Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2014: новая жизнь СВМДА

22.05.2014

Автор:

Теги:

21 мая завершился официальный визитпрезидента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Китай, куда он прибыл в рамкахучастия в работе саммита СВМДА в городе Шанхай. ИАЦ МГУ обратился закомментарием к известному российскому эксперту по СреднемуВостоку и Центральной Азии, руководителю международной экспертной группы ИАЦCaspian Bridge Александру Князеву.

 

ИАЦ МГУ: Каковы основные итоги визитаНазарбаева в Китай?

 

Александр Князев: Помимо огромногообъема конкретных соглашений и сформулированных сторонами намерений в областиэкономики, о которых достаточно уже сказано, на более общем уровне я бы выделилдва момента. Во-первых, СВМДА – детище президента Казахстана НурсултанаНазарбаева, кажется, стало получать содержательное наполнение. По-крайней мере,появилось движение в этом направлении. До сих пор, чего греха таить, это былонечто скорее декларативное, демонстрирующее добрую волю Казахстана вмеждународных делах, но ничего не решающее образование.

На полях саммитов СВМДА что-то решалосьна двусторонних уровнях, в групповых форматах, но сама структура была аморфной,никого ни к чему не обязывающей площадкой и не более. После шанхайского саммитапоявилась тенденция к переформатированию ее в нечто дееспособное и призванноеработать в реальности. Думаю, это объективный процесс, отражающий какальтернативный глобализации тренд на региональную консолидацию.

Во-вторых, кризис международного права,как и недееспособность институтов его реализации – ООН, ОБСЕ, – не очевиден толькодля тех, кто не способен хоть мало-мальски задумываться. После распада СССР ООНне решила позитивно ни одной конфликтной проблемы в мире, так же как и ОБСЕ вареале ее деятельности. Еще в 2007 году мне доводилось писать о том, чтоазиатскому региону  необходима свояорганизация, необходим свой институт регулирования межстрановых отношений иобеспечения безопасности, мне в такой роли тогда виделась ШОС.

ШОС пошла по иному пути развития, носама потребность осталась и теперь есть шанс, что она будет реализована воболочке идеи казахстанского президента. Думаю, Назарбаев понимал этупотребность  еще тогда, когда выдвинулидею СВМДА. Нынешнее время ее востребовало и, думаю, что если развитие СВМДАпойдет в направлении реального замещения части тех функций, которые формальнопередавались ООН и ОБСЕ, это будет фактор, который должен существенно поднятьавторитет Казахстана в Азии, да и в мире в целом. 

 

ИАЦ МГУ: Уже третий раз в этом годувстречаются президенты Казахстана и Китая. С чем связана подобная частотавстреч?

 

Александр Князев: Китай входит в тройкузначимых соседей Казахстана, наряду с Россией и Узбекистаном, и было быстранно, если бы подобных встреч не было, особенно учитывая масштабы КНР и ееэкономики. Вообще, географическое расположение Казахстана уникально, оно даетогромные возможности, но и требует постоянной работы с соседями. Можнопосчитать, сколько раз в этом году встречаются Нурсултан Назарбаев и ВладимирПутин, Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов.

Нынешняя встреча показала качественноновые намерения по экономическому сотрудничеству РК и КНР, это определенноепереформатирование внешнеэкономической ориентации: доля участия Китая вказахстанской экономике начинает очень серьезно конкурировать с западнымипартнерами РК. Это, если угодно, стратегический выбор, не в последнюю очередьпродиктованный политикой США и ЕС, США и НАТО в отношении Украины.

Во-первых, руководство Казахстанасмещает акценты в пользу более надежного партнера, каковым выглядит Китай всравнении с Западом. Во-вторых, сотрудничество с Китаем – это некая «подушкабезопасности» для Казахстана на тот случай, если Запад решится на какие-тосерьезные санкции в отношении России и это ударит по Казахстану как ближайшемусоюзнику России по ТС и начинающему функционировать Евразийскому союзу. Активизацияотношений с Китаем это диверсификация внешних связей, включая и неизбежные влюбых связях зависимости. Главное – найти чувство меры, пока это удается.

 

ИАЦ МГУ: Каковы Ваши прогнозы подальнейшему сотрудничеству Казахстана и Китая? В каких направлениях этиотношения будут развиваться? Будет ли что-то меняться после подписания договорао создании Евразийского экономического союза?

Александр Князев: Ситуация с Крымом иУкраиной ярко продемонстрировала то, о чем говорилось давно: возможности такназываемой «многовекторной» внешней политики для кого-то сужаются, для кого-тозаканчиваются. Казахстан, на мой взгляд, принадлежит к первым.

Не думаю, что после подписания договорао новом союзе что-то принципиально изменится в казахстанско-китайскихотношениях. Казахстан однозначно сделал выбор в пользу евразийской интеграции(учитывая и то, что все-таки первопроходцем самого проекта такой интеграции былопять-таки Назарбаев, еще в 1990-х). Этот выбор виден и по реакции Казахстанана те же крымскую и украинскую ситуации. Да, правила игры не позволяютруководству РК прямо поддержать Россию в том же вопросе воссоединения с Крымом,но высказанное Назарбаевым «понимание» действий России тоже многого стоит. Вкаком-то смысле, это вызов и на себя новых рисков и угроз, думаю, в Астане этоясно понимают и готовы к ним. А Китай в условиях сужения возможностеймноговекторности – это полюс, позволяющий Казахстану не оказаться подчрезмерным давлением России, сбалансировать свое таможенное и евразийскоесоюзничество дополнительными и немалыми возможностями. Не секрет ведь, что врамках уже действующего четвертый год Таможенного союза казахстанская экономикапо ряду позиций оказалась на вторых ролях, оказалась подавлена российскимиэкономическими масштабами. Вот, сотрудничество с Китаем и необходимо для того,чтобы в Москве, в том числе, понимали, что в следовании своим национальныминтересам у Казахстана есть и альтернативные варианты. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение