Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Россия и Казахстан: проблемные зоны сотрудничества.

07.01.2014

Автор:

Теги:

АндрейМедведев, исполнительный директор АНО «Центр политических технологий«ПолитКонтакт»

 

 

В конце 2013 года прошел X-ый Форум межрегиональногосотрудничества «Промышленная кооперация». Главнымсобытием мероприятия стало подписание В.Путиным и Н.Назарбаевым Договорамежду Российской Федерацией и Республикой Казахстан о добрососедстве исоюзничестве в ХХI веке, который призван стать логичным продолжением Договорао дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией иРеспубликой Казахстан, подписанного 25 мая 1992 года, а также Декларации междуРоссийской Федерацией и Республикой Казахстан о вечной дружбе и союзничестве,ориентированную в XXI столетие, принятую 6 июля 1998 года, которыеспособствовали укреплению правовой основы для развития добрососедства,всестороннего сотрудничества, сближения и интеграции междуРоссийской Федерацией и Республикой Казахстан.

Также в присутствии президентов России и Казахстана были подписанынесколько важных документов, включая:

- Соглашение осотрудничестве по созданию ассоциации промышленных колледжей России иКазахстана «РОСТ–ОРЛЕУ»;

- Предварительный договор транспортировкинефти через территорию Республики Казахстан и гарантии;

- Меморандум междуМинистерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерствоминдустрии и новых технологий Республики Казахстан о взаимопонимании порасширению взаимодействия в области промышленности;

- Дорожная карта поактивизации промышленной кооперации Российской Федерации и Республики Казахстанна 2013–2014 годы;

- Протокол к Соглашениюмежду Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстано сотрудничестве в освоении газоконденсатного месторождения Имашевское;

- Соглашение междуПравительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан попрофилактике и тушению лесных и степных пожаров на приграничных территориях;

Кроме того, традиционно входе многочисленных выступлений было подчеркнуто, что 70%внешнеторгового оборота России и Казахстана приходится на межрегиональноесотрудничество, включая 40%, которые приходятся непосредственно на приграничныетерритории (12 регионов с России - Астраханская, Волгоградская, Курганская, Новосибирская,Омская, Оренбургская, Саратовская, Самарская, Тюменская, Челябинская области,Алтайский край и Республика Алтай и 7 областей Казахстана - Актюбинская,Атырауская, Восточно-Казахстанская, Западно-Казахстанская, Кустанайская,Павлодарская и Северо-Казахстанская.

Нокак сказал, один из уважаемых российских экспертов, «…. бывшие советские республики подтвердили свой курс на промышленнуюкооперацию и подписали договор о добрососедстве. Результаты саммитаРоссия-Казахстан позволяют сделать вывод о продуктивном сотрудничестве двухстран. Но политика осталась за кадром, а с ней, в свете курса на построениеЕвразийского союза, все куда сложнее».

            Попробуем частичновосполнить данный пробел, но лишь частично, так как весь материал сложноизложить в рамках одной статьи.

Итак, не секрет, что национальные интересыРоссии в Центральной Азии многогранны, и их отстаивание зависит не только оттого, насколько Россия сможет в дальнейшем сохранять за собой и реализовывать вомногом сократившиеся возможности в данном регионе, но и насколько скоровыработает и начнет реализовывать комплекс мер, направленных на укреплениеданных позиций в будущем. Сделать это непросто с учетом имеющей разную степеньнакала внутренней нестабильности, но остающейся высокой  в каждом из государств региона, существующихпротиворечий, не только на уровне  национальныхинтересов данных стран, но и на личном уровне между их лидерами, с учетомпротиводействия со стороны Запада и роста влияния Китая, а также отсутствия усамой внутреннего согласия.

Давно закончился период недальновиднойроссийской внешней политики начала 90-х годов, которая была полностьюориентирована на Запад, и в результате которой в регионе ЦА возниклагеополитическая пустота, которую поспешили заполнить другие внешнеполитическиеакторы, прежде всего США и Китай, а также Иран, Турция, Пакистан и Индия вкачестве региональных игроков.   Но,несмотря на то, что к середине 1990-х годов ре-интеграция постсоветскогопространства вокруг России стала важнейшим внешнеполитическим  приоритетом, достигнутых реальных результатовна данный момент достаточно мало. На этом фоне динамика развитияроссийско-казахстанских отношений призвана показать меняющуюся в лучшую  для России сторону ситуацию с укреплением еевлияния в регионе в целом. Но насколько данный оптимизм оправдан на данныймомент? На наш взгляд, если отбросить праздничные отчеты по поводу юбилейногоФорума межрегионального сотрудничества между Казахстаном и Россией, то проблем остается намного больше, чемконкретных результатов. При этом, оставляя за собой право на здоровый инеобходимый оптимизм, порассуждаем о том, вообще может ли быть сегодня иначе.

Итак. Казахстан, с которым мы  имеем 7,6 тысяч общей слабо оборудованнойсредствами технического контроля границы, которая располагается в относительнойблизости от зон региональных вооруженных конфликтов, мест производстванаркотиков, является  ключевым для Россиигосударством в данном регионе. Но не только протяженность общей границыобусловило эту исключительную значимость Казахстана для нас.

В непосредственной близости оттерритории Казахстана, а также через его территорию проходят транспортныемагистрали, соединяющие европейскую и азиатскую части России. В этой связи  было бы весьма чувствительным, если Казахстанрешил бы разместить на своей территории иностранные военные базы.

Кроме того, в Казахстане до сих порпроживает значительная доля русского населения,  существуют, а в последние годы и развиваются  сильные экономические связи между Казахстаноми прилегающими к нему областями Российской Федерации.

Отношения между Казахстаном и Россиейразвивались и продолжают развиваться по-разному. После того, как к 1993 годуРоссия практически полностью перестала оказывать Казахстану необходимую помощь,Казахстан начал проводить «многовекторную» политику, пытаясь одновременноевыстроить партнерские отношения и с Россией, и с Западом. В последствии к нимприсоединился Китай, занявший на сегодня свое важнейшее место в казахстанскойвнешней политке. С тех пор развитие российско-казахстанских отношений не носит монопольно-эксклюзивногохарактера – политика «многовектоности» рассматривается в Казахстане какоптимальная внешнеполитическая стратегия с учетом географического положенияКазахстана, желания видеть себя признанным (и)  единственным региональным лидером иограниченности собственного внешнеполитического потенциала по сравнению введущими, глобальными, государствами.

При этом Россия с самого начала  мирилась и продолжает мириться  с тем, что в 1990-е годы руководствобольшинства стран постсоветского пространства  с удовольствием обвиняло  Россию во всех своих неприятностях, стремясьпри этом получить большую самостоятельность во внешней политике, а   за однои стремясь «скрыть» неэффективность собственного управления. Россия былавынуждена в силу невозможности самостоятельно и единолично обеспечитьрегиональную безопасность «закрыть глаза» на заигрывание лидеров постсоветскихстран с Западом, а также на масштаб возникших проблем для проживавшего в нихрусскоязычного населения.

Например, не стоит забывать, что,  по данным переписи населения 1989 годачисленность русских и украинцев составляла 43% населения республики Казахстан,6% - составляли немцы, и  40% - самиказахи.  Переселение этнических казаховиз Китая, Монголии, Турции, Ирана и других государств дало неоднозначныерезультаты, а вот административное давление, в том числе, через кадровуюполитику, на другие нации очень быстро привело к значительной и продолжающейсямиграции русского населения, что, негативно сказалось на экономическом развитииКазахстана того периода и способствовало экономическому спаду, разрывуэкономических связей, росту внутриполитической нестабильности.  К  1999году количество русских сократилось, по некоторым оценкам, на 1,7 миллионачеловек, украинцев – на 350 тысяч, немцев – на 600 тысяч человек, а доляказахов в национальном составе населения Казахстана составили 53%.

Можно сказать, что к тому периодупроизошло существенное ухудшение российско-казахстанских отношений. Параллельнос этим рос интерес к Казахстану со стороны США, что привело к столкновениюроссийских и  американских национальныхинтересов, и российское направление внешней политики Казахстана перестало бытьмонопольно превалирующим. Более того, надо сказать, что еще долгое время Россияпериодически  рассматривалась в качествесоседа, хоть и дружественного, но который при определенных обстоятельствахможет предъявить территориальные претензии на северную часть страны, населеннуюпреимущественно русскоязычным населением.

Аналогичные подозрения, кстати,сохраняются в Казахстане и в отношении Узбекистана. Дело в том, что несмотря нато, что Казахстан и  Узбекистан, являютсяключевыми государствами Центральной Азии, без активного участия которыхневозможны интеграционные проекты,   уКазахстана ни с одним другим государством Центральной Азии нет стольнеоднозначных и потенциально негативных отношений как с Узбекистаном, которыена практике до сих пор сводятся не к взаимовыгодному сотрудничеству, а квзаимным опасениям и недоверию друг к другу. В случае дестабилизации ситуации в Узбекистане, в том числе в результате предстоящейсмены лидера, для Казахстана могут возникнуть серьезные сложности. Прежде всегос учетом неравномерной плотности населения в Казахстане, наличия в нем крупнойузбекской диаспоры, представляющие собой удобную почву для неконтролируемоймиграции  избыточного населения изУзбекистана.

Так же необходимо сказать, что сегоднямасштабы экономического присутствия Китая в Казахстане стали дополнительнымотдельным элементом в анализе состояния его национальной безопасности. Поэтомупотенциальная роль России в качестве основного гаранта территориальнойцелостности Казахстана постепенно восстановилась.

Необходимо отметить, что у Казахстанаизначально были явно завышенные ожидания в отношении желания и способностиЗапада обеспечить безопасность Казахстана без участия России. При этом Казахстаноставался заинтересованным в притоке американских инвестиций в нефтегазовыйсектор страны, получении безвозмездной помощи и новых технологий, ноодновременно с этим руководство Казахстана считало недопустимым вмешательствозападных стран во внутриполитическую ситуацию и в этой связи боялось «цветнойреволюции».   Поэтому с начала 2000-хдальнейшие отношения Астаны и Вашингтона складываются противоречиво. К томувремени Москва стала проводить более взвешенный курс, сочетающий гибкость спринципиальной твердостью. Постепенно Россия вновь стала более удобнымпартнером, произошла активизация двусторонних отношений, которые в том числевылились и в такую форму, как проводимые с 2003 года Форумы приграничного,переросшие в межрегиональное, сотрудничества между Казахстаном и Россией.

При этом, Казахстаном продолжаетпроводиться политика «многовекторности», что является его осознанным выбором.На данный момент можно сказать, что с точки зрения Казахстана данный выбороправдан – он основан на учете реального соотношения сил основныхвнешнеполитических игроков (фактически США, Китая и  России). Надо сказать, что Казахстан, обладая богатыми ресурсами, до сих порможет себе это позволить, что выражается в достаточно независимой политике,максимально учитывающей собственные национальные интересы. Вот Кыргызстан,оказался не в состоянии позволить себе «многовекторность», в итоге чегооказался на грани краха собственной государственности. Казахстану пока это негрозит, но при этом необходимо понимать, что и для Казахстана постоянноебалансирование между ведущими державами создает пределы развития двустороннихотношений, в том числе и с Российской Федерацией, такая политика подверженавнешнеполитической конъюнктуре и в целом не может носить постоянно стабильныйхарактер.

Надо отметить, что Казахстан не пошел науговоры о размещении  на своей территорииэлементов военного присутствия внерегиональных игроков, а такое было возможно,с учетом того, что  Казахстану достались  значительные запасы нефти, газа и природногоурана промышленного значения. Кроме того, Казахстан являетсяодним из ведущих  игроков на мировомрынке меди, титана,  ферросплавов, на региональном рынке монополист похрому, имеет значительное  влияние по железу, марганцу, углю и алюминию.Необходимые западные иностранные инвестиции, как правило, сопровождаютсяжеланием их обезопасить, что является удобным предлогом для военногоиностранного присутствия внерегиональных игроков, желающих поучаствовать восвоении казахстанского наследства от советской эпохи. Но, по всей видимости, вКазахстане учтен опыт того, как  такое«гостеприимство» оборачивается досрочным уходом с политической арены«хлебосольного» хозяина, что  в итогедополнительно и определило выбор в пользу китайских инвестиций .

Среди положительных результатовнельзя не отметить, что российский бизнес попытался активно войти в Казахстан.Например, были выкуплены доли в Атырауском и Актауском заводах пластмасс,Степногорском подшипниковом заводе, Федоровском нефтегазовом месторождении. Этипримеры не являются единственными, но каковы реальные результаты на данныймомент? Явно неоднозначные. Встречное движение казахстанских капиталов вРоссию, например, открытие представительств казахстанских банков имеет болееощутимые результаты, но в целом так же данный процесс идет не без сложностей,периодически сопровождаясь и громкими политическими скандалами. Пока неоднозначны и другие результаты. Так, например, VII Форуммежрегионального сотрудничества, прошедший в сентябре 2010 года вУсть-Каменогорске  был посвященсотрудничеству в сфере высоких технологий. Очевидно, чтороссийско-казахстанское сотрудничество в этом направлении целесообразноразвивать в атомной энергетике и космической сфере.

Еще в  октябре 2006 года между российскими иказахстанскими профильными организациями в рамках Комплексной программы казахстанско-российского сотрудничества вобласти использования атомной энергетики в мирных целях были созданы трисовместные предприятия – «Акбастау», Центр по обогащени урана в российском г.Ангарск, «Атомные станции» в г. Алма-Ате. Деятельность  данных предприятий имеет положительныерезультаты, но  пока они не соответствуютизначально ожидаемых от них масштабам. Одной из (но не единственной) причинявляется стремление казахстанской стороны, опять же  в рамках «многовекторности»диверсифицировать  свое сотрудничествов  ядерной энергетике, в частности, снаиболее сильным конкурентом России на казахстанском урановом рынке – Китаем.При этом рискуя попасть в зависимость от своего могущественного соседа, которыйсможет устанавливать собственные цены на закупаемый в РК природный уран.Российской же стороне более логичным видится выстраивать отношения с Китаем вданной конкретной области  исключительносовместно.  

Другим серьезным конкурентом Россиина казахстанском ядерном рынке является Япония, которая предлагала Казахстану к2014 году полностью прекратить экспорт природного урана и перейти к поставкам за рубеж готовых тепловыделяющихсборок, в основном американского производства. Кроме того, к казахстанскомуурану проявляют интерес американские, канадские, южнокорейские, немецкие,бельгийская, французские компании. То есть РФ на этом поле уже давно не являетсяобладателем эксклюзивного положения. Между тем складские запасы природногоурана в России имеют тенденцию к сокращению. В этой связи с учетомнеопределенности по поводу расширения его поставок  из Казахстана Россия вынуждена рассматриватьварианты его добычи в Киргизии, Узбекистане, Монголии, Нигерии, ЮАР, наУкраине. При этом географическая близость Казахстана и России, сильныеполитические и экономические связи пока не гарантирует России, что Казахстан невыберет курс на экономическое сближение в ядерной области с США и Китаем безучета интересов России.

Имеются серьезные взаимныепретензии, как широко известные, так и иные, на пути развития сотрудничестваРоссии и Казахстана в области освоения космоса. При этом Казахстан в рамках«многовекторности» развивает сотрудничество с европейскими компаниями, темсамым превращая их в реальных конкурентов для России.

На самом деле в конкуренции кактаковой нет ничего плохого, но есть области, космическая и ядерная к ним, вчастности, относятся, где далеко не всегда применимы законы открытого рынка изаконов коммерческой конкуренции.

Военно-техническое сотрудничествомежду Россией и Казахстаном развивается достаточно успешно, и имеет серьезнуюдоговорно-правовую базу. Здесь сложно его переоценить.   Данной теме, как и темам сотрудничества вядерной и космической сферах,  необходимоуделить отдельное внимание, что в принципе невозможно в рамках данной статьи.Но все же следует сказать, что «многовекторность» Казахстана проявляется и вовзаимоотношениях наших стран в военно-политической сфере, не менеечувствительной, чем сферы космоса и ядерной энергетики. Например, внеоднозначной позиции по отношению к стремлению США усилить сотрудничество сКазахстаном в рамках проекта «Каспийская стража».  Существуют иные примеры, позволяющие говоритьо том, что, занимая независимую позицию по некоторым ключевым вопросаммеждународной безопасности, Казахстан невольно создает проблемы внутри ОДКБ.

В заключении хочется сказать, чтопериодически возникающие между Казахстаном и Россией противоречия в разныхобластях хоть и не носят фундаментального характера, но тем не менее отражаютсложный характер двусторонних взаимоотношений, обусловленный наличием различийв национальных интересах. Тем не менее, и в условиях казахстанской «многовекторности»существует мощный потенциал для развития сотрудничества, которое имеетпостоянную поддержку со стороны политического руководства наших стран. Нодополнительно к этому, безусловно, требуется и активная работа, как на уровнезаинтересованных компаний и организаций, так и на уровне экспертных сообществнаших стран в целях снятия периодически возникающих и неизбежно будущихвозникать напряжений.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение