Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ислам в постсоветской Киргизии, - Р.Бобохонов

02.03.2014

Автор:

Теги:

В советское время традиционная и мусульманская культура киргизов, в особенности северных, прошла сложную эволюцию. Советская антирелигиозная политика на севере Киргизии разрушила и уничтожила не только исламские каноны, но и многовековые народные традиции киргизов. Деисламизация населения на севере республики привела к потери религиозной и этнической идентичности населения. Северные киргизы не только стали забывать мусульманскую и традиционную культуру, но и собственный язык. Большинство стали говорить на русском языке, порой стыдясь за свою этничность и культуру предков. Южные районы Киргизии, входящие в Ферганскую долину, исторически были связаны с мусульманской и традиционной культурой проживающих там народов: таджиков, узбеков, уйгуров и т.д. В отличие от северных киргизов (в недавнем прошлом кочевников), южные киргизы (преимущественно оседлые) сохранили многовековые традиции и мусульманскую культуру даже в советское время. Поэтому этническое и религиозное возрождение киргизского народа в постсоветское время началось именно с Юга республики. Процессы исламизации киргизского общества и политизации ислама в это время также начались в южных районах республики. Эти процессы, как и в других регионах Центральной Азии, шли под влиянием возрастающей роли радикального ислама. Речь идет, прежде всего, о международных исламских организациях радикального толка, которые приступили к своей деятельности в южных, а затем в северных районах Киргизии. В этой работе мы будем изучать деятельность ХТИ, ИДУ и некоторых салафитских организаций на территории Киргизии в постсоветское время.

Первые ячейки ХТИ появились на Юге Киргизии в начале 90-х гг. В те годы Ферганская долина была первым регионом в Центральной Азии, куда проникли и начали свою деятельность некоторые международные исламские организации, в том числе ХТИ. Но более активно ХТИ развернула свою деятельность на территории Киргизии летом 1999 г. Это было связано с проникновением в это время отрядов ИДУ в южные районы Кыргызстана[1]. До этого времени активисты ИДУ тесно сотрудничали с ХТИ в Узбекистане. Были случаи, когда рядовые члены ХТИ переходили в ИДУ, чтобы пополнить ряды этой военизированной группы, сражающиеся против режима Ислама Каримова. Находясь некоторое время в Кыргызстане, руководители ИДУ заявили, что их главная цель - свержение режима Каримова в Узбекистане и построение там исламского государства. На самом же деле они использовали захваченную ими часть территории республики в качестве плацдарма, пытались расширить захваченные участки, предпринимали попытки отколоть Баткенский регион от остальной части Кыргызстана. Тогда ИДУ имели очень крепкие связи с Талибан. Движение Талибан планировало руками ИДУ захватить всю Центральную Азию, где проживало преимущественно мусульманское население, а затем бросить вызов России[2]. Тогда основная цель этих трех международных организаций - ИДУ, ХТИ и Талибан была одна - построение исламского государства (Нового Халифата) на территории всей Центральной Азии. На базе этой общей и главной цели в те годы наблюдалось тесное сотрудничество между этими организациями.

В конце 90-х гг. в СМИ стали появляться сообщения о создании новых ячеек ХТИ не только на Юге, но и на Севере Киргизии. Власти стали реагировать на эти сообщения и начали арестовывать некоторых активистов этой организации. По данным МВД в республике в конце 90-х гг. было больше 3000 членов ХТИ, которые попали в их поле зрение. Но тогда и позже правоохранительным структурам республики не удалось выйти на след лидеров этой партии. По данным пресс-службы МВД республики в последующие годы прирост численности этой организации составлял больше 30% ежегодно, тогда как прирост ареста членов ХТИ в лучшем достигал около 20% ежегодно. Наибольшая активность ХТИ наблюдалась на юге республики, где было совершено 70% от общего числа арестов. Несмотря на то, что не всем арестованным были предъявлены обвинения, общая тенденция свидетельствовала не только об активности ХТИ, но и об улучшении операций силовиков[3].

Для представителей традиционного ислама в Киргизии активисты ХТИ стали опасны тем, что они успешно уводили от них паству. Поэтому представители Духовного Управления мусульман Киргизии (ДУМК) объявили войну ХТИ. Представители ДУМК развернули широкую разъяснительную пропаганду против ХТИ по всей республике, прежде всего на Юге. Они обращались к новобранцам, которые не знали об опасности и скрытой программе ХТИ, поскольку эта организация официально дистанцировалась от таких организаций как "Аль-Каида", ИДУ и т.д. и не имела имидж террористической организации. Однако целью организации являлась свержение правительства и установление Нового Халифата, где должны быть установлены законы шариата. Представители ДУМК предупреждали всю общественность Киргизии, поскольку, по их мнению, ХТИ вербовала представителей всех социальных слоев республики. ХТИ пыталась вербовать даже заключенных в тюрьмах. Но согласно сводкам МВД, потенциальными новобранцами этой организации в большей степени становились бедные и необразованные сельские жители республики. В последние годы, ДУМК, как и прежде, проводит семинары в мечетях, публикует брошюры и встречается с населением в регионах, рассказывая об опасностях пропаганды ХТИ.

Экспертное сообщество по-разному оценивает нынешнюю религиозную ситуацию в Киргизию. Согласно мнению многих экспертов, самый оптимальный способ борьбы с идеями таких организаций, как ХТИ, выбить социальную почву из-под их ног, то есть поднять экономику, обеспечить людей работой, дать возможность им получать качественную медицинскую помощь и нормальное образование. Ниже приводим мнения некоторых из них, посвященных деятельности ХТИ и других исламских организаций радикального толка на территории Киргизии.

"Действия правоохранительных органов против ХТИ должны быть более систематическими - считает Валентина Гриценко, руководитель правозащитной организации "Справедливость". - Чаще всего задерживают рядовых членов партии, которые не скрывают своих симпатий ХТИ. Имена их известны правоохранительным органам. А более высоких рангом сторонников ловить не часто удается. Виной тому во многом высокая секретность в структуре ХТИ. Руководители [ячеек] не знают друг друга, знают только членов своей группы и своего руководителя"[4].

Дильмурод Орозов, имам и руководитель Центра исламских исследований говорит, что "необходимо разъяснять верующим идеи мира, добрососедства, ненасилия, присущие Исламу. Вера – это не только произнесение молитв. Разум и сердце должны быть в гармонии. Но пропагандисты ХТИ придерживаются классических канонов ислама и не толкуют религию на свой лад, что осложняет борьбу с их пропагандой с теологической точки зрения"[5].

"В тюрьмах создается критическая ситуация. Власти должны также противостоять вербовке ХТИ в тюрьмах", - говорит руководитель проекта "Средней Азии в Интернете" Марс Сариев. -
"Существует идеологический вакуум, который более успешно заполняют представители экстремистских организаций. Этот процесс ползучий, малозаметный. Но в один прекрасный день мы обнаружим, что Киргизия по внутреннему периметру окружена "поясом шахида", а в самом центре заполнена радикальными идеями"[6].

Начальник Управления МВД по борьбе с экстремизмом Эмиль Жээнбеков говорит, что сторонники ХТИ в тюрьмах "не должны оставаться без внимания". По его словам, властям известно о существовании этой проблемы и сейчас они рассматривают возможность отделения заключенных экстремистов от всех остальных, но на это требуются финансовые средства.

"Хотя ХТИ и продолжает пропаганду на территории Кыргызстана, нельзя сказать, что за эти годы организация добилась каких-либо видимых результатов, - говорит Маликов, представитель ДУМК. - Укрепление стабильности и дальнейшее социально-экономическое развитие в Киргизии еще больше затруднят деятельность ХТИ"[7].

Как мы видим, в постсоветские годы в Кыргызстане постепенно увеличивалось число сторонников радикальных исламистских партий, среди которых особое место занимала ХТИ. В ходе изучения деятельности этой организации в Киргизии нам стало очевидно, что представители этой организации неоднократно пытались проникнуть в различные структуры государственной власти республики. Такую тактику ХТИ часто применяла в Казахстане и Таджикистане, хотя такие попытки в Узбекистане жестко пресекались местными властями. Сегодня, как показывает анализ СМИ, ХТИ имеет налаженные связи с рядом политических лидеров Кыргызстана. В Кыргызстане около 3 тыс. мечетей, численность всех общественных организаций религиозной направленности составляет около 150. Отличительной чертой данных организаций от политических является то, что политика в Кыргызстане остается весьма персонифицированной, а сами политические партии часто являются "массовкой" того или иного деятеля. В отличие от светских политических партий радикальные исламские партии имеют серьезную идеологию, цели и задачи. Поэтому, когда они приходят в политику, то это надолго и всерьез. Таким образом, возможность политического вовлечения является для ХТИ в Киргизии центральной частью их идеологии и подхода. Это тесно связано с широко применяемой стратегией ХТИ, которая основана на стремлении проникнуть в эшелоны власти и привлечь сторонников среди тех, кто у власти и подготовить почву для создания исламского государства[8].

При этом руководство ХТИ имеет четкое представление о том, что они хотят и будут использовать любую возможность ради достижения главной и стратегической цели. Поэтому к ХТИ нужно относиться как к серьезной политической силе, а не как к религиозной организации. Создается впечатление, что ХТИ взяла курс на внедрение своих сторонников в органы государственного управления для того, чтобы в последующем захватить власть в Кыргызстане. В Кыргызстане резко увеличивается процент ярых приверженцев ислама из числа сотрудников правоохранительных органов, киргизские милиционеры сегодня ежедневно посещают мечети, соблюдают "уразу" и выполняют все предписания ислама. Помимо силовиков "истинными мусульманами" стало и большое количество работников органов районных властей, сельских управ и даже педагогов. Сторонниками ХТИ являются также некоторые известные люди - депутаты парламента, известные бизнесмены и правительственные чиновники, которые получают финансовую, моральную и иную поддержку со стороны ХТИ. Следует отметить, что выборы в различные структуры власти рассматриваются ХТИ, как один из механизмов реализации своих идей на государственном уровне[9].

В основе стратегии лидеров и функционеров ХТИ в Киргизии лежит стремление к "очищению" мировоззрений верующих от нововведений в исламе и заполнение при этом идеологического вакуума выгодными для себя установками. Для этого применяется не только религиозное обучение, но и обсуждение политических событий, социально-экономических реформ в республике в собственной литературе и СМИ. Деятельность партии осуществляется на основе соблюдения требований строгой конспирации, включая этап предварительного изучения кандидата. Литература, издаваемая ХТИ на территории Киргизии, пропагандирует политизированный ислам, призывающий к гражданскому неповиновению, способствует разжиганию религиозного фанатизма. Киргизские филиалы ХТИ также включены в общую борьбу за создание "Нового Халифата" на всей территории Центральной Азии и эта борьба делится на три этапа:
1.Подпольная работа, которая включает в себя подбор, подпольное обучение и вербовку молодых людей в ряды ХТИ на Севере и Юге республики. Подпольная работа также подразумевает подпольное внедрение членов ХТИ в различные структуры власти; 2. Заявить открыто о себе через СМИ. Распространение листовок, организация митингов, шествий, публичных призывов на всей территории республики. 3. Захват власти путем организации переворота, свержение конституционного строя. Построение "Нового Халифата" на основе законов шариата. Согласно анализу материалов СМИ и данных правоохранительных органов, еще в конце 1999 г. деятельность ХТИ на Юге республики развивалась на втором этапе, т.е. активисты ХТИ открыто и публично высказывались, литература ХТИ свободно распространялась[10].

Таким образом, ХТИ в конце 90-х гг. создав в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях, частично в Чуйской области и г.Бишкек структурные образования, перешла к этапу открытых действий. В Нарынской, Иссык-Кульской, Таласской областях и в отдельных районах Чуйской области были созданы первичные ячейки ХТИ, т.н. "халки", для чего были направлены активисты из южных регионов республики. В 1999-2000 годах следственными подразделениями СНБ КР было расследовано 55 уголовных дел по ст.299 УК КР. Было задержано более 280 человек, осуждено 79 человек, объявлено 81 официальное предостережение лицам, подозреваемым в причастности к деятельности партии ХТИ и ИДУ. В отношении остальных были проведены разъяснительные беседы профилактического характера[11].

Следует отметить, что в конце 90-х гг. наблюдался значительный рост совершаемых преступлений по ст.299 УК КР. За первые 9 месяцев 2000 года было выявлено более 50 фактов распространения религиозной литературы экстремистской направленности, изъято более 20 тысяч листовок и около 800 книг, брошюр, видео - аудио кассет экстремистского содержания. Было обнаружено и закрыто 3 нелегальных печатных точек, которые занимались выпуском литературы в городах Бишкек, Ош и Джалал-Абад.

За счет членских взносов и пожертвований членов ХТИ, созданием малых предприятий в коммерческих структурах формировались финансовые средства организации. Таким образом, в республике происходила активизация деятельности религиозных экстремистов, действия которых приобретали все более четко выраженную политическую направленность. Их целенаправленные и тщательно организованные действия создавали угрозу национальной безопасности Киргизии. Службой национальной безопасности КР (СНБ КР) в 1999-2000 гг. были выявлены ряд подпольных руководителей ХТИ, были получены данные об их связи с координаторам по СНГ[12].

Одной из причин быстрого распространения идей ХТИ в конце 90-х гг., на наш взгляд, являлась недостаточная законодательная база в республике, так как ст.299 УК КР предусматривала ответственность только за распространение и открытую агитацию религиозной вражды. Ответственность за хранение и изготовление экстремистской литературы законодательством республики тогда не была предусмотрена. Согласно материалам СНБ КР незаконное обучение детей в медресе, мечетях и "худжрах" ("комнатах" в переводе с арабского) было широко распространено в те годы. Наиболее способная часть учеников в дальнейшем продолжали обучение в зарубежных религиозных учебных заведениях. По официальному каналу в исламские учебные заведения зарубежья выехало в 2000 г. около 290 человек. Однако, по оперативным данным тех лет, только в Пакистане обучались более 300 человек[13].

Теракты в США и военные меры в отношении Афганистана стали причиной усиления диверсионно-подрывной и террористической деятельности со стороны движения "Талибан", ИДУ и других экстремистских религиозных организаций. В республику в те годы неоднократно прибывали потоки беженцев из Узбекистана, Таджикистана, Афганистана и Пакистана, среди которых было немало религиозных экстремистов и иных преступных элементов. Представители мусульманского духовенства республики тогда осуждали теракты в США(11 сентября 2001 г.) и относились с пониманием к проводимой антитеррористической акции. Однако, некоторые иностранные беженцы, активисты ХТИ и ИДУ в Киргизии одобряли действия террористов[14].

Согласно материалам правоохранительных органов Киргизии ХТИ готовит кадры для международных террористов. Как было отмечено выше, в конце 90-х гг. многие тахрировцы пополнили ряды ИДУ. Узбекские власти обвинили активистов ХТИ в причастности к взрывам в Ташкенте в феврале 1999 г. В некоторых филиалах ХТИ в Киргизии происходили внутренние процессы радикализации, затрагивающие некоторых членов этой организации. В результате этого, внутри ХТИ образовалась более радикальная группа, которая покинула ее и образовала новую партию – "Хизб ан-Нустра"("Партия победы" в переводе с арабского). Органами национальной безопасности республики было установлено, что прием в ряды отрядов международных террористов производился после письменной рекомендации членов ХТИ[15].

В борьбе с экстремистами у правоохранительных структур Киргизии были и некоторые успехи. Например, в конце 90-х гг. им удалось обезвредить две группы, которые осуществляли взрывы в Оше. Это были боевики под руководством Касарджи Желала и боевики группы Чотчаева. Правоохранительными органами также были задержаны исполнители терактов в отношении руководителя неправительственной организации "Иттипак" Н. Босакова и представителей китайских властей, находившихся по служебным делам в Кыргызстане. Источниками финансирования террористов являлись сбор денег среди уйгурского населения республики, коммерсантов из КНР, отчисления крупных денежных средств зажиточной части уйгуров, проживающих в дальнем зарубежье. Деятельность уйгурских террористов тогда связывали с подпольной организацией "Уйгурстон азадлик ташкилати" (УАТ), которая действовала в те годы без официальной регистрации властей республики[16].

Международное признание получила (как подпольная террористическая) организация – "Курдская рабочая партия" (КРП). После задержании ее лидера Абдуллы Оджалана и в связи со сменой политической тактики она взяла новое название - "Курдский конгресс за свободу и демократию" (ККСД). Несмотря на новую вывеску и попытки создать новый имидж ККСД была включена (Евросоюзом и США) в списки террористических организаций. В 80-е и 90-е годы ККСД развернула целенаправленную террористическую компанию, в результате которой, по оценкам СМИ, погибли более 30 тыс. турецких граждан. В Киргизии тогда проживало более 30 тыс. граждан курдской национальности, которые и стали объектом заинтересованности активистов ККСД. Ее эмиссары тайно приезжали в республику и вели пропаганду идей ККСД. Органами национальной безопасности в те годы были задержаны и выдворены за пределы республики некоторые активисты ККСД, был раскрыт штаб ККСД, который располагался в соседнем Казахстане. Было установлено, что эмиссарам удалось завербовать в свои ряды нескольких молодых граждан Киргизии. Службой национальной безопасности республики были приняты меры по выдворению эмиссаров из республики и их возвращению на родину – Турцию[17].

Госкомиссия по делам религий в лице своего председателя О. Мамадюсупова в конце 90-х гг. неоднократно заявляла о необходимости официальной регистрации ХТИ в Киргизии. Свою точку зрения она аргументировала тем, что ХТИ является "73-м течением в исламе" и от нее не может исходить какой-либо угрозы для жителей республики. Как известно, пророк Мухаммед утверждал, что в "Судный день в исламе будет 72 течения". Вместо этого заявления госкомиссия по делам религии могла бы предложить парламенту для утверждения свой альтернативный закон о религии. Тогда еще в республике, как было отмечено выше, не было закона о религии и религиозных организациях.

Как мы видим, с проблемой экстремизма и терроризма Кыргызстан столкнулся всерьез еще в период Баткенской кампании в 1999 году, когда боевики ИДУ на некоторое время проникли на территорию республики. Тогда удалось выбить боевиков ИДУ из республики, но на их смену пришли тахрировцы. Тахрировцы пришли, как было отмечено выше, всерьез и надолго. С приходом ХТИ и некоторых салафитских организаций в республике прочно обосновались идеи экстремизма и террора. Киргизские власти объявили войну террористами и экстремистам, но пока они ее проигрывают. Мы выше тщательно анализировали 90-е годы, которые были важными и переломными для Киргизии. Эти события наглядно показали беспомощность и отсутствие какой-либо программы действий правительства по укреплению идеологического полигона и ограждения общества, особенно молодежи, от влияния радикальных взглядов.

Теперь переходим к изучению проблемы салафизма в киргизском обществе. Выше мы привели мнения некоторых экспертов, которые обсуждали проблему радикального ислама в республике. В этих обсуждениях была также затронута проблема салафизма. Многие говорили о роли и влияние салафизма в современном киргизском обществе. Например, преподаватель Ошского государственного университета, специалист по истории ислама, доктор теологических наук Зайнабидин Ажимаматов постарался объяснить, что салафизм действительно занял прочные позиции в обществе. При этом старался подчеркнуть, что ситуация в религиозной сфере не такая печальная, как ее представляют СМИ[18]. Можно ли согласиться с мнением уважаемого эксперта? Отчасти, да. Следует отметить, что салафиты, в отличие от ХТИ и ИДУ, в Киргизии появились гораздо позже - в 2004-2005 гг. Более того, в киргизском обществе стала распространяться идеология радикальных салафитов новой волны. Идеология традиционных салафитов, которая получила широкое распространение в Западном Казахстане, относится к первой волне этого течения и не очень сильно отличается от идеологии ханафитского мазхаба. Киргизский салафизм более радикальный, чем казахский. Этот саудовский салафизм новой волны конструирован на базе ханбалитского мазхаба и сильно отличается от ханафизма по основным канонам ислама. Попадая под влияние идей салафизма новой волны, некоторые молодые киргизы и киргизки становятся заложниками на долгие годы вперед.

Главными распространителями салафизма в республике являются выпускники религиозных университетов в арабских странах, которые по происхождению являются киргизами. Есть и иностранные граждане из Ближнего Востока, которые легально учатся или работают в Киргизии. Многие из них, как правило, до этого получали образование в салафитских учебных заведениях. Есть и молодые киргизы, которые едут учиться в салафитские школы Ближнего Востока. Есть и салафитские сеты в Интернете, которые очень популярны среди религиозной молодежи. В социальных сетях (Фейсбук, Твиттер, Вконтакте, Одноклассники и т.д.) широко обсуждаются многие религиозные темы с точки зрения салафизма. Вот таким образом, на протяжении последних 20 лет постепенно распространяются салафитские идеи в киргизском обществе. Салафитские организации периодически оказывают людям различную материальную помощь. Мы выше подробно остановились на деятельности ДУМК и ее пропагандистских войнах против ХТИ. Почему-то такой войны против салафитов со стороны ДУМК не была объявлена. Наоборот, представители ДУМК поддерживают хорошие и дружеские контакты с Саудовской Аравией, которая является главным экспортером салафизма во всем мире. В СМИ последних лет регулярно рассказывают о коррупции в ДУМК и появляются скандальные ролики о религиозных деятелях. Речь идет о разоблачении коррупции при организации хаджа для граждан Кыргызстана и ролике интимного характера с участием главного муфтия Рахматуллы Эгембердиева. В СМИ также стали обсуждать противостояние разных групп внутри муфтията, которое может привести к его расколу[19].

По мнению бывшего сотрудника казыята Чуйской области Асана Саипова в Духовном управлении мусульман Кыргызстана работают представители ваххабизма и салафизма, поэтому со стороны государства необходим контроль над работой муфтията, чтобы не подвергать угрозе национальную безопасность. Он также отметил, что совет улемов недоволен работой муфтия Чубака ажы Жалилова. По его словам, инициативная группа 19 мая 2012 г. обратилась к главе ДУМК, чтобы он до конца месяца провел новый созыв совета. Если требования инициативной группы не выполнят, она сделает это сама, чтобы дать оценку ситуации вокруг управления ДУМК. Сам муфтият отрицает, что в их рядах работают салафиты и обвиняет своих противников в том, что они хотят дискредитировать ДУМК и противодействовать проводящимся там реформам. Этот скандал в СМИ снизил авторитет ДУМК в глазах общественности и напрямую вредил стабильности и авторитету ДУМК. Многие религиоведы посоветовали муфтият, чтобы он созывал новый совет и заменил некоторых высокопоставленных чиновников ДУМК[20].

Как мы видим, проблема салафизма в последние годы горячо обсуждается в государственных структурах, СМИ, социальных сетях интернета и экспертных сообществах не только республики, но и за ее пределами. Ниже приводим более подробный анализ некоторые из них.
В отличие от ХТИ и других религиозных групп, салафитские организации находятся под нарастающим давлением со стороны киргизского правительства. Каждый год список запрещенных салафитских организаций в Кыргызстане пополняется. Его пересмотром и утверждением занимаются Государственная комиссия по делам религий и Верховный суд. Каныбек Осмоналиев, глава Государственной комиссии по делам религий Кыргызстана, считает, что наибольшую опасность в этом списке представляют не сатанисты и не движение "Белое Братство", а ХТИ и салафитские организации. С ним можно согласиться, поскольку именно эти организации чаще всего фигурируют в сводках МВД. По словам Осмоналиева, салафитское движение, как и ХТИ, в последние годы набирает обороты. Салафиты являются фундаменталистами и Осмоналиев ставит их в один ряд с ваххабитами. Они против совершения паломничества к могилам святых, считают нежелательным отмечать день рождения пророка Мухаммеда, верят в единого Бога и не признают никаких новшеств. Но не все с этим согласны[21].

Ведущий эксперт Института стратегического анализа и прогноза при Киргизско-Российском Славянском университете Кадыр Маликов, который занимается проблемами радикального ислама в Центральной Азии, пишет следующее: "Самое страшное в салафизме – это то, что одно течение может трансформироваться в другое. Салафиты – это достаточно общее название. Есть салафиты умеренные, есть радикальные. Умеренные салафиты могут становиться радикальными. Радикальные – умеренными. И среди радикальных есть, так называемые джихаддисты, которые являются экстремистами и потенциальными террористами". Хотя Маликов утверждает, что по сей день он не сталкивался с организованными радикальными исламскими движениями в республике. Согласно Маликову сторонников ХТИ в Киргизии можно назвать умеренными салафитами[22].

Но Каныбек Осмоналиев не согласен с ним и утверждает, что самое страшное в любом салафизме – это метод предполагаемого прихода к власти: вооруженный джихад. Осмоналиев отчасти прав, поскольку ХТИ и салафитские организации в этом плане сильно отличаются друг от друга. По мнению Осмоналиева, первые салафиты появились в республике в начале 2000-х гг., но тогда это течение, в отличие от ХТИ развивалось слабо. Очевидно, у руководства салафитского движения были более важные цели в работе, возможно, Дагестан и Чечня. Еще тогда, в начале десятилетия, в республике были построены несколько мечетей, которые стали своеобразными идеологическими центрами салафитов. Согласно данным госкомиссии по религии, уже к концу 2012 г. до 30 процентов всех мусульман Киргизии исповедовали салафизм. В последние годы руководители салафитских организации стараются работать с жителями севера республики, которые позже включились в процессы политизации ислама и где еще слабы позиции радикального ислама. По оценкам Маликова, салафиты сегодня действуют не только в республиках Центральной Азии, но во многих других странах мира, причем "Аль-Каида" является наиболее агрессивной организацией, проповедующей это движение. Осмоналиев утверждает, что значительная часть финансирования салафитских организаций поступает из частных источников в Саудовской Аравии[23]. Самым большим оружием движения является привлечение неграмотных, бедных и обездоленных мусульман. Преподаватель теологии Киргизского Национального Университета Евгения Нуранская говорит, что "точных сведений об объеме финансирования салафитов нет, ни в мире вообще, ни в Кыргызстане в частности. Запрещенные религиозные организации экстремистского толка, в особенности ваххабиты, к числу которых относят салафитов, полностью засекретили эту информацию. То же самое касается числа сторонников движения. Другое дело – что они могут сделать в Кыргызстане"[24]. Осмоналиев высказал предположение, что влияние салафитов на мусульманскую общину может быть настолько серьезным, что может привести к таким проблемам, как "массовый психоз". Он сказал, что это возможно приведет к расколу в киргизской нации, потому что в основном в ряды салафитов вступают молодые граждане страны. Эксперт независимого аналитического исследовательского центра "Религия, право и политика" Данияр Мурадилов говорит, что опасения по поводу возможного раскола целой нации необоснованны: "Подобные конфликты в стране отмечены, но на уровне более малочисленных диаспор. У уйгуров, например. Там старшее поколение исповедует одно направление ислама, а некоторые молодые люди уже стали салафитами. Но до каких-то серьезных противоречий не доходит даже там, хотя, теоретически, это возможно. Другое дело, что салафиты вряд ли смогут сколько-нибудь дестабилизировать политическую ситуацию в стране. Мы считаем, что на власть в стране сторонники движения претендовать не могут"[25]. А это, по мнению Нуранской, представляет собой двойную проблему: салафиты преследуются законом во всех соседних государствах. "Понятно, что Центральная Азия, с ее социальной и экономической нестабильностью – лакомый кусочек для различного рода экстремистских течений. И особенно это касается юга страны. Но, если наши соседи как-то борются с этим, то в Кыргызстане фактически пытаются сажать только тех, кто имеет отношение к ХТИ или ИДУ"[26].

В СМИ 2009 г. широкую известность получила история простого молодого киргиза по имени Сартбека. В ней была подробна описана путь молодого салафита: почему, когда и как он стал салафитом. Сартбек рассказывал, что покинул ряды ХТИ незадолго до так называемого "Ноокатского дела"(27 ноября 2008 г. судья Ноокатского районного суда Ошской области Бакыт Сарыбаев огласил приговор в отношении 32 жителей района, обвиняемых в исламском экстремизме и организации массовых беспорядков в районном центре. - автор). Он решил продолжить учебу в одном из столичных вузов и хотел, чтобы его будущая специальность не была связана с религией: "Уже уйдя оттуда, я стал узнавать, что в ХТИ были неграмотные имамы. Знающие люди говорят, что они Коран толком не читали и суры не знают. Наверное, в других подобных организациях также. Может, даже и у салафитов. Но когда я стал салафитом, я понял, что среди членов этой организации неграмотных имамов практически нет"[27].
"Ноокатское дело" было самым громким судебным процессом против запрещенных религиозных организаций в республике. Более тридцати сторонников ХТИ предстали перед судом. Некоторые из них получили пожизненные сроки. Но против салафитов в Киргизии в последние годы не было ни одного громкого судебного процесса. Еще не известно, будут ли салафиты преследоваться в судебном порядке в обозримом будущем. Сегодня многие эксперты, в том числе Маликов и Осмоналиев, говорят о том, что определить радикалов среди мусульманского населения Киргизии с каждым годом становится труднее[28].

Ниже приводим еще несколько коротких историй, связанных с проблемой салафизма в киргизском обществе. В СМИ обсуждалась история Сайфиддина Мурадалиева и его земляков, которые распространяли идеи салафизма на Юге Киргизии. "Проживающий в Оше, таджик по национальности, Сайфиддин Мурадалиев, занимающийся частным бизнесом часто бывал у родственников в г. Худженте Согдийской области Таджикистана. Там он и заразился идеями "салафизма". Мало того, что он сам стал приверженцем "салафизма" в своем доме, С.Мурадалиев открыл курсы для молодежи, на которых прививал молодым парням идеи построения халифатского государства в Кыргызстане[29]. Также супруги таджикской национальности, проживающие в городе Ош, Хайрулло Мамуржанов и Сохиба Мамуржанова являются ярыми сторонниками "салафизма". Сохиба Мамуржанова работает в городской санитарно-эпидемиологической станции (СЭС), где распространяет идеи "салафизма" среди работников СЭС. Под идеологическим воздействием Сохибы Мамуржановой, сотрудники СЭС Элеонора Умарова и Бибиой Исламова стали изучать вероучение "салафизма" и отдавать часть своей зарплаты своей наставнице в качестве "закята"[30]. Или другая история, в которой фигурирует представитель местной интеллигенции. "Преподаватель теологического факультета Ошского государственного университета Ашраф Исамухамедов, являющийся приверженцем религиозного экстремистского течения "салафизм", призывает местных жителей бороться за построение государства с исламской формой правления в Кыргызстане. Недавно он в своем доме устроил угощение для соседей. В ходе беседы А.Исамухамедов рассказывал гостям о преимуществах исламской формы правления, справедливости, которая будет главным аспектом, если в Кыргызстане государственное управление будет придерживаться норм шариата. После чего несколько местных жителей изъявили желание вступить в ряды "салафитов"[31]. Или еще одна история, где фигурантами опят являются таджики. "Недавно в Ошскую область прибыли представители исламской организации "Жамиятгул Икром" во главе с Юсупом Ашрафом, которые провели переговоры с руководством области по поводу открытия представительства своей организации. Филиал этой организации с 2008 года функционирует в Душанбе, сотрудники негласно изучают религиозную обстановку в стране и оказывают финансовую помощь в строительстве на территории Таджикистана мечетей и медресе. Все сотрудники организации "Жамиятгул Икром" являются приверженцами "Салафизма". Понятно, что работая под прикрытием, они занимаются продвижением своих идей среди верующих мусульман. А теперь на очереди Кыргызстан"[32].

Вышеприведенные истории свидетельствуют о том, что сегодня идеи радикального ислама широко распространены по всей республике. В отличие от ХТИ, салафитские идеи более "привлекательны" и заразительны для основной части религиозной молодежи. Идеи "чистого" салафитского ислама по сути своей революционные и готовят молодежь в будущем для слома ныне существующей социально-экономической и политической системы в Киргизии.

Таким образом, сегодня в Киргизии полным ходом идет процесс исламизации общества под воздействием радикальных течений ислама. На фоне неэффективной работы ДУМК, которое не может вести полноценную профилактическую работу среди мусульман республики, это создает весьма тревожную ситуацию. По официальным данным, в Кыргызстане насчитывается порядка 2000 мечетей, в которых работают около 3000 имамов. Примерно 1000 мечетей действуют без официальной регистрации. В этих незарегистрированных мечетях очень сильны позиции радикального ислама. Эти данные были озвучены верховным муфтием Чубак ажы Жалиловым еще в 2011 году. В последние годы руководство ДУМК неоднократно меняли, но в целом религиозная ситуация в республике остается прежней. Согласно данным самого ДУМК на конец декабря 2013 г. лишь 30-40% имамов имеют специальное теологическое образование. Отсюда низкое качество духовного образования, землячество и коррупция, которые характерны для имамов республики[33].

Многочисленные радикальные исламистские течения смогли укорениться в Кыргызстане, на наш взгляд, не только из-за очень низкого уровня жизни абсолютного большинства населения республики и несостоятельности киргизской государственности. Нарастает социальная, экономическая, политическая и духовная фрустрация в киргизском обществе. Все эти условия в совокупности привели к ситуации, когда социальные аспекты роста исламского радикализма наслаиваются на собственно исламистскую идеологию. Происходит взаимная генерация радикального протеста на исламистских основаниях[34].

Источники и литература

1. Разаков Т. "Хизб ат-Тахрир" играет роль учебного центра для других террористических организаций //http://counter-terror.kz/ru/article/view?id=248.
2. Там же.
3. Там же.
4. В Кыргызстане идет борьба против Хизб ат-Тахрир// http://centralasiaonline.com/ru/articles/caii/features/main/2013/04/29/feature-01.
5. Там же.
6. Там же.
7. Там же.
8. Рыскулов У. Хизб ат-Тахрир оккупирует Кыргызстан//http://kyrgyztoday.kg/ru/statya/33883.
9. Разаков Т. Специфика проявления терроризма и экстремизма в Кыргызстане// http://www.ctaj.elcat.kg/tolstyi/e/e010.html.
10. Там же.
11. Там же.
12. Там же.
13. Там же.
14. Разаков Т. "Хизб ат-Тахрир" играет роль учебного центра для других террористических организаций//http://counter-terror.kz/ru/article/view?id=248.
15. Там же.
16. Там же.
17. Там же.
18. В Кыргызстане идет борьба против Хизб ат-Тахрир// http://centralasiaonline.com/ru/articles/caii/features/main/2013/04/29/feature-01.
19. Пахомов М. В ДУМК работают ваххабиты и салафиты?//http://www.vesti.kg/index.php?option=com_k2&view=item&id=12769&Itemid=8654.
20. Там же.
21. http://centralasiaonline.com/ru/articles/caii/features/main/2013/04/29/feature-01.
22. Там же.
23. Там же.
24. Там же.
25. Там же.
26. Карабаев А. Салафизм в Кыргызстане: вооруженный джихад или мусульманский раскол? //http://centralasiaonline.com/ru/articles/caii/features/main/2009/12/26/feature-04.
27. Там же.
28. Там же.
29. "Салафиты" стремятся создать халифат в Кыргызстане http://www.ca-portal.ru/article:5923.
30. Там же.
31. Там же.
32. http://barometer.kg/religiya/49735-iz-pochty-barometerkg-lsalafityr-stremyatsya-sozdat-xalifat-v-kyrgyzstane-.html.
33. Там же.
34. Сарбагышев Т. Салафизм в Кыргызстане – путь к радикализации//http://www.centrasia.ru/news.php?st=1389711240.

Автор: Р.С. Бобохонов, Центр цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН

 

Источник - ЦентрАзия

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение