Россия, Москва

info@ia-centr.ru

По дороге в Астану.

17.07.2008

Автор:

Теги:
 

Наталья Харитонова

Перекресток «Газпром» - Азия - Китай»

По дороге в Астану... Энергетическая тематика остается центральной на постсоветском пространстве. Это отчетливо было видно по формату международных событий произошедших на территории соседних республик перед началом саммита G8, которому предшествовало собрание лидеров ряда постсоветских стран и соседних государств на двойном юбилее столицы РК Астаны и Президента РК Нурсултана Назарбаева. Кроме того, Президент России Дмитрий Медведев перед началом саммита посетил Азербайджан, Туркменистан и Казахстан - основные страны-экспортеры углеводородов на постсоветском пространстве после РФ.

Формат переговоров с И. Алиевым и Г. Бердымухаммедовым показал принципиальную важность именно газовой тематики. Так, в Баку шла речь о закупке максимально возможного объема (то есть всего) азербайджанского газа по рыночной цене. В Ашхабаде - на повестке дня стоял вопрос об увеличении закупок туркменского газа аналогично - по рыночной цене (речь идет о 270-300 долларов за 1 тыс.куб.м.). В Астане, отмечавшей свой 10-летний юбилей, речь шла о строительстве Прикаспийского газопровода и расширении системы «Средняя Азия-Центр».

Таким образом, в ходе «азиатского турне» Медведева были решены два принципиальных вопроса - России удалось переключить на себя туркменский газ, что повлечет за собой отказ Туркмении от участия в европейском проекте «Набукко», который уже давно мало кто воспринимает всерьез. Окончательно, кажется, уходит в небытие и проект Транскаспийского газопровода как сложно реализуемая альтернатива Прикаспийскому маршруту. Таким  образом, Россия пока берет верх над своими европейскими конкурентами.

Между тем, российский «Газпром», узбекский «Узбекнефтегаз» и казахстанский «КазМунайГаз» ведут переговоры о продлении соглашения по обмену газа. Казахстанский газ, поставляемый зимой в Россию, возмещается узбекским газом, поставляемым в Казахстан.

Маршрут в Поднебесную... Еще одним чрезвычайно важным направлением стало китайское. Казахстан объявил о начале строительства казахстанского участка газопровода, который двумя нитками соединит Туркменистан с восточными районами Китая и пройдет по территории Узбекистана и Казахстана. Официальное открытие проекта пройдет в середине июля в Алматинской области. Общая протяженность газопровода составит 7 000 км, 1 300 из которых придется на территорию Казахстана. Соглашение о строительстве газопровода было достигнуто в апреле 2006 г. Сапармуратом Ниязовым и Ху Цзиньтао. Строительство казахстанского участка трубы будет заниматься ТОО «Азиатский газопровод», в котором на паритетных началах участвуют казахстанская госкомпания «КазТрансГаз» и Trans-Asia Gas Pipeline Limited, связанная с китайской национальной нефтегазовой корпорацией CNPC. Аналогичные СП созданы с узбекистанской и туркменистанской сторонами.

Сырье для наполнения газопровода китайская национальная корпорация CNPC планирует добывать на туркменском месторождении Самандепе. Сейчас CNPC занимается там разработкой на условиях соглашения о разделе продукции (СРП). Китайская национальная корпорация намеревается транспортировать отсюда 13 млрд.куб.м. газа, еще 17 млрд.куб.м. закупать непосредственно у Туркменистана. Еще 10 млрд.куб.м. CNPC планирует приобретать в Казахстане (возможно с разрабатываемого китайцами месторождения Жанажол в Актюбинской области, и разрабатываемого Северо-каспийским консорциумом крупнейшего на Каспии месторождения Кашаган, сроки разработки которого были снова отодвинуты - теперь до 2013 года).

Строительство казахстанско-китайского участка будет проходить в два этапа - сначала от узбекско-казахстанской границы (Узбекистан не так давно объявил о начале строительных работ) до казахстанско-китайской границы, затем в рамках второго этапа - по территории Китая. Предполагается, что казахстанский участок стоимостью не менее 6 млрд. долларов будет обладать пропускной способностью 40 млрд. куб.м. (30 млрд. куб.м. - китайский газ туркменского происхождения, 10 млрд.куб.м. - казахстанский газ, 5 компрессорных станций) и должен быть завершен к концу 2009 года. Средства на строительство будут заемными (заемщиком выступает ТОО), предполагается, что проект окупится через 13-14 лет. Сейчас ТОО «Азиатский газопровод» занимается поиском банка и условиями займа пока под гарантии китайской стороны.

ТОО «Азиатский газопровод» также предстоит определиться с выбором подрядчика строительства, а также провести ряд согласований с главами областей, через которые будут проходить нитки газопровода - Южно-казахстанской, Жамбыльской и Алматинской. Принципиальное значение имеет также вопрос использования частных земель - судя по всему, они будут предоставлены ТОО во временное пользование на весь период строительства, кроме арендной платы компания предусматривает выплаты компенсаций.

Без недовольных?... Проект газопровода, связывающего Туркмению и Китай чрезвычайно интересен для всех его участников. Китай намеревается частично удовлетворить растущий внутренний спрос на углеводороды, Туркмения и Казахстан получают возможность дополнительной диверсификации экспортных потоков. Кроме того, Туркмения тем самым получает дополнительные козыри в диалоге с российским «Газпромом» по цене газа. Узбекистан также получает дополнительные возможности - снижается его зависимость от трубы «Средняя Азия-Центр».

С пуском этого проекта снижается зависимость Казахстана от поставок на юг Казахстана узбекского газа по системе БГР-ТБА. При этом Кыргызстан перестанет быть транзитной страной. С эксплуатацией казахстанско-китайской трубы, по словам генерального директора ТОО «Азиатский газопровод» Б. Шаяхметова, «осуществятся давние планы Казахстана о так называемом «кыргызском обводе». Данное обстоятельство однако может вызвать неоднозначную реакцию Кыргызстана, испытывающего известные экономические трудности, в том числе с поставками топлива.

Есть и другие риски, с которыми сопряжена реализация проекта нового газопровода. Так, запасы месторождения Самандепе не являются подтвержденными, а необходимость удовлетворять свои обязательства по поставкам своим многочисленным партнерам может вызвать затруднения с первоначальным наполнением газопровода. Казахстанские запасы, предназначенные для строящегося газопровода, также не подтверждены, важно учитывать и факт переноса начала эксплуатации Кашагана. Все это препятствует определению четких параметров второго этапа строительства казахстанско-китайского участка трубы.

Предусматриваемая Китаем схема транспортировки предполагает, что Узбекистан будет участвовать в проекте лишь в качестве транзитной страны. Ключевым моментом для Узбекистана становится тариф на прокачку газа. Тариф будет определяться в зависимости от суммарных капитальных затрат и от фактического объема прокачки - эти данные станут известны не ранее чем через год. По предварительным подсчетам он составит порядка 5 долларов за 1 тыс.куб.м. без НДС. С этой точки зрения возможны претензии со стороны Узбекистана, связанные, к примеру, с недовольством тарифной политикой и т.д.

Кроме того, реализация проекта газопровода Туркмения-Китай явно противоречит интересам российского «Газпрома». Получив дополнительные объемы газа из Туркмении, китайская нефтяная госкорпорация получат возможность настаивать в диалоге с россиянами на более низкой цене за газ, который будет поставляться в Китай по проектируемому газопроводу «Алтай» (пуск планируется в 2011 г.).

Таким образом, первый этап очередного проекта, целью которого является транспортировки углеводородов в обход российской территории, в целом благополучно реализуется. Однако указанные риски и наличие противоречий интересов участников позволяют предположить, что сложности все же могут возникнуть, особенно, если учесть конъюнктурность энергетического рынка и политическую ситуацию в регионе.

«Газпром» и другие... С чем же связано такое пристальное внимание ведущих мировых держав к газовой проблематике. То, что это вполне логично укладывается в логику борьбы за ресурс - понятно. Однако одномоментное рвение и стран-экспортеров и стран-транзитеров вызывает дополнительные вопросы. Часть специалистов полагает, что все дело в неминуемом и долгосрочном росте цен на природный газ. Так, г-н Миллер полагает, что к концу 2008 г. цена на «голубое топливо» превысит 500 долл за 1 тыс куб.м. (сейчас порядка 410  долл за 1 тыс.куб.м.). Это объясняет готовность «Газпрома» платить своим центрально-азиатским партнерам по рыночным ценам (сейчас «Газпром» закупает газ в Туркмении по 140 долл за 1 тыс.куб.м., а продает Украине по 179,5 долл.). Это объясняет и стремление китайской стороны любым путем обеспечить приток центрально-азиатских углеводородов на свой внутренний рынок. Остается только гадать, когда же столкнуться газовые интересы Китая и России в странах Центральной Азии.

Примечательно, что наряду с «азиатской стратегией», получившей вполне конкретные очертания, российский «Газпром» взял курс на интенсивное расширение сотрудничества с Ливией - сейчас идут переговоры о закупке всего газа и нефти, добываемой государственной ливийской компанией National Oil Company (NOC) и создании СП по переработке ливийской нефти. Стремление российского монополиста взять под контроль  весь экспорт одного из членов ОПЕК (5-е место в ОПЕК по доказанным запасам нефти и четвертое место в Африке по запасам природного газа) - также вписывается в стратегию «Газпрома». При этом «Газпром», судя по всему, оттеснит украинский «Нафтогаз» - российской стороне были предложены те участки для проведения поисково-разведочныех работ, которые планировалось передать украинской госкомпании. Однако последняя не смогла выполнить условия соглашения о разделе продукции - вложить в проект оговоренную в рамках соглашения сумма порядка 60 млн. долл., что привело к прекращению разработки месторождения. Таким образом, Россия ищет возможности закрепиться  на всех возможных стратегически важных направлениях экспорта газа, особенно на путях транспортировки в Европу из тех стран, которые обладают сравнимыми с туркменскими или большими запасами «голубого топлива».

Последствия повышения закупочных цен, по которым «Газпром» намеревается приобретать газ в центрально-азиатских республиках, как известно, скажутся, прежде всего, на украинских потребителях. Однако, судя по риторике представителей российских структур, связанных с ТЭК, аналогичная ситуация может сложиться и на российском внутреннем рынке - речь идет о повышении внутренних цен на газ до уровня европейских (т.е. увеличение примерно в 5 раз). Нужно ли говорить о том, что данное обстоятельство плохо коррелирует со стратегией российского газового монополиста в регионе Азии, и уж тем более внутриполитическим курсом государства? Судя по всему послепутинское руководство  пока находится в «процессе самоопределения»: делать бизнес дальше или все же сосредоточиться на комплиментарной национальным интересам политике? 

Как бы то ни было, однако, диалог России, стран Центральной Азии и Китая постепенно трансформируясь, приобретает новее очертания. Разнонаправленные интересы и необходимость для некоторых участников этой игры сверять свою энергетическую политику с Западом, создает достаточно причудливые комбинации, которые часто со стороны могут выглядеть не совсем логично. Вместе с тем, общая ситуация на рынке энергоносителей вносит свои коррективы. И именно в такой ситуации экономики, «заточенные» под экспорт сырья, в целом демонстрируя рост и поступательное развитие, чем дальше, тем больше будут терять потенциал к структурной диверсификации.

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение