющей. На данном этапе нет никакого смысла форсировать создание политических надстроек в рамках Союза. Для начала нужно выстроить эффективно действующую экономическую организацию. "Заметьте, сам союз имеет в названии слово экономический. Кроме того, в ЕАЭС все стороны будут иметь равную представленность, как и равное право голоса, что исключает какое-либо доминирование Москвы над остальными членами объединения", – сказала  Якушева.

Но есть и другие мнения. Научный сотрудник Института экономики Александр Караваев считает, что политическая интеграция проходит красной линией, даже если о ней активно не говорят. "Много высказываний, полагающих, что инициируя ЕАЭС, Россия преследует, прежде всего, геополитические задачи регионального доминирования и усиления глобального веса. Такой компонент, безусловно, существует, но зацикливаться на этой стороне комплексной интеграции - значит не видеть ее глубины", – сказал автору Караваев. На взгляд эксперта, проблема разного видения задач политической интеграции не критична для Союза. "Нельзя было ожидать одинакового подхода, но гармонизация с учетом пожеланий Минска сохранить свои социально-экономические преимущества и опасений Астаны попасть под еще большее внешнеполитическое влияние Москвы - вполне возможна", – убежден Александр Караваев. Он считает, что если не произойдут глобальные тектонические сдвиги в связи с обострением отношений России и Запада, в перспективе пяти-семи лет возможно создание наднациональных политических органов ЕАЭС (общего парламента).

Для России интеграция может стать определенным выходом из ловушек санкций (регистрируя часть проблемных активов у партнеров), и способом усилить позиции Москвы за счет симфонии нескольких игроков. Они, в свою очередь, сами усиливают свои внешнеполитические ставки. Не будь у Астаны столь тесных отношений с Москвой, вряд ли бы Вашингтон решился попробовать подключить Назарбаева к диалогу с Москвой. Перспективы, как оказалось, не большие, но сам факт заслуживает внимания. У евразийской интеграции, считает эксперт Караваев, есть и ряд идеологических моментов. Во-первых, как было указано еще в отношении соглашений СНГ, это способ "поддержки своих". Евразийские президенты, партнеры Путина, как раз в этом видят свой главный плюс от участия в процессе. Он может и не сыграть решающего значения в транзите власти, но имеет весьма значительную роль как чувство "страховки" для очередной пролонгации персональной власти либо власти существующего режима (успех преемника Назарбаева, очевидно, будет зависеть, в числе прочего, от одобрения Путина). Другое дело, что этот фактор не может стать базой для официальной идеологии Союза. Просто симпатия элит участников интеграции не может стать платформой для единых ценностей. Нужна глубокая работа и длительный поиск идеологических оснований, скорее всего, на базе консервативных светских ценностей.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение