Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Любой человек, оказавшись вдалеке от родины, ищет своих земляков, появляется потребность в объединении, - посол КР в ФРГ Б.Отунбаев

15.05.2014

Автор:

Теги:
Любой человек, оказавшись вдалеке от родины, ищет своих земляков, появляется потребность в объединении, - посол КР в ФРГ Б.Отунбаев (интервью о кыргызской диаспоре в Германии)

CA-NEWS (KG) - Чинара Х. и посл КР в Германии Встреча с послом Болотом Отунбаевым и сотрудниками дипломатического представительства - советником Айнурой Турсумбаевой и заведующим консульским отделом Данияром Тологоновым - состоялась 18 апреля в здании Посольства Кыргызской Республики в Берлине. Небольшой и уютный многоэтажный, старинный особняк, куда я была приглашена для интервью, расположен в историческом центре немецкой столицы рядом со всемирно известными Дворцом-музеем «Шарлоттенбург» и Египетским музеем. Интервью, которое правильнее было бы назвать беседой с обменом мнениями по различным аспектам жизни кыргызской диаспоры в Германии, продлилось около двух часов. Вопросы и ответы, порой, переходили в острую дискуссию, но это говорило лишь о том, что равнодушных и формально относящихся к своей работе среди собравшихся не было.

Чынара Харьехузен, специально из Берлина

8 мая 2014 г.

Посол КР в Германии Интервью началось со вступительного слова Б.Отунбаева, который выразил свою заинтересованность во встрече с представителем прессы для того, чтобы ознакомить читателей с многолетней работой, которую проводит кыргызстанское диппредставительство в ведущей стране Европейского Союза. Он сказал: «Мы не нуждаемся в рекламе, но хотели бы поделиться конструктивными вещами о том, какую работу мы проводим в Германии».

- Кыргызская диаспора широко представлена по всей Германии. Не могли бы Вы рассказать, кто представляет эту диаспору? Мы знаем, что есть немцы-переселенцы, которые осознают себя как немцы или русские, и их трудно отнести теперь к кыргызской диаспоре, если только условно. Идентичность у них не кыргызская. Насколько можно будет опираться на них как на диаспору при проведении каких-то мероприятий в Германии? Мне хотелось бы, прежде всего, узнать, как идентифицирует наше диппредставительство кыргызскую диаспору? Кого относят сюда? С кем работают больше? Какая стратегия, какое видение работы с диаспорой?

Б.Отунбаев: Опираясь на исторические факты, в самом Кыргызстане в советское время проживало более 100 тыс. этнических немцев. Исходя из того, что незадолго до распада СССР, немцы уже выезжали на историческую родину, а после распада СССР и объединения Германии стали выезжать уже очень большими потоками, то общая цифра выехавших из Кыргызстана может насчитывать порядка 100 тыс. человек. Но я согласен и с другими цифрами. По данным Консульского отдела Посольства, выезжали ведь только этнические немцы, а с учетом того, что они состояли в межнациональных браках, имелись несовершеннолетние дети, престарелые родители, то можно говорить и о 200 тыс. выехавших, если не более. Вы правильно говорите, что они составляли основной пассажиропоток, но, выехав на историческую родину, они не оборвали контакты с Кыргызстаном, родственниками, друзьями. Безусловно, все эти годы они с удовольствием посещали и посещают Кыргызстан сейчас. Мы к ним прекрасно относимся. Они наши соотечественники, которые приходят и по сей день к нам в Посольство, делятся своими воспоминаниями и предложениями. Могу рассказать, что недавно мы ездили в г.Потсдам, где Кыргызско-немецкое общество по развитию культурных связей организовало весенний праздник. В ходе мероприятия мы познакомились со смешанной немецко-кыргызской семьей из Таласа. Люди принесли с собой альбомы с фотографиями, рассказывали истории из своей жизни, делились воспоминаниями о Кыргызстане и своей ностальгии. Они давно интегрировались в германское общество и большая часть из них, или даже 100%, стали гражданами Германии. Мы ничего не ждем от них, мы лишь приветствуем их любовь к нашей стране и поездки в Кыргызстан. Тем более, что с введением безвизового режима в июле 2012 г., они с радостью еще чаще стали ездить к нам.

К своей этнической же диаспоре мы относим, естественно, наших граждан, которые не утратили кыргызского гражданства и находятся в Германии с различными целями. К примеру, большей частью наши студенты, обучающиеся в различных учебных заведениях. Помимо Посольства в Берлине, аналогичной консульской работой по защите прав граждан, занимается Отделение Посольства в г.Бонн и Консульское агентство в г.Франкфурт-на-Майне. Мы исходим из того, что наши граждане, приезжая в ФРГ, становятся на консульский учет в одной из этих трех точек. Согласно нашей статистике, на консульском учете в Берлине состоит 1 292 гражданина Кыргызстана, в Консульском агентстве во Франкфурте-на-Майне 1 471 человек, а в Отделении Посольства в Бонне 589 человек. Итого, официально, то есть по консульскому учету, насчитывается 3 352 гражданина Кыргызстана на территории Германии.

Ввиду существующих довольно жестких визовых правил и достаточно высоких требований для трудоустройства, в отличие от других стран, где есть кыргызские диаспоры, мы не можем сказать, что наши граждане массово находятся в стране. Кыргызстанцы в Германии, в основном, учатся. Мы очень гордимся нашими студентами, многие из которых обучаются на свои средства, либо приезжают по обмену между ВУЗами двух стран, в том числе в рамках программ Германской службы академических обменов (DAAD). Мы очень благодарны DAAD за то, что порядка 65-70 стипендий выдается ежегодно нашим гражданам, очень хорошо владеющим немецким языком. Как Вы знаете, еще с советских времен у нас в стране есть целые школы-гимназии и лицеи с углубленным изучением немецкого языка. Отдельно скажу, что весьма активно в Кыргызстане работает Гёте-институт. В частности, проводятся языковые курсы, открываются детские сады с изучением немецкого языка и т.д. На мой взгляд, в наших ВУЗах на хорошем уровне преподают немецкий язык. Есть хорошая тенденция и примеры успешного двустороннего сотрудничества в сфере образования. В частности, на базе Кыргызского Технического Университета им.И.Раззакова (КТУ) немецкая сторона открыла Кыргызско-немецкий технический факультет, студенты которого ежегодно приезжают в Германию для прохождения языковой и профессиональной практики. Более того, с февраля 2013 г. данный факультет был преобразован в Институт при КТУ. На базе Кыргызского государственного университета строительства, транспорта и архитектуры в партнерстве с Западно-Саксонским университетом прикладных наук в г.Цвикау в 2003 г. был создан Кыргызско-германский факультет информатики, в рамках которого проводится обмен студентами и обучение кыргызских студентов в Германии. Таким образом, в этом плане мы видим большую поддержку германской стороны, которая технически и материально оснащают наши ВУЗы.

Помимо студентов, к диаспоре мы также относим, естественно, тех людей, которые завершили обучение в Германии и в силу профессионализма, оказались нужными и востребованными здесь. То есть получили работу и проживают со своими семьями и детьми. Не могу не сказать и о третьей категории наших граждан в Германии. Это молодые девушки, которые живут и работают в немецких семьях по программе «Au-Pair». Предварительно они проходят различные тесты и отборочные конкурсы в Кыргызстане. Эта программа дает им возможность учить и совершенствовать немецкий язык. После этого они могут поступить в немецкие учебные заведения. Многие этим пользуются и поступают в университеты. О чем это говорит? Скорее о том, что наше молодое поколение – это самоотверженные люди, не упускающие возможности получить хорошее европейское образование в Германии.

Естественно, мы понимаем, что эти более 3 тыс. человек, вставших на консульский учет, и есть костяк нашей кыргызской диаспоры здесь в ФРГ, имеющие кыргызское гражданство. То есть, кыргызская диаспора – это обучающиеся студенты; люди, которые закончили ВУЗы и остались здесь работать; и молодежь, которая приехала по программе «Au-Pair». Соответственно, как мы можем помогать им в Германии? Вот уже с 2011 г., для обучающейся молодежи из Кыргызстана, постановка на консульский учет, совершается совершенно бесплатно и на сугубо добровольной основе, наши диппредставительства имеют информацию об их нахождении в Германии, роде занятий, месте проживания. И в случае необходимости, мы можем оказать им экстренную помощь. Плюс к этому, Консульский отдел Посольства с 2012 г. заверяет документы для обучения в Германии также на бесплатной основе. Мы стараемся во всем идти навстречу нашим гражданам. Знаем, что особо богатых наших сограждан здесь нет, которые бы встали на ноги и возглавили крупные начинания, хотя есть и такие примеры. Но все же, основную массу составляет молодежь и те, кто интегрируется в германское общество в самой передовой стране Евросоюза. Естественно, наше дело помогать и поддерживать их.

До приезда в Германию я занимался в Кыргызстане общественной работой, много ездил по стране, посетил все отдаленные районы и уголки республики, встречался с людьми. Я не боюсь таких встреч, хотя порой задают в лицо такие жесткие вопросы, что просто тяжело осмыслить все после. Тем не менее, надо встречаться и разговаривать с людьми, без этого нельзя. В этих целях, мы активизировали работу с нашей диаспорой по всей стране. Более того, с 2012 г. работа с диаспорой проводится по специально составленному графику, включающему не только инициативы Посольства, но и предложения самой диаспоры, которая весьма активна. К примеру, по аналогии с нашей диаспорой в США, кыргызстанцы в Германии создали общественную сеть под названием «KyrgyzClubGermany» во главе с Президентом Бакытом Кобегеновым. Из числа наших студентов была собрана команда, и они активно работают, проводят регулярные встречи и совместные мероприятия. Я зачастую приятно поражаюсь их креативности и энергии. У Клуба есть свои активисты в Гамбурге, Бонне и др. городах Германии. Основная переписка, как это сейчас принято, ведется в электронном формате, все оповещения проводятся через интернет и социальные сети. Так, по их инициативе и в тесном сотрудничестве и при содействии нашего Посольства, ежегодно проводится праздничное мероприятие по празднованию Нооруза в Бонне. В этот западный регион Германии приезжают кыргызы не только из немецких северных, западных и др. земель, но и из Франции, Бельгии, Голландии и Чехии. Они не ждут от нас, что мы их будем веселить или заводить умными речами. Мы оказываем им финансовую поддержку и организационное содействие. Все остальное - инициатива молодежи. Проводятся викторины, показы популярных в Кыргызстане кинофильмов, выступления звезд нашей эстрады. В прошлом году в Германию приезжала популярная певица Каныкей, а в этом году приехал известный певец Ырыскельди Осмонкулов. Примеров масса.

- Я бы хотела задать вопрос о социальном слое приезжающих студентов. В Германию приезжают студенты со всех регионов Кыргызстана. Соответственно, здесь у молодежи постепенно формируется определенное мировоззрение, новое видение и отношение к Кыргызстану. На Ваш взгляд, как они меняются здесь? Вы ездили по многим регионам Кыргызстана, общались с простыми людьми, знаете менталитет регионов. И многие студенты приезжают из отдаленных уголков республики, не из крупных городских центров. Некоторые плохо или совсем не владеют русским языком. Интересно, как молодежь меняет свое мировоззрение, приехав из кыргызской глубинки и оказавшись в германской среде в сугубо европейской культуре? Как проходит по вашим наблюдениям процесс адаптации к совершенно новой среде? И меняется ли потом взгляд к родине? Или может быть я ошибаюсь?

Б.Отунбаев: Я думаю, что Вы не ошибаетесь. Любой человек, оказавшись вдалеке от родины, ищет своих земляков, появляется потребность в объединении. Это я видел на примере многих стран, где есть наши земляки. Посредством фейсбука и др. социальных сетей они ищут объявления, где проводится очередная встреча кыргызстанцев, едут туда, знакомятся, общаются. Вы правы, большую часть составляют наши земляки, которые приехали не из городов, а из глубинки. О чем это говорит? Я знаю, что, помимо Бишкека и Чуйской области, в Нарыне, Оше и Таласе есть школы с углубленным изучением немецкого языка. И многие люди, изучавшие немецкий в школе, совершенствуют его, пройдя требуемый минимум знаний по языку. Преодолев определенный минимальный порог, едут в Германию по программе «Au-Pair», начинают учиться и т.д. Исходя из того, что они в Кыргызстане не успели еще встать на ноги, не сталкивались с некоторыми жизненными обстоятельствами, их мировоззрение, безусловно, меняется. Здесь они попадают в новую среду, у них на многое открываются глаза. Например, они видят новые социальные отношения, начинают разбираться в политических вопросах, если у кого есть интерес к политике и многое другое. Ведь в любой стране для того, чтобы выжить, нужно принимать правила той страны. Я не говорю, что надо пытаться стать похожим во всем на немцев, конечно же, они сохраняют свою идентичность, свои кыргызские привычки, любят национальные блюда, ностальгируют по нашим кыргызским песням, любят их петь, чтут традиции и т.д. Зов крови остается, но здесь они учатся очень многому и хорошему. Я со своей стороны заметил, что здешние наши кыргызские студенты не имеют потребительского отношения к Посольству, а надеются на свои силы. То есть они попадают в такую среду, когда сами за себя несут ответственность моральную и материальную, понимают, что опираться нужно на свои силы. Более того, они осознают, что, если они не будут каждодневно подтверждать свои знания и приумножать их, то не смогут выжить в условиях жесткой конкуренции. И мне больше всего нравится то, что они в этой стране приобретают веру в собственные силы, учатся всему положительному, включая немецкую дисциплинированность, пунктуальность, любовь к порядку и бережливости не только в отношении денег, но и в плане правильного поведения в обществе, быту - выключить воду, погасить свет и т.д. Я, может быть, идеализирую, но сразу заметил во многих здешних наших студентах, что они хотят жить по правилам нового общества. И это не может не радовать. Это, конечно, позитив.

- Скажите, пожалуйста, наши консульские службы отслеживают сколько людей возвращается домой после окончания учебы? Или все-таки основная масса пытается остаться здесь и найти работу? Тем более, что сейчас немецкое законодательство позволяет гражданам других стран оставаться, если они закончили немецкие ВУЗы, поскольку в стране не хватает своих специалистов для нужд германской экономики. В связи с этим имеется ли у Посольства статистика по числу остающихся и уезжающих?

Б.Отунбаев: К сожалению, статистики такой у нас нет. Дело в том, что многие молодые люди, студенты, которые приезжают в Германию в частном порядке, не становятся на консульский учет. Многие девушки в ходе своего пребывания в ФРГ по программе «Au-Pair» также становятся ее участниками в частном порядке. Нам приходится регулярно уточнять и перепроверять списки наших граждан. В силу того, что Германия, как и в целом Европа, нуждается в высококвалифицированных кадрах, иностранные студенты, в том числе и наши кыргызстанцы, этим с успехом пользуются. У нас есть отдельные контактные адреса и реквизиты молодых людей, которые закончили обучение и работают сегодня в немецких фирмах. Среди них успешные банковские служащие, топ-менеджеры, бизнесмены, работающие в сфере туризма и т.д. Однако, всех наших граждан, мы охватить, в техническом плане, не можем.

- А есть ли какая-то статистика, хотя бы грубая, кто из наших земляков, окончивших немецкие ВУЗы, остались здесь и успешно интегрировались, то есть вошли в рабочий рынок?

Д.Тологонов: Такой статистики нет даже у такой страны, как Россия. На настоящий момент отследить каждого человека-мигранта, который бы остался или вернулся, невозможно.

- Но Кыргызстан ведь страна маленькая. И у нас легче было бы это сделать.

Д.Тологонов: По правде говоря, исходя из моего опыта работы в диппредставительствах, большая часть приезжающих, а сюда по программе «Au-Pair» в основном приезжают девушки ввиду того, что это, практически, единственный легальный способ приехать в страну, стараются остаться здесь, поступают в ВУЗы, вступают в браки.

- Как известно из статистики, именно у кыргызов наибольшее число женской миграции по сравнению с мигрантами из соседних Узбекистана или Таджикистана.

Д.Тологонов: Приехать учиться за свой счет в Германию, вообще в Европу, могут позволить себе немногие. Трудовая миграция, если можно так сказать, представлена в частности, такой программой как: «Au-Pair». В основном, это девушки. Парни тоже есть, но в гораздо меньшем количестве.

- Хорошо. А вот наши студенты, приезжающие по обмену, они в основном обучаются техническим специальностям или гуманитарным дисциплинам?

Д.Тологонов: Самые разные дисциплины. Так, по программе DAAD в последнее время увеличилось количество медицинских специальностей. Как вы знаете, здесь в Германии существует нехватка врачей.

- Получается, что программы по обмену студентами рассчитаны все же на нужды немецкой экономики?

Д.Тологонов: С определенной точки зрения можно сказать и так.

А.Турсумбаева: В Кыргызстане тоже много немецких организаций: GIZ, KfW и др., где требуются специалисты, закончившие немецкие ВУЗы. Наша молодежь, обучающаяся в Германии, может работать как в Германии, так и в Кыргызстане. По итогам беседы с одним из наших граждан, получившим в Германии образование, выяснилось, что он успешно работает в немецкой туристической фирме, но этим летом собирается возвращаться в Кыргызстан. То есть существуют примеры, когда наши граждане, получив образование и опыт в Германии, возвращаются домой, чтобы применить полученные знания и открыть свой бизнес на родине.

- Наверное, возвращаются те, кто хочет больше зарабатывать или выйти на какой-то более высокий и новый качественный уровень. И такое возможно только на родине, Вы так не считаете?

А.Турсумбаева: Этот человек просто часто ездит домой и, на мой взгляд, видит перспективы в сфере туризма.

Д.Тологонов: Не по статистике, а опираясь на опыт, скажу, что из 10 человек, 9 человек планируют обязательно вернуться. Получается или нет, это уже совсем другой вопрос, ведь жизненные обстоятельства меняются. После 2012 г. по новым законам Германии, у иностранных студентов появились и новые льготы. По завершении обучения для поиска работы в стране можно оставаться 18 месяцев и т.д. Также упрощена процедура признания зарубежных дипломов. В частности, по врачебным специальностям, информационным технологиям и др. На мой взгляд, этому способствует экономическое положение Германии и демографическая ситуация. Таким образом, жизнь заставляет немцев приоткрывать свою страну для иностранцев. Но все-таки 9 человек из 10, изначально планируют вернуться в Кыргызстан.

- Как Вы считаете, это из-за ностальгии или больше экономическая потребность?

Д.Тологонов: Это и то, и другое, я считаю. Ностальгия – это сильное чувство. Я помню, когда я работал в Бонне консулом, то к нам приходили старые немцы-переселенцы, которые кыргызов не видели по 20-30 лет, и плакали, вспоминая Кыргызстан.

Б.Отунбаев: Есть очень много примеров, когда наши сограждане успешно интегрируются и остаются здесь на всю жизнь.

- К вопросу о диаспоре. Вы сказали, что основной костяк составляют студенты и приехавшие по программе «Au-Pair», но это так сказать количественный костяк, а я хотела бы спросить про постоянную диаспору, а не циркулирующую миграцию, когда людиприехали наопределенное время, поучились, поработали и уехали назад на родину. Ведь в классическом понимании под диаспорой подразумеваются те, кто уже прочно осели в новой стране. При этом они не ассимилируются в новой среде, не отказываются от дальнейших контактов с родиной, а интегрируются на новом месте. И более того, вот как на турецком примере, они вытягивают из родины своих сородичей, других земляков, создавая мост между родиной и новой страной проживания. Таким образом, они создают определенную экономическую платформу на новом месте, открывают свои фирмы, тем самым обеспечивая определенную экономическую базу для быстрейшей трудовой интеграции другим своим землякам. У кыргызов в Германии видимо такого опыта еще нет?

Б.Отунбаев: 21 марта мы ездили в Баварию, г.Мюнхен, где у нас открылось новое Почетное консульство. В данной местности проживают также и наши кыргызстанцы. Среди них есть и те, кто, если и не глубоко пустили корни, но уже много лет живут с семьями и детьми. Это молодые кыргызы, но уже и не студенты, недавно закончившие учебу. В основном, это кыргызские пары, но среди них есть и примеры смешанных браков. Они видят свое будущее и будущее своих детей в Германии. Эти люди создали свое культурное общество «Кыргыз ордо». Гулайым и Йохан Эбенхофф – это смешанная кыргызско-немецкая семья. Они собрали вокруг себя кыргызов. Им в среднем от 35 до 45 лет, работают в банках, фирмах, воспитывают детей и лишь к старости планируют вернуться в Кыргызстан. Безусловно, они интегрировались, наши «баварские кыргызы». Большинство из них старше, чем основная диаспора, и все сильно загружены работой. Зачастую, им не с кем оставить детей, когда мы их приглашаем на различные совместные акции по линии Посольства. Многие работают по субботам и воскресеньям, как раз когда проводятся наши мероприятия. В силу этого, многие из них даже не выезжали никуда за пределы своего региона. Да и у нас там не было своего представительства раньше. Сейчас открыто Почетное консульство Кыргызской Республики. Все были очень рады этому, потому что «баварские кыргызы», наконец-то, получили возможность собираться и общаться в консульстве. Среди них есть кыргызстанцы, приехавшие по линии программ Бундесвера. По завершении учебы и службы на родине, они снова возвратились в Германию для работы на гражданских позициях.

- Что касается наших студентов, скажите, по программе обмена студентами разве не предусмотрено обязательное возвращение на родину после окончания учебы, как это, например, предусмотрено у казахов? У последних существует программа «Болашак», согласно которой студенты обязаны отработать дома несколько лет.

Б.Отунбаев: У нас раньше была президентская программа «Кадры 21 века», такая же, как и «Болашак» в Казахстане. По этой программе наши граждане уезжали на учебу в зарубежные страны и потом было трудно отследить где они. Государство, в основном, не несло затраты на их обучение. То есть люди получали гранты и не обязаны были возвращаться назад. Казахстан, имея хорошие финансовые возможности, уже давно направляет государственные финансовые ресурсы на оплату учебы своих студентов. Государство тратит большие деньги на это, и, естественно, должна быть отдача от обучавшихся. Студенты, перед выездом на учебу подписывают контракт, согласно которому по возвращении на родину, должны несколько лет проработать в Казахстане, как это раньше в СССР практиковалось. Тогда молодой советский специалист должен был отдать долг государству, отработав по распределению 3 года, а потом мог уже иметь свой свободный выбор. В Казахстане эта система работает уже сейчас, а у нас этого нет в силу того, что программа «Кадры 21 века» свернулась. Если что-то еще и осталось, то уже не на государственном уровне больше. Факт в том, что обязательств перед государством возвращаться назад после учебы за рубежом, нет. Наше Министерство образования может и хотело перейти к такой системе, но мы сами не можем финансировать обучение и отправку наших молодых специалистов. Те, кто едет учиться за границу, в основном сами получают гранты или самостоятельно оплачивают учебу, ни от кого не зависят. У некоторых бывает возникают протестные настроения, нежелание контактировать с нашими дипучреждениями. Может ввиду опасений возникновения какого-то контроля. Зря наши некоторые студенты опасаются, так как главная цель в работе с диаспорой - это защита их интересов в случае чрезвычайных происшествий. Наши консулы разместили на сайте Посольства свои рабочие и мобильные номера телефонов для экстренной связи 24 часа в сутки. И мы здесь в Посольстве поставили жесткое условие, чтобы наши консульские сотрудники в Берлине, Бонне и во Франкфурте-на-Майне были доступны для наших граждан круглые сутки.

- А много ли случаев, когда наши граждане нуждались бы в экстренной помощи?

Б.Отунбаев: Было несколько случаев, когда нужно было срочно оформить документы, отправить людей. Были инциденты с задержаниями в полиции. Постоянно нужно реагировать на это, выезжать на место, присутствовать на судебных заседаниях, посещать наших граждан в полицейских участках. В этих случаях нам помогают Почетные консулы. В Бремене работает доктор Э.Хаас, бывший адвокат, в свое время возглавлявший Федеральную адвокатскую палату Германии, очень опытный специалист. Э.Хаас очень нас выручает на безвозмездной основе, несмотря на то, что адвокатские услуги весьма дорогостоящие.

- Здесь в Германии можно заключить адвокатскую страховку по приемлемой цене. Но, конечно, иметь бесплатную адвокатскую помощь всегда хорошо. Кыргызстан, наверное, является страной, которая без проблем отпускает своих граждан за границу без особых правил возвращения. Но численность народонаселения в нашей республике меньше, чем у соседних республик. И я думаю, что государство должно остерегаться терять своих граждан, так как государство – это, прежде всего, люди, его народонаселение, идентифицирующее себя со страной. Это - носители языка и культуры страны. И когда наши граждане уезжают на работу, на учебу и после учебы хотят остаться за границей, ассимилироваться даже, то возникает вопрос потери населения без войны. На нынешний момент, к сожалению, экономические условия заставляют людей покидать Кыргызстан. И насколько я знаю, самая большая диаспора кыргызов проживает в Российской Федерации. В европейских странах наших сограждан гораздо меньше. Здесь существуют сильные визовые ограничения, контроль и т.д. Не так-то просто заехать в Евросоюз. И, тем не менее, государство дает команду своим диппредставительствам, чтобы те, всвою очередь, как-то влияли на умы своих граждан с целью возвращения на родину? Это - помощь диаспоре при налаживании культурных контактов с родиной. Приглашение артистов, организация их выступлений с концертами, чтобы как-то смягчать ностальгию по родине. Есть еще какие-то действия?

Б.Отунбаев: Знаете, я много лет работал в Посольстве в Москве. Тогда, в конце 90-х гг. зарождалась наша кыргызская миграция в Россию. И я тогда постоянно ловил себя на мысли, что нас всего 5 миллионов и если все разъедутся, то кто же тогда останется на родине? Кто будет строить новое государство? И до сих пор меня эта мысль преследует. Но понимаете в чем дело, мы сейчас насчитываем в России 500 тыс. мигрантов из Кыргызстана, некоторые говорят даже о миллионе человек, в Казахстане около 200-300 тыс. человек и т.д. А мы здесь в Германии говорим о 3,5 тыс. наших граждан и это те, о которых мы знаем. В Италии, к примеру, по разным данным проживают 10 тыс. мигрантов из Кыргызстана. В США сформировалась огромная кыргызская этническая диаспора. Сейчас, даже если бы мы и захотели опустить «железный занавес» как раньше было, чтобы регулировать поток людей, через невыдачу загранпаспортов, к примеру, то тогда наступили бы на те же грабли, то есть ограничили бы свободу, чего мы не можем себе позволить. Но вот механизма для возвращения граждан, на сегодняшний день, я не вижу. Человек ищет, где лучше, но я себя утешаю тем, что мы – молодое государство с чуть более 20-летней независимостью, и сопоставляю с тем, что в свое время в Америку переселилась половина населения Ирландии, половина Италии и т.д. Мигранты интегрировались на новом месте, и в настоящее время в Америку идет миграция из Китая, создаются «Чайнатауны» по всему миру. Люди уезжают, интегрируются. Я понимаю, что речь идет о больших нациях, чье население во много раз превышает кыргызстанское, но та же армянская диаспора или итальянская во Франции или Америке, или же турецкая диаспора в Германии, они приехали в другую страну, приняли правила игры в новой стране, но при этом сохранили свою национальную идентичность и до сих остаются теми, кем они приехали. Например, будучи в США среднестатистическими американцами, они, тем не менее, говорят, что они итальянцы, ирландцы или армяне. В моем понимании, это ассоциируется с тем, что многие наши граждане хорошо встали на ноги в США. В Италии основная миграция приходится на женский пол, который несет на своих плечах основную тяжесть интеграции и обеспечения своих семей на родине. Если говорить о России, то тот этап, когда кыргызы массово работали дворниками уже прошел. Наши граждане стоят за торговыми прилавками, работают кассирами и ввиду того, что уровень грамотности у наших людей почти стопроцентный, даже занимают более высокие экономические и социальные ниши – офисные сотрудники, врачи, учителя и т.д.

К сожалению, экономическая ситуация в Кыргызстане остается тяжелой. Недавно в нашу страну приезжала исследователь миграционных процессов Жанна Анатольевна Заинчковская, которая проводила у нас социологическое исследование. На своей лекции она сказала, что кыргызы, в силу своей грамотности и прекрасного знания русского языка, заняли более высокую, по сравнению с другими мигрантами из Центральной Азии, нишу в России. Ж.Заинчковская говорила о востребованности кыргызов в России. И по характеру и мировоззрению наши граждане быстрее адаптируются в русскую или русскоязычную систему, нежели другие. Я не могу говорить о системе в других государствах, где, к примеру, загранпаспорта могут не выдавать, чтобы не выезжали граждане за пределы страны. В Кыргызстане люди в любой момент могут получить загранпаспорт и выехать за рубеж. Я думаю, что наши диаспоры, где бы они не были, если решили жить в той или иной стране, они не остаются один на один со своими проблемами. Наши соотечественники все равно создают свои общества: национальные, культурные и т.д. Причем, они не закрываются от других, нужно заметить. К примеру, праздник в Потсдаме, о котором я говорил ранее, посетили наши друзья из Казахстана и Узбекистана.

- То, что Вы сказали - это можно назвать естественным стремлением человека, оказавшегося в чужой среде, найти себе подобных по культуре и менталитету. И соответственно люди собираются по каким-то интересам. И если кроме прочего возникают какие-то экономические интересы, то это еще больше консолидирует. Но меня здесь интересует наша государственная политика. Это конечно хорошо, что Кыргызстан настолько свободен, что отпускает своих граждан без особых проблем, выдает загранпаспорта гражданам, не создавая никаких искусственных препятствий, чтобы те не смогли выехать за пределы страны. Однако механизм возвратадолжен как-то работать. Возьмем пример турков. Я с ними тоже много разговаривала на тему миграции в Германии и возвращения на родину, и в целом, как у них с этим обстоят дела. Турки, как Вы знаете, уже во втором или третьем поколении живут в Германии и других европейских странах. Это - этнические турки, которые здесь родились и выросли. Они хорошо адаптировались и интегрировались в немецкое общество, но, тем не менее, свою историческую родину не забывают, постоянно туда ездят, поддерживая и укрепляя экономические и социальные связи. Вопрос, а что делает турецкое правительство для своей многочисленной зарубежной диаспоры, чтобы не потерять контактов с ней и для дальнейшего взаимодействия? Чтобы зарубежные турки не ассимилировались полностью и не потеряли своей идентичности. Один вопрос я прояснила в разговоре с одним немецким гражданином турецкого происхождения, проживающим в Берлине. Он касался как раз этой темы. Этот человек уже больше 20 лет живет в Берлине, имеет здесь свой небольшой таксопарк. Он рассказал мне, что все эти годы, работая в Берлине, регулярно вносил деньги из своего заработка втурецкую пенсионную компанию. И в настоящее время его взносы достигли той отметки, что он может прекратить работать в Германии и вернуться на родину и жить без финансовых проблем на одну пенсию. Таким образом, турецкое правительство создало ему условия, чтобы тот мог выплачивать пенсионную страховку в Турции. Это – не чисто государственный фонд, а смешанный с частным капиталом. Получается, что государство подстраховывает этот частный фонд и взносы граждан от возможного разорения. Таким образом, те турки, которые живут и работают в Германии или любой другой стране мира, имеют возможность обеспечить свою старость на родине. Государство создало финансовый мост на долгосрочную перспективу со своей многомиллионной зарубежной диаспорой. Человек, проживая всю жизнь за рубежами Турции, тем не менее, вкладывает постоянно свои средства в экономику родины. И для человека также ясны собственные перспективы на будущее. Он вкладывает свои деньги в строительство дома или бизнеса на родине, и у него там есть пенсионная страховка, которая позволит безбедно встретить старость. Вот такие механизмы возврата сограждан работают в Турции, к примеру. Хотелось бы знать, как у нас в Кыргызстане на государственном уровне прорабатывается подобного рода политика в отношении своих граждан за рубежом, хотя бы на примере создания вот таких пенсионных фондов для бывших граждан Кыргызстана, проживающих за рубежом?

Б.Отунбаев: В настоящее время в силу экономических трудностей этого нет пока, хотя некоторые политики об этом думают. А политические партии, общественные организации, размышляют об этом давно в силу того, что государство должно и пытается обеспечить свой народ рабочими местами. Когда будут рабочие места, когда будет достойный уровень оплаты, и тогда, естественно, народ поедет обратно на родину. Но для этого нужно создать условия.

- И тем более нужно учитывать интересы зарубежных кыргызских диаспор, так как именно от них в Кыргызстан идут основные валютные поступления. И мне кажется, что инициатива пошла уже от них из-за рубежа в направлении родины и ее властей.

Б.Отунбаев: Да, верно. Не сочтите это за рекламу, но вот форум «Мекендештер» этим летом уже во второй раз будет проводить свое собрание для наших диаспор. Параллельно этому партия «Замандаш» также проводит свой форум.

- Да, скоро в Москве в мае месяце «Замандаш» собирает зарубежную диспору.

Б.Отунбаев: Верно, третий форум кыргызстанцев за рубежом - это как раз и есть инициатива упомянутого выше «KyrgyzClub». Первая встреча прошла в Америке, вторая в Сан-Марино и третья сейчас в России. Вот они-то как раз и делают то, о чем Вы говорите, то есть пытаются созвать соотечественников и поделиться мнениями в направлении того, что нужно предпринять, чтобы кыргызы возвращались на родину и вкладывали бы свои финансы и знания в отчизну, в развитие Кыргызстана. Но для этого, конечно же, нужно создать соответствующие условия. Вы знаете, что на родине много проблем, но на этом пути уже очень много делается. Ну, например, диаспора ставит какое-то условие. Многие ведь в силу того, что уезжают, получают потом гражданство тех стран, где они живут. В отдельных случаях, согласно законам той или иной страны, если человек получил другое гражданство, то он должен выйти из прежнего своего гражданства. Мы стараемся на своем уровне способствовать тому, чтобы, с кыргызской стороны, наши граждане, получившие гражданство, допустим, той же Германии, не теряли гражданство Кыргызстана.

- Скажите, вопрос о двойном гражданстве уже решен? Принято уже какое-либо решение по нему?

Б.Отунбаев: Этот вопрос если даже юридически и не решен, то на практике мы спокойно к этому относимся. Было время, когда человек, получивший, к примеру, российское гражданство, должен был обязательно сразу сдать кыргызский паспорт.

Д.Тологонов: В соответствии с Законом Кыргызской Республики о гражданстве от 2007 г., человека нельзя заставить отказаться от своего гражданства, если он не хочет этого, а с другой стороны, если, например, немец-поздний переселенец уже получил немецкий паспорт и у него просрочен кыргызский паспорт, то он не может оформить кыргызский паспорт по тому же Закону. В Посольство поступают многочисленные звонки с вопросами об оформлении новых кыргызских паспортов немцам-переселенцам из нашей страны. Этот вопрос уже давно обсуждается, чтобы конкретизировать вышеуказанный момент. В случае возможности у граждан, имеющих старый кыргызский паспорт на руках или даже советский паспорт, получить новые кыргызские паспорта, у них однозначно была бы привязка к Кыргызстану.

- В этом случае им будет легче инвестировать деньги в Кыргызстан.

Д.Тологонов: Инвестиции итак идут. Основная масса немецких переселенцев, которая переехала сюда в Германию, ведь постоянно ездит в Кыргызстан. Большая часть уехавших, около 80-90 %, не включая их детей, которые полностью интегрировались в немецкое общество, постоянно посещает Кыргызстан. Ими движет ностальгия и любовь к своей родине. Они покупают недвижимость, помогают своим родственникам, создавая тем самым своеобразный экономический мост.

- Я имею ввиду непосредственно помощь со стороны кыргызского государства тем людям, которые эмигрировали за границу, поработали там и теперь хотят вернуться и инвестировать заработанные средства, но с легальным правом оформлять все документы на себя. Так, чтобы их дети имели право претендовать на имущество в дальнейшем. Например, как это делает Турция.

Д.Тологонов: Вы правильно сказали. В Турции есть закон или практика так называемой «голубой карты». Согласно этому правилу бывшие граждане Турции имеют те же права, что и граждане страны, только не могут занимать государственные должности и голосовать на выборах. У нас этот вопрос находится на стадии рассмотрения.

Б.Отунбаев: Посольством была подготовлена соответствующая информация об опыте Турции по «голубой карте» и возможностях применения его в отношении граждан Кыргызской Республики за рубежом и направлена в МИД Кыргызстана, который должен прорабатывать этот вопрос дальше, выставляя его Правительству и Жогорку Кенешу страны.

- Хорошо, что понимание, осознание этой проблемы на уровне диппредствительств Кыргызстана и МИДа есть. Я не слышала, чтобы Жогорку Кенеш проводил дебаты по такому вопросу. Получается, что в Жогорку Кенеше нет своего лобби, защищающего интересы кыргызских мигрантов?

Б.Отунбаев: Эта тема сейчас в обществе дискутируется. Прежде чем внести вопрос на рассмотрение Жогорку Кенеша, компетентным ведомствам необходимо все тщательно изучить. Этим летом пройдут мероприятия с участием представителей зарубежной кыргызской диаспоры. Они будут принимать свою резолюцию, ставить эти вопросы, которые далее будут рассмотрены Правительством.

- О каких мероприятиях Вы говорите, и из каких стран примут участие представители кыргызской диаспоры?

Б.Отунбаев: Два года назад Международным Общественным Фондом «Инициатива Розы Отунбаевой» в г.Бишкек был проведен первый Форум «Мекендештер» с участием более 300 соотечественников-кыргызстанцев, проживающих в 20 странах мира. В июле 2014 г. в г.Бишкек состоится Второй «Форум Мекендештер». Форум является хорошей площадкой для прямого диалога с руководителями Жогорку Кенеша, Правительства, с министрами и руководителями ведомств Кыргызской Республики, с представителями частного сектора и неправительственных организаций. Форум позволит сближению соотечественников и установлению рабочих контактов.

- Я поняла, что мы пришли сейчас к политическому уровню. Наши диаспоры, где бы они не проживали, в настоящее время пытаются заявлять о своих интересах на родине на политическом уровне. Это логично. Как на примере той же Турции, где Правительство эффективно взаимодействует со своими зарубежными диаспорами, не теряя своих граждан, и ведь экономическая выгода от этого на лицо. В Кыргызстане у партии «Замандаш» уже есть свое лобби, свой политический форум, где они могут выдвигать и защищать интересы зарубежных кыргызстанцев.«Замандаш», как я знаю, в основном опирается на российскую и казахскую диаспоры, не так ли? А как насчет европейской или северо-американской кыргызских диаспор?

Б.Отунбаев: Да, эта партия в основном выражает интересы кыргызов, проживающих в России и Казахстане. В настоящее время партия пытается охватить другие зарубежные диаспоры. В прошлом году представители «Замандаш» принимали участие на форуме кыргызстанцев в Сан-Марино и поддерживают связь с представителями «KyrgyzClub»в Европе.

- «KyrgyzClubGermany» возникал самостоятельно, не в привязке с «Мекендештер» или «Замандаш»? У нас создались эти два форума. Они работают параллельно? И какие у них общие цели или различия?

Б.Отунбаев: Как я уже говорил, «KyrgyzClubGermany» является общественной сетью кыргызстанской молодежи в Германии. Члены Клуба регулярно встречаются в рамках празднования мероприятий, перечень которых составляется на ежегодной основе и которые проводятся с участием и при поддержке нашего Посольства. Постоянный контакт и связь членов Клуба происходит, в соответствии с веяниями нашего времени, в интернете.

«Мекендештер» - это не политическая организация, которая не делает рекламы ни для какой политической партии в Кыргызстане, а один из множества проектов Общественного фонда «Инициатива Розы Отунбаевой». «Мекендештер» имеет своей целью создание площадки для встречи земляков-кыргызстанцев со всего мира и проведения интеллектуальных дискуссий. Как я выше упомянул, в 2012 г. был проведен первый «Форум Мекендештер». Считаю, что Форум позволит обратить внимание руководства страны на проблемы наших мигрантов за рубежом. Ведь из страны уехали не самые худшие, а лучшие, которые не только выжили там, но и живут и работают, и не являются последними людьми. Все получили хорошее образование. Эти люди регулярно пересылают деньги своим родным на родине. Общая сумма переводов от зарубежных кыргызстанцев чуть ли не равняется ВВП республики. Ассоциация «Замандаш» привязана к политической партии «Замандаш», которая также регулярно проводит свои форумы.

- Логика социального развития такова, что люди объединяются для того, чтобы свои экономические интересы продвигать на политическом уровне, будь то на уровне правительства или на парламентском уровне. Парламент представлен политическими партиями. Соответственно, по логике вещей форум «Мекендештер» должен вылиться в политическую организацию, как и «Замандаш», или же найти себе такую политическую партию, которая будет лоббировать ее интересы, не так ли?

Б.Отунбаев: Форум «Мекендештер» в первую очередь создает возможность для обсуждения насущных проблем кыргызских диаспор с тем, чтобы в дальнейшем можно было бы ставит конкретные вопросы перед кыргызским Правительством. «Замандаш» в силу своей политической направленности целенаправленно занимается своими вопросами на политическом уровне. В этом их различие.

А.Турсумбаева: Существует западная политическая традиция, когда политические партии имеют свои фонды. Например, в Германии – это фонды им.К.Аденауэра при партии ХДС, им.Ф.Эберта при Социал-демократической партии Германии, им.Розы Люксембург при партии «Левые» и т.д. У нас в Кыргызстане такой практики нет. Такие фонды работают как мозговой центр для политических партий. Перспективы здесь хорошие. Пора уже создавать такие фонды и в Кыргызстане, которые могли бы также осуществлять связи с зарубежными партиями или организациями. При этом важно, чтобы наши партии могли позволить себе создавать подобные фонды.

Б.Отунбаев: В настоящее время финансирования для создания фондов при политических партиях в Кыргызстане нет.

- Для зарубежной кыргызской диаспоры иметь контакты с политическими партиями в Кыргызстане становится важным вопросом. Диаспоры хотят сохраниться и не ассимиллироваться окончательно и бесповоротно в чужой среде. И последний вопрос стоит довольно остро. Я знаю это из общения с нашими земляками в Европе и Канаде, например. Надо сказать, что у кыргызов этническая идентичность не настолько сильно выражена, чтобы противостоять ассимиляционным процессам в чужой этнической и культурной среде. Я заметила, что на первый план у кыргызов, к сожалению, выступает региональная идентичность. Возможно, это связано с географией пребывания. Многие ведь приезжают из регионов с более развитым региональным мышлением в противовес к общенациональному сознанию. И если для сравнения брать зарубежных турков, то они очень гордятся историческим наследием Османской империи, и их этническая идентичность подкрепляется еще и исламской религиозной идентичностью, как я заметила здесь в Германии. А у кыргызов религиозная идентичность слабо выражена, не правда ли?

Д.Тологонов: Сейчас это тенденция заметно развивается в Кыргызстане. Отдельные проявления есть и в Германии. Я знаю многих ребят-кыргызов, которые самоидентифицируются посредством религии.

А.Турсумбаева: Особенно это касается тех кыргызов, которые приехали в Германию по линии турецких стипендий, к примеру, программа «Себат». Наши студенты в какое-то время учили турецкий и немецкий языки в Турции, а потом их направляли в Германию. Такие студенты после учебы обязательно получают поддержку при дальнейшем трудоустройстве в стране.

- Вот это интересная тема. Важно ведь, как кыргызы туда вовлечены, потому что интеграция кыргызов в Европе и Германии, как видим, идет и через турецкие каналы, включая систему Фетхуллаха Гюлена. В Германии среди турецкой диаспоры, как мне известно, это движение имеет довольно сильную поддержку. Здесь в Берлине есть две школы гюленистов, насколько я знаю.

Б.Отунбаев: Да, в Германии у них есть свои газеты и телеканалы. Но я не осведомлен о том, как наши кыргызы интегрируются в Германии через линию гюленистов.

- Хорошо. Спасибо. Это был круг вопросов, касающихся кыргызской диаспоры в Германии. Вы не могли бы рассказать о кыргызских диаспорах в Северной Европе?

Б.Отунбаев: В странах Скандинавии нет наших дипучреждений. Мы из Берлина аккредитованы в Швеции, Дании и Норвегии. В Скандинавии кыргызских диаспор как таковых нет. Там есть только единичные случаи проживания наших граждан в связи с учебой либо работой. Например, в Швеции живет известный журналист Сыргак Абдылдаев, который после покушения на его жизнь в 2009 г. вынужден был бежать из страны. Фактом является то, что наши люди живут за границей. И нужно время для развития и роста. Независимости Кыргызстана всего чуть более 20 лет. Большая часть этого времени ушла на реформационные процессы и развитие демократии в стране. В настоящее время в Кыргызстане самая демократическая пресса во всем регионе.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение