Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2014: О "чайнофобии", стратегии Пекина и китайском языке.

17.03.2014

Автор:

Теги:

  Интервью с известным казахстанским экспертом Адилем Каукеновым 

 

ИАЦМГУ: На каком уровне сейчас находятся казахстанско-китайские отношения, какиереализуются совместные проекты?

АдильКаукенов: В целом казахстанско-китайское сотрудничество развивается оченьэнергично, очень быстрыми темпами. Более того, после последнего визита лидераКНР Си Цзиньпина в Казахстан, в ходе которого он посетил Астану и, чтоинтересно Алматы, мы видим, Китай настроен и дальше углублять сотрудничество,предлагать новые прорывные проекты. Казахстан в этом плане также настроенвесьма решительно.

Собственноотношения между Казахстаном и Китаем носят разносторонний характер, охватываяпрактически все возможные сферы сотрудничества: торгово-экономическую область,сферу безопасности, экологии, инновационно-инвестиционного сотрудничества ит.д. При этом, на сегодняшний день отношения вышли на тот уровень, когдасложился серьезный экономический базис, подкрепленный мощной политическойнадстройкой, причем как в двустороннем, так и в многостороннем формате. ВедьКитай и Казахстан активные участники Шанхайской организации сотрудничества.Нужно заметить, что Китай в принципе неохотно вступает в международныеорганизации, но именно в направлении Центральной Азии он сделал исключение. ИКазахстан в ШОС, если исключить такого глобального игрока как Россия, являетсядля Китая ключевым партнером. Именно на Казахстан ориентируется Пекин в своейполитике в Центральной Азии. И это неудивительно, ведь недаром Казахстанназывают экономическим лидером в регионе, а мы знаем, что для Китаяэкономические вопросы являются превалирующими, даже в решении геополитическихвопросов.

 

ИАЦМГУ: Можно ли сказать, что интересы Китая в Центральной Азии меняются?

АдильКаукенов: Конечно! Международные отношения, а тем более что политика в регионене может быть константой, она постоянно меняется, подвержена новым факторам,новым вызовам и новым возможностям. Тем более в век стремительноготехнологического прогресса, новые технологии меняют нашу жизнь ежечасно. Но естьважный момент – в Китае очень высока преемственность курса. Конкретно ксовременной Центральной Азии, внешнеполитическая стратегия Пекина началаскладываться после падения Советского Союза. Китай естественно нашел своюопределенную систему взаимоотношений с постсоветскими странами, но нужноотметить, что для него это было не просто. Надо сказать, что Пекин воспринялразвал Союза с опасением и некоторым непониманием как дальше будет развиватьсяситуация у его западных границ. Но на сегодняшний день система  видения Китаем своего продвижения в регионеуже сложилась. Общее направление видно и достаточно прогнозируемо, хотяконечно, есть определенная гибкость для реагирования на новую повестку дня.Так, отмечая новые интеграционные процессы в регионе, в виде Евразийского иТаможенного союза,  Китай предложил своевиденье интеграции и развития региона, в виде комплексной программы подназванием «Экономический коридор «Шелкового пути», представленной председателемСи Цзиньпином во время лекции в Назарбаев Университете в столице Казахстана.Эта программа по сути и есть, то видение нового руководства Китая своейполитики в регионе и кстати отмечу, тот факт что она была озвучена в именно вАстане, тоже говорит о многом.

 

ИАЦМГУ: Если посмотреть на отношение казахского общества к этому углубляющемусясотрудничеству. Несколько месяцев назад было заявлено о возможной отмене визмежду Казахстаном и Китаем. Это серьезно взбудоражило общество. Видно, что существуютопределенные фобии и страхи относительно Катая. Это действительно так?

АдильКаукенов: В регионе, а особенно у стран, которые непосредственно граничат сКитаем – это Казахстан и Кыргызстан – довольно высок уровень т.н. «китаефобии» или иначе «чайнафобии».  Нужно сразу оговорится что любая фобия этонегативный момент, потому как нужно заслоняют реальные проблемы надуманнымистрахами. Но фобии такого масштаба естественно возникают не на пустом месте иимеют в основе комплекс причин самого разного, включая объективного характера.

Во-первых,   это определенный вакууминформации, сложившийся еще в эпоху противостояния СССР с Китайской НароднойРеспубликой, наложенной на «Железный занавес». И здесь срабатываетпсихологический момент что неведомое всегда страшит. Поэтому с падением по мереуглубления отношений уровень накала фобий снижается.

Другаяпричина это разность демографических потенциалов. Казахстан это большаятерритория, но с малым количество людей. А Китай это самая густо населеннаястрана в мире. Население свыше полуторамиллиарда! Конечно это вызывает опасенияу казахстанцев, что возникнет ситуация неконтролируемых миграционные потоков изКитая. Тем более, что с учетом коррупции среди чиновников в Казахстане,казахстанцы опасаются что государство не сможет поставить эффективный заслончто отстоять интересы своего населения. Но вместе с тем, эта тема излишнеэмоциональна, при этом имеется нехватка серьезных и постоянных исследований,что вызывает только усиление мифов и стереотипов.

Авообще, если говорить в целом о китаефобии в регионе, то ситуация меняется.Если в начале 90-х гг. возможность военной агрессии со стороны Китаяобсуждалось на полном серьезе, то сейчас в это особенно не верят. Вместо этогомного стали говорить об экономической экспансии, демографической и др. Но влюбом случае будоражить общественность темами как «групповые визы» было несамым лучшим решением.

Кстати,эта «чайнафобия» во многом подогревается еще и российским информационнымпространством. В России этот тренд о ползучей угрозе, желтой угрозе всегда былочень популярен. Что Дальний Восток может быть поглощен китайскими мигрантами иэто может произойти незаметно. Периодически вбрасываются очень разные цифры.Это при том, что есть объективная реальность – с Дальнего Востока сейчас происходитреальный отток благополучного населения в европейскую часть. Не секрет, чточасть стран Центральной Азии, а в особенности Казахстан, находятся в российскоминформационном  пространстве, в частностителевидение, спутниковые каналы, интернет. Поэтому  все российские страхи в полной мере через этиресурсы передаются и Казахстану.

 

ИАЦМГУ: На общественном уровне Китай предпринимает шаги по углублениюсотрудничества в гуманитарной сфере? Например, в России открываются Институт Конфуция,центры изучения культуры, языка Китая. Это все довольно популярно, одновременноэто и инструмент продвижения своей культуры в мире.

АдильКаукенов: Председатель Си Цзиньпин, выступая в Казахстане с лекцией, оченьподробно остановился на гуманитарном сотрудничестве. Это очень интересно,потому что предыдущие лидеры не уделяли этой сфере так много внимания.Произошел определенный сдвиг в сторону народной дипломатии или мягкой силы.Хотя еще до прихода Си Цзиньпина, как в приграничной стране, в казахстане былиоткрыты Институты Конфуция. На данный момент они открыты в трех городах. Итакие курсы очень популярны. В Казахстане вообще изучение китайского языкастановится все более популярным. Если в конце 90-х желающих ехать в Китайстудентов были единицы, то сейчас счет идет на тысячи.

 

ИАЦМГУ: А с чем вы это связываете? С тем, что казахстанцы реально понимаютперспективы изучения китайского языка или с тем, что грамотно работаюткитайские структуры?

АдильКаукенов: Я не скажу, что китайские структуры работают хорошо. Этотинформационный вакуум как был, так и есть. Здесь, скорее, это связано с тем,что у молодежи есть ощущение некой громады, которая находится совсем рядом.Поэтому это не столько понимание, сколько ощущение того, что надо изучать язык.Плюс бизнес, который в Китае делать намного легче, зная язык. Дело в том, чтокитайцы в своем большинстве не очень хорошо знают английский. Именно поэтомукитайский язык может послужить тем дополнительным аргументом для более легкогои удачного выстраивания бизнеса.

А вотгосударственная поддержка гуманитарной сферы до этого времени была довольноаморфная, но сейчас видимо будет меняться. Си Цзиньпин заявил, что будетвыделено порядка 30 тыс. грантов для студентов и преподавателей, будут выделеныгранты на Институты Конфуция, будет укрепляться межвузовское сотрудничество. Тоесть обозначил, что Китай больше не будет рассматривать культурно-гуманитарнуюсферу как вторых ролях. А Казахстан в принципе заинтересован расширениивозможностей наших граждан для получения качественного образования, медицины иразвития культурных связей.  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение