— Опять будете врать про Украину? — спрашивает мужчина лет 50-ти, увидев мою журналистскую аккредитацию.

 — А с чего вы это взяли?

 — А с того, что российские журналисты всегда врут про Украину.

 — Простите, вы когда последний раз читали российские газеты и смотрели российские телеканалы?

 — Я их не смотрю — вы же все время врете! — говорит мужчина, замолкает и внезапно добавляет: — Кремль у нас Крым оттяпать хочет.

Не читал, не смотрел, но осуждаю — этот популярный в советское время подход характерен для многих сторонников Евромайдана. Часть людей, с которыми довелось пообщаться, и вовсе уверены, что нынешний кризис устроил Кремль. Впрочем, такие городские сумасшедшие появляются на благодатном поле любой революции.

Правда же состоит в том, что Украина толкает себя к расколу собственными руками. Оранжевая оппозиция устроила бунт и не осозает до конца всех его последствий.

Анархия протеста

Нод ногами скрипит неестественно черный снег вперемежку с сажей и осколками брусчатки — бунтующий Киев производит тягостное впечатление. Некогда красавец-Крещатик сегодня не узнать. Баррикады разрастаются словно опухоль. Они уже построены в три ряда и местами достигают пяти метров. Все, что можно было разобрать вокруг: ограды, строительные заборы, автобусные остановки — давно разобрано. Работа кипит и днем, и ночью. Под ногами зияют проплешины: тротуарной плитки вокруг Европейской площади почти не осталось. При помощи ломов и кувалд ее дробят уже непосредственно на Майдане. Осколки складывают в мешки и тут же несут на передовую: недостатка в снарядах у радикалов нет. Как нет перебоев и с автомобильными покрышками для революционных костров. Их беспрерывно подвозят сюда целыми «Газелями».

 — Откуда столько покрышек? — спрашиваю у одного из водителей.

 — Все шиномонтажи в округе уже опустошили, — отвечает тот.

 — Многие киевляне нам сочувствуют и сами привозят старую резину, — уверяет участник протеста, перетаскивая очередные две покрышки в сторону пожарища на улице Грушевского.

Тактика с кострами себя оправдывает. Плотная дымовая завеса позволяет молодчикам почти беспрепятственно закидывать камнями и петардами сотрудников «Беркута», охраняющих правительственный квартал. Милиция, в основном, обороняется и лишь изредка отвечает резиновыми пулями и шумовыми гранатами, когда «горячие головы» откровенно лезут на рожон. В перерывах между атаками некоторые хвалятся найденными трофеями.

 — Вот смотрите какая штука попала мне прямо в шею! — с гордостью демонстрирует резиновую пулю один из митингующих.

Другие тут же начинают галдеть, что «Беркут» якобы совсем озверел и стреляет по мирным демонстрантам. В этот момент мимо пробегает очередная группа молодых людей в касках с битами и камнями в руках, начинается новая атака. Как они умещают в своих головах эту картинку с самоименованием себя мирными — загадка, которую давно не могут решить СМИ. Впрочем, возможно, так задумывалось изначально. Атмосферу противостояния дополняет непрекращающийся монотонный металлический тамтам — революционеры долбят по железу и жестяным бочкам дубинами, создавая какой-то первобытный акустический эффект. Многих не покидает ощущение, что протесты были кем-то срежиссированы.

 — Откуда у людей, участвующих в стихийном движении протеста, оказались «коктейли Молотова — причем не в единичном, а почти в промышленном количестве? Это не могло спонтанно возникнуть! — убежден народный депутат от Коммунистической партии Александр Голуб. — В Карпатах и на территории Западных областей для этих боевиков действовали лагеря подготовки, их учили сопротивляться сотрудникам милиции, правильно действовать во время массовых акций. И такая подготовка велась не один год».

Радикалы действуют слаженно: одни строят баррикады, другие таскают покрышки, третьи ведут активные боевые действия, постоянно забрасывая осколками брусчатки, петардами и «коктейлями Молотова» бойцов «Беркута». «Не фотографировать! — орет один из революционеров, контролирующий процесс приготовления бутылок с зажигательной смесью. Их открыто разливают буквально в 30 метрах от баррикад. И когда наблюдаешь за этим, понимаешь, что ни с кем договариваться демонстранты не собираются. Их цель — дестабилизация ситуации на Украине.

 Правда, следует признать, что радикалы всё-таки — достаточно узкая, немногочисленная группа. И лишь благодаря тому, что эти люди хорошо организованы, они доминируют в центре Киева. Отличить зевак от боевиков довольно легко — достаточно взглянуть на экипировку. Первые в основном в гражданском, а вот вторые одеты как на войну: камуфляж, армейские ботинки, за спиной рюкзаки. На головах шлемы, каски и противогазы, в руках бейсбольные биты или арматура. На переднем плане — молодежь. Те, кто постарше, держаться сзади. Есть так называемые бригадиры. После тщательного инструктажа они выстраивают бойцов в шеренги, и новая партия радикалов отправляется в атаку.

Когда я был на Майдане, со стороны правительственного квартала показался армейский БТР. Стало очень тревожно. Но, выяснилось, что это — лишь акция устрашения, нацеленная на то, чтобы поумерить пыл митингующих. Эффект возымел действие часа на полтора. Пока суть да дело, попытался выяснить, во имя чего война? Самое популярное требование толпы — убрать действующую власть.

  — А кого взамен? — спрашиваю у мужчины средних лет в строительной каске и с куском железной трубы в руке.

 — Да большинству уже все равно кого — главное, чтобы не Янукович.

 — А как же Кличко, Яценюк, Тягнибок?

 — Да это такие же брехуны — только языком на Майдане чесать умеют, а тут люди делом занимаются.

 За пустоту!

Совершенно очевидно, что лидеры нынешней украинской оппозиции радикальный протест не контролируют. Чаще других из тройки оппозиционеров на пылающей улице Грушевского появляется прославленный боксер. Однако на фоне робких криков: «Кличко-президент!», куда более отчетливо слышны возгласы с галерки: «Кличко — на очко!». Впрочем, это неудивительно. Оппозиционеры не вызывают доверия не только у радикалов, но теперь уже и у основной массы протестующих. После недели бесплодных переговоров с властью они окончательно дискредитировали себя. Сначала завели толпу криками о необходимости идти до конца, а затем как будто замерли в нерешительности. Дошло до того, что после очередного раунда консультаций с президентом Януковичем оппозиционеры были встречены протестующими свистом и криками «Ганьба» (позор). Майдан был явно разочарован.

Все дело в том, что бесконечно заводить толпу пустыми обещаниями невозможно. Тот же Яценюк сначала кричал с трибуны, что готов идти в наступление и получить «хоть пулю в лоб» за свой народ. А спустя сутки призвал не форсировать события. — Где твоя пуля, Арсений Петрович? — с яростью кричали митингующие.

Уникальная ситуация: со стороны оппозиции сегодня нет ни одного политика, которому доверяли бы люди на Майдане. Да, лидеры оппозиционных партий никогда и не контролировали протестное движение. Они лишь говорили то, что хотели слышать митингующие. Когда же начались реальные переговоры с властью, взбудораженный оппозиционерами Майдан, их абсолютно не воспринял. Как ни крути, а сегодня украинский протест все больше напоминает анархию. Кто кому подчиняется, понять невозможно. Захваты административных зданий теперь происходят хаотично. Тем временем, сам Майдан, в прямом смысле слова, начинает пахнуть все хуже. Дым от костров вперемешку с запахами несвежего белья и полупротухшей баланды. Груды мусора повсюду — особенно в переходе станции метро «Майдан Незалежности», где, похоже, обосновались все киевские бомжи. Неслучайно большинство киевлян предпочитает обходить это «сердце революции» стороной. Но самое главное — непонятно, за что борются протестующие. Одни говорят о смещении правительства, другие — об отставке Януковича, третьи — о повышении зарплат и пенсий. О евроинтеграции, похоже, уже давно никто не вспоминает.

...А вот коммерсанты своего не упустят. На Крещатике бойко идет торговля революционными сувенирами. Лучше всего разбирают магнитики на холодильник с фотографиями Евромайдана. Неплохим спросом пользуются красно-черные шарфы и шапки с символикой бандеровцев и звездами Евросоюза.

"Однако"