Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нам не очень-то нужна Грузия.

18.07.2008

Автор:

Теги:

Точка зрения: Андрей Суздальцев

suzdБиографическая справка:  Андрей Иванович Суздальцев, доцент, заместитель заведующего кафедры мировой политики Высшей школы экономики. Родился в 1960-м во Владивостоке. В 1983 закончил Дальневосточный государственный университет, в 1990-м защитил кандидатскую диссертацию. С 1993-го по 2006-й работал в Белорусии. В марте 2006-го был лишен вида на жительство в связи с «угрозой национальной безопасности республики» и депортирован в Россию. Въезд в Балорусию Суздальцеву запрещен до 2011-го года. Сфера профессиональных интересов: геополитика и экономика постсоветского пространства, влияние России на политические и экономические процессы на пространстве бывшего СССР. Автор множества публикаций, в том числе «Постсоветское пространство: уходящая реальность», «Грузинский тупик и белорусский «тромб», «Белорусский джихад».

Взрывы - Сухуми, Гагры, Гали, обстрел Цхинвали. На ваш взгляд, что происходит? И есть ли связь между этими происшествиями?

- Идет общая активизация подполья. Если говорить про Абхазию, то, конечно, активизация грузинского, прогрузинского подполья. И есть проблема с Южной Осетией. Оборонять, прикрывать проживающим там гражданам и их вооруженным силам очень сложно: вся территория практически открыта, просматривается, пересекается. И здесь возможности для диверсионной работы - огромное количество. Это, конечно, идут диверсии.

- С чьей стороны? С грузинской, как это утверждает руководство непризнанных республик?

- Я не хотел бы так говорить. В Грузии есть легитимная власть, избранная народом, и вобщем-то, мне как политологу не видится, что она будет заниматься подобными вещами, организовывая какие-то диверсионные отряды, которые будут минировать, взрывать. Но я прекрасно знаю, что в грузинском истеблишменте есть люди, которые очень активны, чрезмерно активны, и зачастую они пытаются сделать то, что не может сделать власть, чтобы поставить потом ее перед фактом. Это очень опасно. По-моему, такая игра идёт. И среди грузинских силовиков, в том числе. Нельзя исключать, хотя это пока ничем не подтверждено, но теоретически нельзя исключать, что нагнетанию обстановки потворствует и политика правительств непризнанных государств. Нет, каких-то прямых свидетельств, но достаточно и того, с какой скоростью они реагируют. Разжигание ситуации происходит и с той, и с другой стороны. Не согласованная, но слаженная взаимная игра. Абхазия демонстрирует, что она является жертвой Грузии. В Грузии появляется уверенность в том, что она идет по правильному пути к возвращению этих территорий в состав государства.

- Вы говорите - провокации и подполье, а президент непризнанной республики Сергей Багапш утверждает, что у официальной Грузии был план по захвату территории Абхазии.

- Во-первых, я верю. Не в то, конечно, что зловредная Грузия хочет напасть на бедную Абхазию. Но всё-таки Абхазия до сих пор считается грузинской территорией. Это раз. А, во-вторых, было бы странно, если бы у грузинского Министерства обороны не было такого плана. Зачем тогда Министерство обороны? Что они там тогда делают: пьют вино и едят шашлыки? А Министерство обороны Абхазии обязано иметь план защиты своей территории. Здесь Багапш не врал, не обманывал, но ничего нового не сказал. Здесь нет никакой сенсации. Совершенно всё это естественно.

- Что касается защиты территории Абхазии, Грузия насчитала 45 вагонов вооружения, которое Россия передала непризнанной республике.

- Это мало вероятно. Во-первых, некому передавать. Наверное, и больше можно было передать, если б было желание. Но передавать-то некому. Мы хорошо представляем себе абхазскую армию. Она вполне профессиональна, но ее численность мизерная. А ополченцы... Сейчас не 90-ые годы, чтобы воевать с грузинской армией ополченцами. И Сухуми прекрасно отдаёт себе отчет, что армия Грузии - это не армия 90-ых годов. Это вполне обученная, обстрелянная в Ираке армия, которая и продержаться какое-то время может в бою, и даже наступать.

- Аналитики, в частности политолог Алексей Власов, утверждают, что ни одной из сторон война сейчас не выгодна.

- Я с ним соглашусь. Такое ощущение, что кто-то активно пытается втянуть, втравить в конфликт. И тут, повторюсь, надо разбираться с нынешней грузинской элитой. Тут не все так просто. При всех авторитарных тенденциях в Грузии есть области, которые не очень контролируются.

- Опять всё в грузинскую политическую элиту упирается?

- Сейчас во время летнего сезона Абхазии сочинять взрывы совсем не к месту. Они живут только летними деньгами. Здесь по неволе приходится тыкать, к сожалению, только в одну сторону. И всё-таки я подчеркиваю, что Михаил Николаевич - человек трезвый. Как ни пытаются его изобразить спонтанным, эмоциональным, нет, он человек взвешенный. И я не верю, что он имеет какую-то конкретную политику по дестабилизации ситуации в регионе этими взрывами. Не верю.

- Военный аналитик Павел Фельгенгауэр считает, что напротив война вполне возможна. И, в первую очередь, она необходима Москве, которая хочет перед Олимпиадой в Сочи прояснить ситуацию.

- Это очень наивное мнение. Как может быть решен вопрос в Грузии и Абхазии? Давайте мы их перестреляем всех. Останется один грузин, и снова будет добиваться того, чтобы Абхазия была в составе Грузии. Ну, отняли территорию у Югославии, появился независимое государство Косово. Что Югославия с этим смирилась? Конечно, хочется, чтобы Олимпиаде была обеспечена безопасность, и рядом с ней на границах было тихо и спокойно. Конечно, будут приниматься какие-то меры, но военным путем ничего не сделаешь. Что Тбилиси бомбить?

- Вероятность войны как оцениваете?

- Будут пытаться ее развязать. Но я думаю, что, ни Москва, ни Тбилиси не дадут себя втянуть в этот конфликт: он не нужен, ни одной, ни другой стороне. Поэтому вероятность низкая. Сейчас июль. Еще пару месяцев будет такая «развлекаловка». Не больше того. Потому что нет предпосылок тому, что Грузия находится на грани решения проблемы сепаратизма. Они себя ободряют солидарностью, Евросоюз поддерживает это. Но Евросоюз - в Брюсселе, а в Абхазии - российский миротворец.

- В Абхазии открывается заседание Совета Межпарламентской ассамблеи Сообщества «За демократию и права народов». Туда входят Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, а также Нагорный Карабах в качестве наблюдателя. На встрече будет принято заявление о провокационных действиях Грузии. Насколько весомым в глаза мирового сообщества будет этот документ?

- Это так называемый антиГУАМ. Что такое сам ГУАМ? Это коалиция стран обиженных Россией и страдающих от сепаратизма в той или иной степени. Поэтому эта ответная коалиция самопровозглашенных государств, она зеркалит ГУАМ. Но и если решения ГУАМа ни в коей мере не влияют на мировую политику, то сообщества самопровозглашенных государств - тем более. Есть такое правило в международных отношениях: чтобы какая-то коалиция была жизнеспособной, в ней должен находиться хотя бы один субъект мировой политики. На постсоветском пространстве такой субъект один - Россия. И какие бы попытки не предпринимали Астана или Киев, они не являются субъектами мировой политики. Россия всё-таки входит в Совет безопасности, в Восьмерку и другие статусные организации. Поэтому все эти образования - что сам ГУАМ, что антиГУАМ - это исключительно пропагандистские проекты, и реагировать на них не стоит.

- Не могу пройти мимо публикации в Коммерсанте, согласно которой Тбилиси предложил Москве разделить Абхазию на зоны влияния - российскую и грузинскую. Саакашвили лично, правда, всё опроверг. Могло бы подобное предложение стать основой для решения вопроса?

- Нет, нет и нет. Кто устроил эту провокацию, тот плохо знает грузинский народ и грузинское общество. В грузинском политическом классе существует консолидация мнений в отношении возвращения территорий в состав Грузии - всех полностью, до последнего метра. Того, кто начнет торг землей, Грузия просто проклянёт. Если же теоретически подумать, что Тбилиси начнёт такой торг, конечно, это был бы торг между Россией и Грузией. Но он, в принципе, невозможен. Тем более в плане были такие любопытные вещи: должен был быть признан полный суверенитет грузинских территорий, но под контролем России. Ну, господа, так же не делается! Какие могут быть обязательства? Мы договариваемся, делим территорию и говорим: да, это ваша территория, но сейчас мы ее контролируем. Да, это весь мир поднялся бы на уши! Фактически Россия должна была подписаться под тем, что она является агрессором, захватчиком, оккупантом. Очень сырая, грубая, непрофессиональная провокация.

- В экспертном сообществе есть довольно распространенно мнение, что сегодня нет основы для улучшения российско-грузинских отношений. Вы видите такую основу?

- Это возможно, но не сейчас. Российская позиция вполне сформирована, оформлена. Нам не очень-то нужна Грузия. Ну, идет какое-то шевеление. Грузинский же политический класс заявляет, что он - ключевое звено в Закавказье. Ну, пускай так считает, хотя мы прекрасно понимаем, что ключевое звено в Закавказье - Азербайджан. Без него никакие транзитные варианты невозможны и не играют никакой роли. А Грузия - это, прежде всего, транзит. Заниматься транзитными государствами, когда на повестке дня стоит вопрос о том, где сырье добывается, конечно, никто не будет. Что касается Грузии. Мы должны понимать, что грузинский политический класс - молодой. Поначалу они возлагали надежду на Россию, на то, что она поможет с сепаратистами. И Тбилиси было вполне пророссийское. Когда они поняли, что Россия не будет заниматься вопросами, которые ставят под угрозу ее собственную безопасность, это было воспринято как предательство. И Грузия метнулась в другую сторону, в сторону НАТО, США, в надежде, что там помогут. Поверьте мне, и там не помогут. Через какой-то период, когда частично сменится поколение грузинских политиков, они поймут, что у них есть шанс сформировать собственные взгляды, собственную политику, не опираясь на кого-то, ни на Москву, ни на Брюссель, ни на Вашингтон. Когда это произойдёт, тогда сразу появится политическая основа для постепенного выравнивания российско-грузинских отношений, для более стабильных коммуникаций. И я уверен, что постепенно отношения между Грузией и Россией постепенно укрепятся. Они, конечно, никогда не станут союзническими, они никогда не станут особо дружескими. Но они будут, по стандартам международных отношений, вполне добрососедскими.

- По вашим оценкам, сколько на это времени потребуется?

- Я считаю, лет 10-12. Государство молодое. Считает, что оно - центр мира. Ну, что ж, пассионарный натиск Грузии - это очень хорошо, очень любопытно, интересно. Они пытаются доминировать на постсоветском пространстве. Они очень активны, демонстрирую желание перехватить инициативу. И это Россия могла бы использовать. Потому что в плане демократии Россия и Грузия - не враги.  --0--

Источник: http://www.pankisi.info/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение