Россия, Москва

info@ia-centr.ru

РАЗОЧАРОВАНИЕ ИВАНИШВИЛИ

27.03.2014

Автор:

Теги:
Сергей Маркедонов

В последние месяцы украинские события переключили всю информационную оптику на себя. Страны и регионы, ранее постоянно фигурировавшие в топах новостных лент, оказались вытесненными на периферию. Сегодня интерес к Грузии несопоставимо ниже по сравнению с периодом, предшествовавшим волнообразному развитию кризиса на Украине.

И для этого были свои весомые причины. Осенью прошлого года в этой закавказской республике впервые после распада СССР высшая власть была передана от одного политика другому правовым путем без переворотов и революций. Грузия завершила свой избирательный цикл, начавшийся еще в 2012 году парламентскими выборами (они стали самым чувствительным политическим поражением для Михаила Саакашвили и его команды). Парламентский успех коалиции «Грузинская мечта» был закреплен через год победой ее представителя в ходе президентской кампании.

Более того президент, покинувший в прошлом году политический Олимп, признал победу нового главы государства. Добавим к этому переход, который осуществлялся параллельно с реформами Конституции, перераспределением полномочий между главными властными институтами. Крайне важным был и уход из власти человека, которому удалось за год значительно переформатировать грузинское политическое пространство. Имея высокий рейтинг популярности, миллиардер Бидзина Иванишвили, продвинув на высшие посты во власти «своих людей», оставил пост премьер-министра. Сосредоточившись, по его словам, на «гражданской деятельности».

Естественно, на этом пути не обошлось и без свойственных постсоветской политики перегибов в виде уголовных преследований «бывших» и определения главных «стрелочников». На сегодняшний день главным в этом ряду стал некогда всесильный «серый кардинал» грузинской политики, бывший шеф МВД и премьер-министр Вано Мерабишвили. Но Генеральная прокуратура Грузии имеет особый интерес к персоне бывшего главы государства. 22 марта нынешнего года был обнародован перечень дел, в которых Михаил Саакашвили фигурирует, как свидетель. И опять же постсоветская практика изобилует случаями, когда формула «от свидетеля до обвиняемого один шаг» реализовывалась на практике. Как бы то ни было, а стратегический курс страны во внешней политике не изменился. Но в отличие от Саакашвили, видевшего натовскую и европейскую интеграцию на путях жесткой конфронтации с Россией, новая власть пыталась реализовывать прозападный курс, одновременно улучшая отношения с Москвой. Далее «красных линий» процесс нормализации не заходил, но стороны, как минимум, были довольны снижением нервозности и экзальтации, существовавших в двусторонних отношениях ранее.

Однако в этом внешне спокойном развитии событий появились новые интриги. 18 марта 2014 года бывший премьер-министр Грузии и основатель НПО «Гражданин» Бидзина Иванишвили в передаче «Время политики» на ТВ-канале «Имеди» сделал откровение относительно президента Георгия Маргвелашвили. Бывший глава кабинета (сохраняющий при этом свое влияние) недвусмысленно заявил, что разочарован в своем соратнике и выдвиженце. И в самом деле, до парламентской победы «Грузинской мечты» в 2012 году о таком политике, как Маргвелашвили никто не знал. Преподавательская, консультационная работа и бизнес - вот те сферы, в которых действовал нынешний глава Грузинского государства. И лишь осенью 2012 года он был призван на должность министра образования, чтобы в феврале следующего года получить пост вице-премьера, а затем быть выдвинутым в кандидаты на президентских выборах от «Грузинской мечты». Когда это решение коалиции было озвучено (май 2013 года) большинство обозревателей, как внутри страны, так и вовне полагало, что кандидат Маргвелашвили будет выразителем воли «пославшего его», и самостоятельной фигурой, скорее всего, не станет. В пользу этого вывода свидетельствовали не только большое влияние Бидзины Иванишвили на грузинскую политику, но и конституционные реформы, целью которых было урезание полномочий главы государства.

Сегодня многие аналитики стали тиражировать тезисы о первых трениях внутри «Грузинской мечты». Это не совсем так. Еще 21 января 2013 года Иванишвили, находясь на посту руководителя кабинета министров, перераспределил функциональную нагрузку в правительстве, урезав, таким образом, полномочия Ираклия Аласания. Тогда этот политик сохранил за собой пост министра обороны, но утратил позицию первого вице-премьера. Причиной для такого решения стали президентские амбиции министра, шедшие без учета интересов лидера «Грузинской мечты». В 2013 году Иванишвили удалось смирить Аласанию, который продолжил работу в его команде, сохранив лояльность главе правительства (притом, что сам министр не был сторонником перехода к парламентской модели).

О трениях между Иванишвили (на тот момент уже «отставником») и новым президентом Маргвелашвили сообщалось еще в январе нынешнего года. В качестве причины разногласий называли отсрочку нового правила допроса свидетелей. Президент выступал лоббистом незамедлительной реализации закона и выступал против всяких откладываний его введения. Этот подход вызвал недовольство «грузинского Дэн Сяопина». Зимой лица, близкие бывшему премьеру и действующему президенту, призвали прессу «не нагнетать и не драматизировать». Но, оказалось, что дыма без огня не бывает. В марте разногласия снова вышли на публичный уровень. И на этот раз дело не ограничилось внешними интерпретациями. Сегодня главной причиной разногласий Иванишвили и Маргвелашвили считается отношение к въезду нового главы государства в президентский дворец. Ранее глава государства отказывался переезжать в резиденцию, построенную еще его предшественником. Однако затем посчитал такой переезд делом возможным. Более того, после заявления экс-премьера, в котором тот констатировал свое разочарование президентом, Маргвелашвили констатировал, что не намерен концентрироваться на дискуссии по поводу данного вопроса. Впрочем, для разочарования есть и другие поводы. Следует в данном контексте упомянуть кадровые решения нового главы государства. Так Маргвелашвили пригласил в качестве советника по внешней политике Вано Мачавариани, имеющего репутацию «мишиста». Для Иванишвили такое развитие событий также не было слишком приятным подарком. Всю свою кипучую энергию он во время пребывания у власти направлял на выдавливание сторонников Саакашвили откуда только это возможно.

После выхода противоречий на поверхность обнаружились и проблемы в отношениях между главой государства и нынешним премьером Ираклием Гарибашвили. Так, президент Маргвелашвили выступил против коррекции Закона о гражданстве, которая сужает его прерогативы в вопросах предоставления гражданства Грузии. Согласно новому законопроекту, основные рычаги по предоставлению грузинского гражданства будут у главы кабинета министров. Маргвелашвили такой поворот не устроил. Таким образом, президент пытается показать, что не спешит превратиться в британскую королеву или бундеспрезидента Германии. Непраздный вопрос, какими ресурсами он может воспользоваться для того, чтобы вести свою игру. Очевидно, что в случае разрастания конфронтации он должен опираться на представителей команды «Грузинская мечта». Но сама эта команда была создана на средства Иванишвили и благодаря его энергии. Без этих двух факторов коалиция, объединившая очень разных политиков и умерившая многие амбиции, не состоялась бы. И трудно сказать, насколько ее участники будут готовы к риску ради обретения права на самостоятельное политическое бытие. «Национальное движение» сегодня ослаблено, но свои поражения не забыло. И готово взять реванш. Тем паче, что в нынешних условиях «националы» недовольны чрезвычайно мягкой позицией власти по украинскому вопросу и взаимоотношениям с Россией. С их точки зрения, Тбилиси должен заявлять более жесткую позицию. При этом, едва завидев трения между лидерами «мечтателей» представители «Национального движения» стремятся к расширению конфронтационной воронки межу ними. И в нынешних условиях «националы» готовы поддержать президента в его борьбе с «российским олигархом» (такова репутация Иванишвили в стане оппонентов). Но такая коалиция (если она вдруг состоится) сулит немало проблем и опасностей для действующего главы государства. В этом случае ему придется перестать быть игроком второго плана и выйти на первые роли. Сложно сказать, готов ли он к такой перемене.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение