Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К вопросу о формировании тройственного стратегического союза США-Иран-Китай

08.02.2014

Автор:

Теги:

 

В конце января с.г.эксперты аналитической группы Стратфоропубликовали статью о возможностиформирования в перспективе тройственногостратегического союза США-Иран-Китай.По всей видимости, это отвечает интересамПекина, не заинтересованного в силуэкономической и политическойвзаимозависимости в ухудшении отношенийс глобальной державой и имеющей своисобственные интересы на Ближнем Востокеи в Центральной Азии. Не отвергая в целомналичие совпадающих интересов у названныхгосударств, хотелось бы обратить вниманиена следующие факторы, препятствующие,на мой взгляд, формированию данногостратегического треугольника.

Несмотря на прагматизми рациональность иранской внешнейполитики, нельзя недооцениватькультурно-цивилизационную и религиознуюсоставляющую ее текущей политики.Сохранение мусульманскойидентичности и исламских ценностейявляется неотъемлемой частью всейсистемы внешнеполитических целей изадач ИРИ со времен исламской революции1979 г. В этом планеничего не изменилось. Сутьсовременной внешней политики ИРИпо-прежнему заключается в формированиимногополярного мироустройства подэгидой ООН, в котором Иран и другиеисламские страны будут представлятьодин из полюсов силы. Вполном соответствии с этими концептуальнымиустановками президент ИРИ Хасан Роуханизаявляет, что страна последовательнопроводит политику ненасилия, борьбы стеррористами и экстремистами и искорененияисламофобии и подчеркивает в этой связинеобходимость для мусульман быть единымнародом.

Данное приоритетноенаправление в политике ИРИ можетобъяснить, например, наряду с другимифакторами, склонность ИРИ к налаживаниюотношений со своим региональнымсоперником – Турцией. Вовсе не случайноТегеран и Анкара планируют довестиобъем взаимной торговли до 30млрд. долларовуже к 2015г., а в перспективе создатьсвободные экономические зоны. Как верноподмечают российские эксперты, подобныймасштаб торгового сотрудничествасопоставим лишь с торговлей Ирана сКитаем (до конца года, к20.03.14 г. ирано-китайский товарооборотдолжен вырасти до 38 млрд. долларов).Кроме того, самопыт ирано-турецких отношений запоследние годы свидетельствует о том,что, вопреки американским санкциям исоперничеству, Иран и Турция заинтересованыв развитии экономических отношений икоординации действий на Ближнем Востокеи в Центральной Азии. С учетом этогофакта аналитики Международной кризиснойгруппы в одном из своих докладовподчеркивают роль Турции в качествевозможного посредника в диалоге сТегераном. Тем более, что у нее ужеимеется опыт переговоров с Ираном. Вслучае весьма вероятной дальнейшейконсолидации ирано-турецкого партнерства,в чем обе стороны заинтересованы и попричинам обеспечения региональнойбезопасности, данная тенденция будетвполне соответствовать американскойинициативе «Нового Шелкового Пути», всвязи с чем Вашингтон не особо упорствуетв оказании давления на Анкару.

С другой стороны,следует учесть и преимуществаирано-российского партнерства, которыене обременены, как в случае с Китаем,многовековым ирано-китайским соперничествомв Центральной Азии. Кроме того, в отличиеот Китая, Россия располагает огромноймусульманской диаспорой и более теснои всесторонне связана с пост-советской,преимущественно мусульманской,Центральной Азией. Ирано-турецкоепартнерство в этом плане вовсе непротиворечит интересам Москвы,заинтересованной, помимо прочего, вусилении светской формы ислама на своихюжных рубежах. Про-российские предпочтенияТегерана демонстрирует, к примеру,недавняя встреча представителей двухстран на уровне Советов безопасности,в ходе которой секретарь Высшего советанациональной безопасности ИРИ АлиШамхани подчеркнул готовность Иранаразвивать отношения с РоссийскойФедерацией во всех областях на основевзаимных интересов. Тем более, что связиТегерана и Москвы уже давно неограничиваются лишь экономическойсферой. Готовность ИРИ и дальше укреплятьсотрудничество с Россией подтверждаетсятекущими консультациями между Москвойи Тегераном по вопросам поставок 500тысяч баррелей иранской нефти в Россию.В случае реализации данного плана ипараллельного усиления экономическогопартнерства с ЦА странами в рамкахЕвразийского Союза Москва, безусловно,будет иметь преимущество в отношенияхс Ираном, в чем тот очень заинтересованв целях противодействия политике США.К тому же в самом Вашингтоне естьсторонники поддержать Москву наглобальной арене, что демонстрируетнедавно приобретенная Роснефтьюглобальная трейдинговая и нефте-логистическаясеть американского банка Морган Стэнли.

Не укладывается всхему тройственного союза и состояниепереживающих сегодня период ренессансаирано-европейских отношений. Именноздесь наиболее ощутим прагматизмсовременной иранской политики. Абсолютноясно, что сотрудничествоИРИ–ЕС в сочетании с ирано-российскимвоенно-политическим и экономическимпартнерством и активным участием этихакторов в транспортном проекте Cевер–Югможет служить противовесом политикеСША. При выгодном раскладесил и установлении контроля над иранскимизапасами нефти и газа Европа получаетуникальную возможность стать независимымот США центром силы в Евразии.Поэтому, несмотря на уговоры США нерасширять пока экономическое сотрудничествос Ираном ввиду продолжения ключевыхмеждународных санкций против Тегерана,весьма маловероятно, чтобы в условияхнынешнего экономического кризиса страныЕС отступили от своих бизнес-планов сИРИ. Тем более, что Саудовская Аравия в свое время уже заявляла о том, что неготова взять на себя выполнение нефтяныхконтрактов, заключенных западнымистранами на покупку нефти у Ирана и«никто не испытывает счастья по поводунынешней ситуации с санкциями противИрана".1

Наказать санкциямиможно одно или даже несколько государств,но не десятки европейских держав,являющихся к тому же ближайшимистратегическими союзниками Вашингтона,без поддержки и учета мнения которыхсама американская стратегия обреченана неудачу. Тем временем сотрудничествоИРИ и ЕС выходит далеко за рамкиэкономических отношений, о чемсвидетельствует развитие межпарламентскихсвязей между Тегераном и Лондоном.

Вышесказанное ни в коей мере неограничивает потенциал двустороннихотношений ИРИ и Китая. Более того, дляТегерана китайский опыт развития,успешно совмещающий в себе партнерствос Западом и Востоком при сохраненииместных традиционных ценностей,представляет наиболее привлекательнуюмодель для подражания.

Судя по определеннойпассивности Вашингтона, а в некоторыхслучаях и конкретной поддержке тех илииных региональных акторов, в СШАпрорабатывают различные вариантыгеополитического обустройства мирапосле планируемой в конечном итогенормализации отношений с Ираном – сопорой на связку Иран-Китай илиИран-Турция. Не исключается, по всейвидимости, и союз Иран-Россия. Очевидно,что при любом геополитическом раскладероль и значение Китая, России и Турциинельзя игнорировать, что в наибольшейстепени соответствовало бы многостороннемусбалансированному партнерству,охватывающему в перспективе, по всеможиданиям, Евразийский экономическийСоюз.







Д.п.н. Юлдашева Г.И.,

Аналитический проект«Центральная Евразия»

07.02.2014

1Саудовская Аравия не готова взять насебя выполнение нефтяных контрактовЗапада с Ираном:ИТАР-ТАСС,http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=78921,12марта, 2012


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение