Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В. Тулешов: Полисоциокультурализм. Или о европейском, а не «суверенном», пути России и Казахстана. (Концепция организации постсоветского пространства на основе принципа полисоциокультурализма). Ч.2

15.07.2008

Автор:

Теги:
 

О состоянии гражданского общества (институты, функциональная сила и её направленность).

        Между тем, дело построения государственности и суверенности требует ещё более тонкого видения и подхода, ибо принципу полисоциокультурализма должны быть институционально подчинены все остальные принципы организации территориального пространства, включая принципы экономического развития страны и её регионов, территориально-отраслевого, экологического, транспортно-коммуникативного и т.д. регулирования. И в этой связи, более динамично и широко может быть переосмыслена ресурсная база государства, распределение его производительных сил, миграционная и демографическая ситуация.

       С точки зрения действия принципа полисоциокультурализма, было бы целесообразно, например, начать осваивать совместно с японцами южнокурильские острова, привлекая технологии и новые традиции постиндустриального общества Японии для жизни россиян Дальнего Востока, ограничивая депопуляцию Восточной Сибири и, одновременно, регулируя ползучую китайскую миграцию.    Тем самым, проблема Южных Курил была бы из политической проблемы переведена в проблему экономическую и культурную. России, считающей себя европейской страной, цивилизационно близка, безусловно, Япония (как представитель политического Запада), с которой нет ещё даже мирного договора, а не Китай, найти с которым общий демократический язык даже в рамках ШОСа не представляется возможным.

       С другой стороны, России, согласно принципу полисоциокультурализма, в культурной политике следовало бы поощрять этнокультурные сообщества и объединения, деятельность которых не противоречит российскому законодательству. Хорошим примером такого рода было проведение финно-угорскими народами, с участием Президента Российской Федерации  Д.Медведева, Президентов Финляндии Т.Халонена и Эстонии Т.Хендрика Ильвеса, Премьер-министра Венгрии Л.Шойома,  своего пятого конгресса в Ханты-Мансийске. Если учесть, что из 24 финно-угорских и самодийных народов, 3 имеют свою государственность (Финляндия, Эстония и Венгрия), а 19 народов компактно проживают на территории Российской Федерации, то можно предположить какой разброс в понимании и реализации своих национальных прав и свобод наблюдается у разных финно-угорских народов, какой потенциал политического и социокультурного развития содержится у финно-угров России.

         Так же представители тюркских этносов, которые составляют значительную часть населения Российской федерации и которых гораздо больше, чем финно-угров, должны чувствовать заинтересованность властей федерации по поводу их этно-культурного здоровья, заботу и внимание к общетюркским проблемам культуры, потому что в России до сих пор не проводился ни один совместный мало-мальски значимый общетюркский праздник или конгресс. Хотя, возможно, не идентифицировавшей себя демократической европейской нацией основной части русского этноса будет не с руки идентификация тех же финно-угров под современный стандарт финно-угорских европейских этносов и их государств, как не с руки будут и общетюркские праздники и конгрессы, на которых у тюрков очень быстро может возникнуть «солидарность de facto» относительно, скажем, объединяющей их культуры. А если вспомнить то, что у тюрков была единая и мощная государственность - Золотая Орда, то, скорее, господствующими элитами сегодняшней псевдофедеративной России будут вообще, как и прежде, в советское время, торпедироваться всякие попытки тюркских элит находить общие, даже этно-культурные, основания самой малой цивилизационной кооперации и воспоминаний о своем былом единстве. Более того, господствующими элитами России будут создаваться различного рода препятствия и торможения процессам этно-культурной интеграции финно-угорских и тюркских народов, осознанию ими собственного места в истории и культуре цивилизованного мира.  

         Владимир Лукин, известный общественный деятель России, в статье «Глобальная роль России и европейская идентичность», отвечая на свой же вопрос о российской самобытности и созидательном потенциале страны, говорил, что «российская специфика, уже оказавшая самое благотворное влияние на мировую цивилизацию, способна в XXI веке оптимально проявиться внутри общего европейского (шире - евро-атлантического) пространства, а не за его пределами». И с этим никто не спорит, ибо демократическая платформа стран Европейского Союза, включающая всю гуманитарную проблематику, могла лечь в основу претворения принципа полисоциокультурализма и, шире, постмодернистской ориентации культуры, стремящейся в новое постиндустриальное качество развития Российской Федерации.

       Однако, чтобы, наконец, понять, что такое НАТО и почему оно не угрожает России, почему надо вывести Черноморский флот из Севастополя, почему надо помогать Грузии и Молдове восстановить целостность её политического пространства, почему надо договориться со всеми странами Евросоюза, чтобы подписать соглашение Россия - ЕС, т.д., надо определить, почему жизнь людей в самой России надо сделать хорошей, почему надо соблюдать права и свободы собственных граждан,  не добиваясь простой отмены виз в ЕС, почему надо строить нормальную демократичную федерацию, не боящуюся сепаратизма, почему надо уважать право наций на самоопределение, прежде всего, на этническую идентичность и политические права, укрепляющие её.

        Ведь, этносы России слишком хорошо знают и ценят собственные культуры, чтобы отказаться от их «божественного происхождения». «Заставить татар и башкир» отказаться от их национальной идентичности, в угоду  «старшему брату», «переплавить всех в одном котле» просто не получится. Правящему классу федерации не надо строить иллюзий, а, чем раньше - тем лучше, приступить к реализации современных социокультурных подходов. Поэтому полисоциокультурализм будет востребован национальными элитами России в качестве основного принципа организации социокультурного пространства, без всякого сомнения.

          И в этой связи, необходима, прежде всего,  социализация и этническая идентификация самого русского этноса в   теле российского суперэтноса как подлинно европейского, а не абстрактное отождествление их друг с другом. В противном случае, отождествление русского с российским будет постоянно нивелировать федеративность государства, способствуя появлению и разрастанию конфликтности на национальной почве.

         Поэтому, и  в Конституции Российской Федерации следует пересмотреть норму, формально отождествляющую названия «Российская Федерация» и «Россия». Следует помнить, что, если русский этнос ценит свою историю и культуру, также как её ценят другие этносы федерации, то, безусловно, «совместное», федеративное, звучание названия страны должно быть предпочтительным, а формально, безусловным. Не следует отдельному, пусть даже самому многочисленному этносу страны присваивать этнокультурное содержание всех остальных этносов («русский лес», «русское оружие», «русская победа», «русский мороз», «русская природа», «русский воздух», «русский медведь» и т.д.), не рискуя поставить страну на новые рельсы дезинтеграции. Сибирь и Дальний Восток как названия территорий присоединенных царским режимом Российской империи, населенные тюркскими этносами, имевшими свои исторические названия земель, рек и озер, и т.д., как  исторически, так и культурно должны быть представлены как ареалы обитания тюркских этносов, а не как пустые и бесполезные пространства, которые можно априори назвать русскими и в которых, пусть даже нечасто, находят величайшие археологические памятники и артифакты культуры проживающих здесь этносов. Поскольку не только русский этнос хочет жить в такой большой стране и гордиться собственным происхождением, но и все остальные. Все этносы федерации ответственны за страну, как в свое время за СССР были ответственны казахские женщины - единственные пехотинки Герои Советского Союза - Алия Молдагулова и Маншук Маметова, а не только один. Пример дезинтеграции СССР и чеченский конфликт также должно помнить.

        В этой связи, помимо необходимой конституционной реформы, которая привела бы  этнокультурное пространство России в соответствие с принципом полисоциокультурализма и передовыми стандартами национально сильного государства, необходимо создать особое ведомство по делам субъектов и национальностей, и, ещё министерство федеративной политики, которое бы совместно с субъектами федерации, с национально-культурными центрами малых народов, национальными объединениями граждан и т.д., стало проводником принципа полисоциокультурализма в внутренней политике  Российской Федерации.

        Внешняя политика федерации также заслуживает коренного пересмотра в соответствии с принципом полисоциокультурализма. Ершистость и напористость, порой чрезмерная воинственная риторика и жесткие высказывания в адрес отстаивающих свою территориальную целостность государств не соответствует имиджу федерации как современного и прогрессивного государства, больше напоминает прежнюю «империю зла», соотносящую свои действия и последствия от них с деятельностью на международной арене США, например. Непризнание Косова, ползучая аннексия Абхазии и Южной Осетии, непризнание Тайваня, негативное отношение к соседям, стремящимся в НАТО от воинствующего прежнего и неоимперского нового  курса Кремля, что само по себе недостойно великой страны, в целом, говорит о непонимании правящей элитой федерации основополагающих закономерностей развития мировой человеческой цивилизации, свидетельствует о том, что правящими элитами страны не осознается подлинное смысломесто государства, не понимается подлинное значение российской федеративной культуры в потоке всемирной истории.  Действие «мягкой силы» в отношении бывших соседей по СССР со стороны Российской Федерации  практически отсутствует, превалирует жесткое продвижение экономических и геополитических интересов. Общей гуманитарной демократической платформы, ориентирующей соседей на Россию, не создается, демократические идеалы и стандарты не формулируются и не продвигаются.

         Вместо того, чтобы помогать, например, соседям - грузинам строить совместно с осетинами и абхазами общее федеративное государство на принципах полисоциокультурализма и постмодернистского этикета, Россия, как неопытный игрок, пытается своими неумными действиями и резкими движениями создать о себе впечатление суперигрока, что само по себе, в конечном счете, глупо и абсолютно неэффективно. Логика внутренних этнокультурных процессов, диктуемая правящими элитами России, совершенно адекватно определяет логику внешнеполитических действий страны, где мелочность и нищета философии, а не великодушие и щедрость «самодостаточного общества», является определяющей чертой характера  внутренней и внешней политики России на современном этапе развития государства, амбициозно заявляющего свои детские претензии взрослому и развитому миру.

         Казахстану, поэтому, чрезвычайно важно как суверенному государству покончить с культурно-цивилизационной зависимостью от России, перестать потреблять её устаревшие материальные и идеальные продукты, начать подпитывать казахскую нацию передовыми конструктами материальной и духовной сфер общественной жизни. Тем более, что ожидать революционного переворота общественного сознания элит России в отношении реализации новых, вернее, действительно федеративных оснований государства, не приходится в ближайшие 10 - 15 лет. Как и не приходится ожидать поворота сознания этих же элит в сторону стандартов ОБСЕ и Европейского Союза.

 

Сценарий будущего развития Казахстана как подлинно унитарного и действительно демократического государства.

 

       Европа имеет серьезные намерения вовлечь Казахстан в орбиту собственного цивилизационного измерения, которое, если говорить объективно, является весьма позитивным для Казахстана явлением. Понятно, что европейцам есть чем заниматься,   Европа также далека от Заката (термин Освальда Шпенглера), как, например, Россия или Китай - от постиндустриального состояния общества. Казахстану же, чтобы найти адекватную геополитическую опору, развиться и соскочить с колеи развивающегося мира, перескочив, при этом, уровень среднеразвитых стран, следует, как Японии или Германии в свое время, включиться в процесс самой передовой на сегодняшний день либерализации политической системы, достижения наивысшего уровня реализации прав и свобод личности и либерализации экономической системы по параметрам и стандартам развитых европейских стран и постмодернистской ориентации культуры, сформировав, при этом, оптимальное соотношение сфер влияния и силы государства с экономическим развитием и социально-политическим устройством страны.

       Более того, объявив себя де-юре равноценным партнером Евросоюза, Казахстану де-факто предстоит пойти на полноценное сотрудничество и, в идеале, к 2030 году, например, на политическое объединение с ним, посредством вступления в его состав.                                                   

       Если реальных выгод и преимуществ от полноценного политического союза и Казахстану, и Евросоюзу (совместно с государствами Северной Америки и Японии - стратегическими партнерами ЕС) достанется с избытком (нам - возможность ускоренного строительства постиндустриального общества(!), им - глобальная возможность месторазвития(!), поскольку Казахстан по размерам сопоставим и с Европой, и с США, и с Китаем, и с Россией), то для судеб мировой цивилизации такой союз будет означать установление уникальной модели постлиберального миропорядка (постиндустриального по содержанию социально-экономических процессов и постмодернистского по ориентации культуры), с которым и России, например, и Китаю, придется безусловно считаться (сохрани они прежние «имперские» модели развития) несмотря на их физические размеры, военную мощь и численность населения и т.д. Ибо, в любом случае, с функциональной силой и мощью новейшей модели постлиберального миропорядка не сравнится никакая прежняя организация социальной жизни. По определению.

      Что же, наконец, особенного сам Казахстан сможет привнести в постиндустриальное сообщество Европы, помимо, скажем, Председательства в ОБСЕ в 2010 году, которое необходимо посвятить осознанию и претворению Казахстаном плана налаживания всестороннего взаимодействия и сотрудничества с европейским сообществом на принципах, инвариантных принципам внутренней политики ЕС?

       Если размышлять по большому счету, то фактическое детство казахских демократических институтов должно стать для Европы лишь поводом её подлинного интереса к казахской национальной культуре как стержню номадической культуры тюрков, без осмысления которой история самой Европы (Евросоюза) и её культуры останется неполной, а значит ограниченной и до конца непонятой. Ведь влияние тюркской культуры (и с точки зрения религий тюрков - тенгрианства и зороастризма, и с точки зрения искусства, а также с точки зрения организации социальной жизни и быта и т.д.) на судьбы европейской цивилизации во все времена было значительным. Не говоря уже о периодах господства тюрок в политических структурах некоторых европейских (Болгария времен хана Аспаруха, Венгрия гуннов и мадьяров, и т.д.) и африканских государств (Египет времен Султана Бейбарса), а также во времена эпохальных нашествий гуннов Атиллы и монголо-татар(!?), то есть, тюрков Золотой Орды.

      Возрожденная история тюркского мира и тюркской культуры, оказавшие существенное воздействие на судьбы европейской цивилизации (в том числе и историей современной Турции) и поставленные фактически под запрет прежней метрополией, - вот то особенное, что может привнести Казахстан  во взаимоотношения и с тюркскими государствами в качестве выразителя их общей тюркской истории, культуры и судьбы.

      Таким образом, по мнению Айдоса Саримова, «уникальность тюркской цивилизации заключается в том, что потенциально тюркский мир может стать одним из открытий ХХI века. Если общая воля этих стран, их элит действительно будет двигать нас в сторону прогресса и демократии, то они потенциально могут дать миру ещё не одного нобелевского лауреата, не одну сильную историческую личность». Так, история и культура казахов органически впишется в историю и культуру европейской цивилизации, чего так не хотели и чего так боялись идеологи бывшего СССР. В свою очередь, европейская культура напрямую, без посредников, будет проникать в Казахстан, способствуя усложнению и качественному развитию его социокультурного содержания, обретению им сущности новой постмодернистской культурно-исторической идентичности и определенности.

      Усложнение этносоциального и геополитического императива Евросоюза, вызванное вступлением в него Казахстана, приведет к подлинной реализации основополагающего принципа  структуры Евросоюза - принципа полисоциокультурализма, поскольку осуществит,  (если это случится) главный его постулат о толерантности, цивилизационном (межрасовом) согласии и равенстве либеральных демократий как Европы, так и Азии, цементирующим основанием которого выступает постмодернистская ориентация культуры. «Дуга свободы и процветания», формирующаяся от ЕС, через Турцию и Кавказ, с выходом через Казахстан в Центральную Азию, и далее, через Монголию и Южную Корею, к Японии, без Казахстана как центрального звена невозможна.

       Помимо этого, Евросоюзу, главной задачей которого (так уж исторически получилось) является очеловечивание континента, «слияние» с рождающимся в новом культурном измерении Казахстаном сулит собственное глобальное перерождение на более высоком уровне его геополитической организации. Ведь, осмысление современной культуры казахов (а она всегда была комплементарной европейской)  и, в этой связи, геополитического значения самого Казахстана, представляющего собой, благодаря участию в региональном сотрудничестве, все богатство региона Центральной Азии и объективно оказавшегося, своего рода, сердцем Евразии, явится ключом к культуре всего евразийского континента, включая и Россию, и Китай, если кстати сказать.

       Проложи Евросоюз при поддержке США и Японии дорогу к сердцу Центральной Азии - к Казахстану, задача построения постлиберального миропорядка в Евразии теоретически будет решена. А это очень дорогого стоит. Это, во-первых.

       Во-вторых. Говоря о «детстве» казахских демократических институтов, мы имели в виду то, что время отведенное на «взросление» фактически исчерпано, ибо градус позитивных настроений в обществе упал до минимума, ситуация с кризисом ликвидности усугубила и без того негативные экономические, политические и социальные процессы, Казахстан все больше погружается в пучину социально-экономического спада, создаются предпосылки дезинтеграции государственно-правовой системы общества и т.д..

       В этой связи, срочного демонтажа требует старая судебная система, со свойственными ей традициями автаркии, и замена её новой демократической и независимой по существу и легитимной по форме, с отведением прокуратуре функции одного из отделов суда. В ряду первоочередных задач выделяется задача создания полноценного, а главное, действующего Конституционного Суда, который бы заменил инертный и пассивный, а в целом, не отвечающий велениям времени Конституционный Совет.

       Формированию более конкретного демократического имиджа нашего государства способствовало бы переформатирование статуса Ассамблеи народа Казахстана в  РОО, с изъятием у неё, не отвечающей требованиям нынешней, пятой по счету, Конституции, функции формирования депутатского корпуса девятью своими представителями.  

       Также, безотлагательно требует более вдумчивой корректировки норма Конституции, дающая право  Первому Президенту  избираться более двух сроков подряд на этот пост.

        Вместе с тем, меняющийся с обретением независимости принцип формирования внутреннего социокультурного пространства РК (от мультикультурализма - к полисоциокультурализму) в унитарном государстве, требует изменения формата взаимодействия казахской нации с диаспорами по формуле «Одна нация - одна судьба» с заменой самого названия государства (с «Республика Казахстан» - на «Казахская Республика»).

        В целом же, как видно из сказанного, речь идет о замене нынешней во многом авторитарной казахстанской Конституции - новой Конституцией Казахской Республики, современной, либерально-демократической, предполагающей переход от президентской формы правления - к парламентской, с соответствующими институтами власти,  полноценной  и безотлагательной реализацией прав и свобод личности.

        Итак, как мы уже говорили, аксиологические аспекты критики традиционной морали позволяют уверенно заявить, что в случае полного восстановления и стабильного функционирования института частной собственности, а также,  контрактного законодательства по стандартам Европейского Союза, новая культурно-цивилизационная определенность казахского общества и государства восторжествует без каких-либо серьезных катаклизмов.

         Её основными параметрами станут:

         Первое. Движение в сторону либерально-демократической конструкции государственного устройства - к парламентской республике с сильными полномочиями Премьер-министра, независимым судом и многопартийным парламентом, радикально расширяющей политическое участие. На переходный период возможно сохранение поста президента с ограниченными полномочиями;

         Второе. Движение к постиндустриальному состоянию гражданского общества, которое в отличие от индустриального основано на той правовой постмодернистской платформе, которая предполагает безукоснительное соблюдение прав и свобод личности;

         Третье. Движение к постмодернистской ориентации сознания, предполагающего наличие постмодернистской системы ценностей, толерантной ко всем предыдущим системам ценностей и признающей любое знание ценностно нагруженным.

            Подтверждением воли к достижению этих параметров будет служить признание всей совокупности современных человеческих ценностей, отраженных в стандартах, показателях и индексах человеческого развития,  качества производства и жизни в развитых странах, их сообществах и в мировом сообществе в целом. Тогда уже станет возможным без согласия властей распространить современную постмодернистскую систему ценностей на поиски альтернативного взгляда на место человека в истории и государстве, на место оппозиции, профсоюзов, НПО и СМИ в структуре гражданского общества, на место государствообразующего этноса в системе государственного устройства, на место государства в системе интегративных предпочтений и т.д. и т.п.

          Страна, в эпоху глобальной трансформации общества в постиндустриальное, будет жить уже новой емкой национальной идеей, позволяющей переформатировать постсоветское общественное сознание - в культурно-национальное, где социальный порядок будет практически создан заново в результате децентрализованных взаимодействий новых этно-культурных индивидов и их сообществ.

          Как в случае с Турцией, Казахстану предстоит реформировать национальное самосознание, нацелив его двумя - тремя точечными импульсами на стратегически важный для этноса путь самосохранения и дальнейшего развития. Такими импульсами, выступающими в качестве рафинированного национального проекта, могут выступить перевод казахского языка с кириллицы на латинскую графику, а также, помимо всеобщей стандартизации под Евросоюз, интеграция всей транспортной системы Казахстана в транспортную систему Европейского Союза, предполагающую, возможно, переход с широкой железнодорожной колеи на узкоколейку, характерную не только для ЕС, но и для Китая. Эти импульсы заложат основы такого цивилизационного развития, которое, по значению, в долгосрочной перспективе сыграют свою непреходящую для казахской нации роль.

           Как в случае с Германией и Японией, казахам необходимо возродить «абсолютный дух» или узреть «божественность» собственного национального бытия, пытаясь выразить самые глубинные чаяния мироразвития.

         В стране, на основе казахской этнической культуры, должна быть создана новая моральная система, возможно с такими обычаями, как в Японии (пожизненного найма, облегченного производства и самурайской чести), как в Саудовской Аравии (словесного контракта), как в Швеции («шведского стола»), как в Великобритании и Германии (вежливости и педантичности, качества производства), как в Нидерландах (свободы однополых браков и эвтаназии), как в Бельгии (система направления на работу), как в США (четкого исполнения правосудия) и т.д. и т.п. Старые социальные нормы, действующие на протяжении советского периода казахской истории, будут разрушаться под воздействием успехов экономики и технологии. А общество, по меткому выражению Ф.Фукуямы, будет «вынуждено играть в догонялки, чтобы переустроить себя в изменившихся условиях». Казахстану как воздух будут необходимы индивидуализм, плюрализм и толерантность, встроенные в формальные институты прежней советской культуры и государственности, взрывающие их изнутри. Тем самым, в основу новой культурной системы казахов, наряду с исконными, оставшимися в наследство от Номадизма и Тенгрианства, этническими традициями, переживающими сегодня свое культурно-цивилизационное перерождение, будут положены универсальные традиции народов развитых стран Европы, Северной Америки и Японии. Они будут способствовать большему культурному разнообразию и подрывать моральные устои прошлого, обеспечив необходимое перерождение культурно-нравственного бытия этноса. Динамичная экономика технологических новаций будет разрывать старые социальные связи и формировать новые звенья казахского национального континуума, современного постмодернистского национального сознания.

          Помимо этого, архитектоника и глубинные принципы искусства и письменности казахов, как исконная, т.е. соответствующая стилистике тюркской речи, руническая письменность, «звериный стиль», дизайн прикладных ремесел, архитектура кочевой юрты и в целом «эстетика кочевья», получат соответствующее наполнение в современном этно-культурном творчестве народа, осознавшем, как в свое время японцы, божественность собственного происхождения не извне, а внутри своего этнического тела, внутри каждого отдельного индивида. Справедливость и благородство, позитивно рефлектирующее сознание и предельно абстрактное (категориальное) мышление, свойственное современным демократическим элитам, позволят нации в будущем осознать свое подлинное смысломесто в истории, ее сокровенное знание истории человечества.

          Наконец, станет ясно, что общественная жизнь будет в большей мере органичной, а политические и экономические институты будут эволюционировать по долгосрочному секулярному пути, то есть, конфигурация человеческой морали это гораздо более глубокое основание либеральной демократии, нежели чем любые идеологические (авторитарные и религиозные) формы. Станет ясно, что и виды либеральной демократии будут различаться в зависимости от ценностных систем и структур культуры, положенных в их основание.  

         Таким образом, для превращения Казахстана из рыхлой, «многовекторно ориентированной», сегментарной по внутренней структуре и по содержанию гражданского общества и общественных процессов страны - в современное демократическое государство с целостной этно-культурной цивилизационной идеологией необходимо осуществлять следующие принципы этно-социального менеджмента и инжиниринга:

         - формировать полинациональную, но моноязычную казахскую этнокультурную определенность и гражданскую идентичность;

         -  формировать устойчивую секулярную традицию свободы совести, а не строить прожекты новой т.н. «синтетической» религии с ее псевдоконфессиональными архитектурными атрибутами; 

         - формировать комплементарную традицию межэтнического взаимодействия и современного постмодернистского этикета;

         - формировать и укреплять национальную традицию постмодернистской ориентации культуры на основе выведения институтов и учреждений культуры в конкурентную среду и либерализации нормативно правовой базы;

         - формировать национальную традицию постмодернистской системы ценностей через признание современных стандартов и показателей качества развитых стран, их сообществ и мирового сообщества;

         - формировать и укреплять постмодернистскую традицию искусства, науки и философии;

         -  формировать и укреплять национальную традицию государственного управления.

       Все эти меры позволят, как нам кажется,  усилить аксиологический подход в интерпретации и рационализации казахским этносом своего сокровенного места в истории, что в свою очередь позволят этносу более прагматично и рационально строить собственное этно-цивилизационное будущее.

 

Вместо заключения.

 

       Когда СССР, как писала та же журналистка, «станет для всех просто мифическим государством, наполненным тьмой и светом, безумием и радостью одновременно - почти Атлантидой или Римской империей», «тогда появятся новые юродивые», тогда Российская Федерация, возможно, станет страной свободных народов и людей.

        И в первую очередь, этому должно способствовать решение  «замороженных проблем», среди которых и «белые пятна», и стереотипы восприятия истории.          

        Белые пятна истории должны быть поняты и описаны совместно со всеми заинтересованными сторонами. Иначе, на Россию, поскольку она как империя имела большое значение при решении тех или иных вопросов, будут обижаться вечно. Принцип полисоциокультурализма есть основной способ решения вопросов с «белыми пятнами», потому что просто «закрыть прошлое и открыть будущее», как сказал Ден Сяо Пин М.С.Горбачеву, не получится. Ведь только такой глубокий релятивизм, который несет в себе принцип полисоциокультурализма, позволяет осознать взаимные интересы противоположных исторических тенденций, их совместную,  более целостную и конкретную интерпретацию, когда, к примеру, Франция и Германия, воевавшие друг против друга во Второй мировой войне, создают единый учебник истории, а Россия и Эстония в недалеком будущем возможно совместно определят и воспримут взаимные оценки исторических ретроспектив и перспектив, в том числе и по отношению не только к отдельным событиям и монументам, но и к собственной этно-культурной идентичности.

        Только современное постмодернистское воображение, лежащее в основе применения принципа полисоциокультурализма, позволит понять природу «замороженных проблем», которых, к сожалению, накопилось так много, что они стали затором на пути не только  интеграции наших стран в глобальное мировое пространство, но и на пути региональной интеграции наших стран.

        Это проблемы восприятия добровольного присоединения в состав Российской Империи тех или иных этносов, или завоеваний Кавказа, походов Ермака, проблема присвоения Империей земель обитания (Сибирь, Дальний Восток и т.д.) тюрков, проблема аннексии Прибалтики в 1939 году, проблема голодомора, проблема Алаш-Орды, тюркская проблема, Чечня, проблема разделения казахов на граждан Казахстана и жителей Алтайской республики России, а так же, огромное количество проблем, которые должны быть описаны и поняты с точки зрения принципа полисоциокультурализма

       Понять логику развития стран-соседей, этносов, свободных наций Евросоюза, помириться с собственной историей, помирить собственную историю с историей соседних государств и цивилизаций - значит найти подлинное место в потоке всемирной истории.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение