Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2014: случайности не случайны

16.05.2014

Автор:

Теги:

7мая с официальным визитом в Казахстан прибыл заместитель госсекретаря СШАУильям Бернс. Там он встретился с президентом Казахстана НурсултаномНазарбаевым и рядом других официальных лиц.

ИАЦ МГУ обратился закомментарием к заместителю генерального директора Института национальнойстратегии Александру Костину.

ИАЦ МГУ:   Как Вы бы прокомментировали итоги визитазаместителя госсекретаря США Уильяма Бернса в Казахстан?

Александр Костин: Ясчитаю, что визит заместителя госсекретаря США был значительнымвнешнеполитическим событием для Казахстана. Бернс весомая фигура в американскомполитическом истеблишменте, именно в аппарате Госдепартамента. Более того, былаинформация, косвенно подтвержденная, что Бернс выступал с неформальной миссией «переносчика»послания Барака Обамы.

Скорее всего,обсуждались не столько казахстанско-американские отношения, сколько общаяситуация в регионе и, наверняка, момент посреднической функции Казахстана междуСША и Россией.

Я уже говорил, в одномиз интервью, что у нас отсутствуют неформальные каналы коммуникаций с западнымсообществом. А казахстанская элита этими каналами обладает. А у нас, кромеформальных коммуникаций других нет. И это парадокс.

В целом, для Казахстанаэтот визит имел большое значение, иначе президент РК не пожертвовал бысаммитом, пусть и неформальным.

 

ИАЦ МГУ: Российскиеэксперты обсуждают отказ Нурсултана Назарбаева от участия в неформальномсаммите ОДКБ 8 мая в пользу встречи с заместителем госсекретаря США УильямаБернса. И звучат достаточно категоричные формулировки, мол, Казахстан переосмысливаетвнешнеполитические приоритеты. Как Вы думаете, с чем в действительности связанотказ президента РК?

 

Александр Костин: Ядумаю, что ни о каком переосмыслении речь вообще не идет. Российские экспертывообще часто реагируют на подобные новости рефлексионно, в оторванности отконтекста отношений. Такая позиция ничего общего с реальностью не имеет.

Что касается отказаНазарбаева, то визит Бернса, на мой взгляд, имел реально большее значение для Казахстана. Бернс – это посланник и егопослание было адресовано непосредственно президенту РК. И здесь даже не вопросв том, что было важнее, а лишь гармоничное расставление приоритетов.

Неформальный саммитОДКБ, по сути, глобального политического значения не имел. Но если мы посмотримназад, то будет очевидно, что Назарбаев выступал локомотивом, драйверомевразийского проекта, о чем свидетельствует его лекция в МГУ. Онпоследовательно подтверждал позицию Казахстана по этому вопросу. Поэтому здесьникаких вопросов просто не может быть к Казахстану.

Фактически, отказпрезидента – это был не отказ. Это было лишь расставление приоритетов. ПрезидентРК выполнил свою миссию в формате евразийской повестки. У Казахстана есть своястратегия, свое место в регионе, свои интересы. И он их просто последовательнореализовывает. Казахстан, прежде всего, наш партнер и его именно так и нужновоспринимать. Никак иначе.

 

ИАЦ МГУ: С начала годазаметна явная активность США в центрально азиатском регионе. Визитызаместителей госсекретарей прошли во всех странах ЦА. С  чем связана подобная активность США вцентрально-азиатском регионе в целом и в Казахстане в частности? Это ведь ужевторой визит заместителя госсекретаря США в Казахстан практически за месяц.

 

Александр Костин: Начнус того, что США всегда были активны в регионе. Я бы не назвал происходящеевсплеском активности, это, скорее всего, всплеск интереса российских СМИ,истеблишмента к региону и политике Вашингтона в нем. Интерес США всегда былстабильно высоким. Это видно по количеству общественных организаций, попредставительству дипломатического корпуса в Казахстане, по количествумероприятий, проводимых американской стороной. Тут даже не стоит сравнивать сроссийскими подобными мероприятиями.

Но если мы все жедопускаем определенный всплеск интереса, то его можно охарактеризоватьнесколькими событиями. Во-первых, это вывод войск из Афганистана, которыйприковывает внимание США к Казахстану. Ведь Казахстан на данный момент являетсяодним из двух центров силы, на которые США делают ставку. Первый этоУзбекистан. Второе, борьба влияний с Китаем.

Третье. Рамочнаяреализация проекта Уильяма Блейка «Великий Шелковый Путь». Сейчас он вновьначинает раскручиваться. Американцы вообще редко отказываются от своих планов. Иэто видно по новому всплеску интереса к этому проекту, хотя мне он кажется малоперспективным.

Казахстан к тому жерассматривается не только как ближайший союзник, но и через фокус контактов спрезидентом РК. Собственно говоря, Назарбаев это человек, к которомуприслушивается наш Президент, у них есть личный контакт. Казахстанрассматривается именно через ценность влияния Нурсултана Абишевича на Путина.Точнее не влияния, а того, что он будет услышан корректно и правильно ПрезидентомРФ. Такую позицию можно увязать с кризисом отношений США и РФ. Вашингтон вполнеможет  таким образом пытаться расширитьнеформальные каналы коммуникаций с Россией.

Честно говоря, не вижусейчас какого-то взрыва интереса США к Казахстану. Увеличение количествавизитов американских чиновников связано с обострением отношений с Россией. Повсему остальному США стабильны в своем интересе, они годами стратегическивкладывались в Казахстан.

 

ИАЦ МГУ: Близитсяподписание договора о создании Евразийского Экономического Союза. В этой связи,какие будет дальнейшие шаги США относительно Казахстана?

Александр Костин: Именностратегия с подписанием договора меняться не будет. Надо понимать, что с подписаниемдоговора Союз резко не появится, не станет работать, его построение займет определенноевремя. По сути, подписание – это формальный момент.

Вопрос в том, как Союзбудет развиваться, какие альтернативы будут предлагаться Казахстану с третьейстороны. Я убежден, что Казахстан постоянно будет находиться в состоянии«искушения».

Если смотреть болеешироко. Сейчас позиция США будет последовательной и жесткой с точки зрениясворачивания возможностей России именно в технологическом плане. Возможностиевразийской экономики в будущем будут последовательно блокироваться США. Чтокасается Казахстана, то у него будут расширяться перспективы, альтернативы, емубудут предлагаться заманчивые проекты.

Кстати, это большесигнал не Казахстану, а России для интенсификации нашего сотрудничества, посозданию евразийской политической информационной повестки, по созданиюбизнес-повестки как таковой, которая пока в России не звучит. Сигнал поформированию инфраструктуры, чтобы мы могли что-то предложить Казахстану врамках двусторонних отношений,  в рамкахевразийской интеграции, Центральной Азии, новых рынков. Пока сказать что-тоопределенное сложно.

На данный момент намнужно создать это пространство – бизнес, логистику, чтобы действительноначалось хождение товаров, налаживание бизнес-контактов. Чтобы было неформальное объединение, а пространственное, глубокое, содержательное.

Еще нужно понимать, чтоситуация неразрешенности ряда вопросов усугубиться с приходом в Казахстаненовой власти. Как только смениться власть, все риски для России, все скрытыеконфликты выйдут наружу и ситуация может стать неуправляемой. Пока все этишероховатости скрадываются безусловной позицией президента РК. Поэтому сейчасглавное создать евразийское единое пространство. Потому что Казахстану всевремя будут ставить альтернативы. Это нужно учитывать. Потом, возможно,начнется и прессинг, в первую очередь, на элиту, на компании, на экономическиесвязи, счета и т.д.

Чтобы избежать рисков,нужно создать работающую альтернативу. Конечно, Казахстан должен получитьгарантии защиты своих интересов в России и в регионе в целом. Просто сейчас намнужно более содержательно этим заниматься.

 

Беседовала Валерия Ромащенко

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение