Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Инерция или разгон?

06.01.2014

Автор:

Теги:

Инерция или разгон?

Что ждет Россию в Новом году

Что ждет Россию в Новом году
Что ждет Россию в Новом году
Фото: AP

Перефразируя Михаила Булгакова, труден и неоднозначен был год по рождестве Христовом 2013-й, но 2014-й, вероятно, будет еще трудней.

Главные события прошлого года аномально сконцентрировались на его излете. Сначала Украина, под сурдинку разговоров о евроинтеграции, отказалась вступать в ассоциацию с ЕС, приняла российские 15 млрд долларов, и до поры до времени осталась в зоне геополитического влияния России. Потом президент Владимир Путин, в рамках амнистии к 20-летию Конституции освободил самого известного на Западе российского заключенного, бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского, а также  двух участниц панк-группы Pussy Riot и некоторых арестованных по «Болотному делу».

Эти события отодвинули на второй план нерадужный прогноз Минэкономразвития (ведомство понизило прогнозы по ВВП на 2014 год до 2,5% вместо предварительных 3%) и разговоры о том, что заморозка тарифов естественных монополий, деофшоризация, усиление роли правоохранительных органов, в первую очередь в налоговой сфере, означают на практике дальнейшее снижение темпов экономики.

И, наконец, все перечеркнули и сделали менее значимыми предновогодние теракты в Волгограде. Они показали, что противоречия в российском обществе достигли опасного градуса, и что от хаоса нас, возможно, отделяет не такая большая дистанция.

Что на самом деле готовит россиянам 2014-й год, каких шагов ждать от власти, насколько реально ухудшится ситуация в экономике, и какие сюжеты 2013 года достигнут кульминации в нынешнем? Мы попытались ответить на эти вопросы, опросив наших экспертов.
 
Евгений Ясин, бывший министр экономики, научный руководитель ВШЭ:
 
– Прогноз Минэкономразвития на 2014 год, на мой взгляд, является необоснованным. Я не вижу возможностей для его реализации в нынешних политико-экономических условиях. С моей точки зрения, в 2014-2015 годах темпы роста российской экономики не превысят 1,5-2%.

Напомню: падение нашей экономики в начале 1990-х закончилось ростом в 1998-м. Потом был период атак на бизнес, но в это же время успешно работали внутренние стимулы развития, обусловленные девальвацией рубля и ростом инвестиций – как национальных, так и зарубежных. Рост цен на нефть, который начался в «нулевые» годы, позволил российской экономике расти вплоть до 2007 года, но институциональные преобразования на этой фазе застопорились. Более того – бизнес стал работать хуже. На мой взгляд, условия, которые сложились в 2003-2004 годах, с тех пор принципиально не изменились.

После кризиса 2008-2009 года российская экономика снова просела, причем это по-настоящему стало заметно лишь в 2013 году. В 2014-м Россия столкнется еще и с необходимостью обеспечить рост экономики в условиях снижении численности трудовых ресурсов. Это ситуация, с которой мы раньше не имели дела. При таком раскладе я просто не вижу, за счет чего мы можем двигаться быстрее 2% ВВП в год.

– В 2014 году проседание экономики продолжится?

– Нет. Мы сейчас вышли примерно на тот уровень темпов роста, на котором можем держаться за счет имеющейся рыночной экономики –  увеличение ВВП на 1,5-2% в год она может обеспечить. Но чтобы двигаться быстрее, нужны институциональные преобразования – прежде всего, в политической и правовой областях. Это позволит повысить деловую активность, реально улучшить инвестиционный климат, создать предпосылки подъема темпа роста без оглядки на мировые цены на нефть и газ.

– Руководство страны не раз заявляло, что приоритетом считает выполнение весьма объемного блока социальных обязательств. Это мешает развиваться экономике?

– Есть некоторые решения, которые, на мой взгляд, мы не можем себе позволить в настоящее время. Например, ряд глобальных проектов, вроде строительства скоростной железной дороги Москва-Казань. Но я не считаю, что социальные проекты тормозят экономику. Тот естественный – низкий – темп, который способен держать российский бизнес в его нынешнем состоянии демобилизации, вполне достаточен, чтобы оплачивать социальные расходы и не снижать доходы населения. Если, конечно, отказаться от идеи именно сейчас перевооружать армию, и не раздувать расходы на содержание МВД и органов безопасности.

– Кстати о доходах населения: они будут падать?

– В 2014 году они точно не будут расти. Должен отметить, что у нас в течение длительного времени доходы населения росли намного быстрее, чем экономика. Уже в 2008 году рост ВВП составлял 108%, а рост конечного потребления – все 145%. Да, в реальности «вилка» получалась меньше, поскольку в конечное потребление входят оплата гражданами услуг образования, здравоохранения и жилищного строительства. Но даже с учетом поправок «вилка» составляла внушительные 32%.

Повторюсь: начиная с «нулевых» российское руководство обеспечивало опережающий рост доходов населения. В 2014-м такой возможности, видимо, не будет. Но вместе с тем, нельзя сказать, что рост благосостояния провалится, и что нас ждет ощутимое снижение уровня жизни.

– Стабильность нынешней системы во многом завязана на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Придется ли в 2014 году тратить резервы более интенсивно, насколько тоньше станет «подушка безопасности»?

– Хорошо уже, что резервы есть, и это позволяет нам маневрировать. Другое дело, что резервы используются неэффективно. Первое, что я бы сделал, оказавшись на высоких постах – положил бы весь ФНБ в endowment (целевой капитал) Пенсионного фонда, чтобы из этого капитала можно было делать инвестиции. При условии, конечно, что они дают соответствующую отдачу. Тогда ко времени, когда в очередной раз возникла бы проблема с дефицитом бюджета Пенсионного фонда, необходимые средства на руках ПФР уже были бы – в виде дохода от инвестиций. Только эти инвестиции не должны быть инфраструктурными проектами, вложениями в российскую «оборонку», или траншами Украине. Вкладывать нужно, на мой взгляд, в малый и средний российский бизнес.

– Другими словами, экономических потрясений в 2014-м не будет?

– Я их не ожидаю. У нас просто имеется не очень приятная перспектива – в течение нескольких лет жить при низких темпах роста. Это не провал, но очень скромная жизнь…
 
Павел Салин, директор Центра политических исследований финансового университета при правительстве РФ:
 
– В 2014 году во внутренней политике мы будем наблюдать продолжение нынешнего двойственного курса. С одной стороны, власть будет делать уступки консерваторам и принимать законы, направленные на закручивание гаек. С другой – и на федеральном, и на региональном уровнях – транслировать месседж, что нужно налаживать диалог с вменяемой частью оппозиции, которая раньше считалась нерукопожатой. Если, конечно, не случиться чего-то ультра-серьезного – скажем, серии крупных терактов, или серии массовых акций протеста – тогда сворачивание либеральной составляющей неизбежно.

Правда, и нынешний курс будет внешне не таким либеральным, как в декабре 2013-го, когда случилась амнистия Ходорковского. Либерализм будет проявляться в трансляции установок Кремля на конкурентность выборов – как в Мосгордуму, так и губернаторских. Именно выборы в сентябре 2014 года являются контрольной точкой для нынешней власти.

Единственная загадочная переменная до выборов – это сочинская Олимпиада: как она будет проведена, как ее оценят западные СМИ, кто из западных лидеров приедет на Игры. А главное – как все перечисленное будет оценено российскими элитами: либо как полубойкот Олимпиады – и тогда их доверие к Владимиру Путину начнет снижаться, либо как достаточно удачное выступление президента – и тогда его позиции как внутриэлитного арбитра сохранятся, и у главы государства будет ресурс на продолжение инерционного курса.

– Если ли в новом году точки роста для протестных настроений?

– Сейчас у широких масс россиян – в основном, жителей городов – есть запрос на новый общественный договор и на обновление власти. Пока таких граждан меньше, чем половина населения, но их доля растет. Эти россияне сначала, в декабре 2011 года, голосовали за системную оппозицию, а потом разочаровалась в ней, что продемонстрировали выборы в сентябре 2012 года. Некоторое время эти граждане возлагали надежды на белоленточную оппозицию, но потом поняли, что для ее лидеров главная задача – зарабатывать деньги на протесте. Запрос на оппозицию имеется – но не на системную, и не на паркетно-фейсбучную.

Есть и точки роста протеста. В российском обществе явно зреет запрос на справедливость – в межнациональных отношениях, в отношениях с властью, в вопросах имущественного расслоения. И принципиально, что действующая власть этому запросу не соответствует. Более того, точки роста протеста множатся – иначе бы власть не закручивала гайки столь лихорадочно…
 
Алексей Власов, директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ:
 
– Удержит ли Россия в 2014 году Украину? Думаю, в течение года вялотекущее внутриполитическое противостояние в «незалежной» будет перемежаться с точками политической активности со стороны оппозиции с прицелом на президентскую кампанию 2015 года. Причем, внутри украинской оппозиции усилиться роль радикалов в лице Олега Тягнибока и партии «Свобода», в то время как западные спонсоры попытаются создать условия для продвижения Виталия Кличко, чтобы в 2015-м сделать его общенациональным кандидатом от оппозиции против Януковича.

В этой ситуации решение вопроса о стратегических приоритетах Украины – движении в сторону ЕС, либо Таможенного союза – президент Виктор Янукович станет максимально оттягивать. Он будет по-прежнему использовать проевропейскую риторику, но при этом постарается получить крупные преференции со стороны России – возможно, за счет договоренностей по газотранспортным сетям Украины, или по Черноморскому флоту. Другими словами, он будет торговаться вещами, которые могут РФ потенциально интересовать, но при этом не станет связывать себя обязательствами по Таможенному союзу, чтобы сохранить поле для маневра.

– Позиции Януковича в этом году ослабеют?

– Если сохраниться нынешний тренд – да. Шансы Януковича получить в 2015-м широкую поддержку невелики: у него нет сильных козырей, чтобы мобилизовать электорат на востоке и юго-востоке страны. Чтобы наращивать потенциал, он должен предложить идею, которая позволит отбить у оппозиции голоса «болота» – не определившихся. Пока таких идей ни от Януковича, ни со стороны его ближайшего окружения не прозвучало.

Другое дело, не факт, что внутри оппозиции не произойдет раскола между радикалами и умеренными. Должен сказать, характерная черта украинской оппозиции – в канун решающих событий не находить общего языка. Тем более, сейчас предпосылки для раскола налицо: с радикальным Тягнибоком сложно договариваться респектабельной части оппозиции. Вот на этом Янукович может сыграть – и, возможно, Россия тоже…

http://expert.ru/2014/01/6/inertsiya-ili-razgon/?ny


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение