Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов, Наталья Харитонова: Сладкое искушение бюрократическим национализмом.

15.07.2008

Автор:

Теги:
   

Национальная идея на постсоветском пространстве - очень тонкая и трудноформулируемая субстанция. До настоящего момента ни одна из стран ближнего зарубежья так и не сумела привести общественные дискуссии  к фазе "кристаллизации" представлений о национальной идее или привлекательном для всего  населения страны образе будущего.

Полемика ведется в очень острых формах, причем инициатива принадлежит   оппозиционным силам, критикующим власть за отсутствие четко выраженной концепции формирования национальной идеологии, за постоянные изменения основного вектора движения в сфере нацстроительства, в котором стратегические цели чаще всего подменяются тактическими решениями (наиболее яркий пример - "казахстанский путь в Европу").

По этому поводу можно  процитировать украинского политолога Андрея Ермолаева: "Навязывание украинцам идеи европеизации - это фактически признание несостоятельности украинского национального проекта. Сущность европейского проекта - мегагосударство. Если бы Украина была включена в конституционный процесс, многие бы украинцы с удивлением узнали что то, что было предложено им как реализация национального пути, в общем-то, это рецепт на 25 лет, а потом от всего этого нужно избавиться и стать просто культурной автономией". Поменяйте местами Казахстан и Украину...

Оппозиция в Казахстане, Беларуси, в какой-то степени в России, выступает с позиций этнического национализма, которому власть пытается противопоставить национализм  гражданский. В чем различия?

Как отмечает Валерий Тишков, "идеология гражданской нации включает ответственного гражданина, чувство любви к Родине, лояльность государству, а также, отстаивание государственных интересов". Подобный подход вполне устраивает власти, поскольку (в какой-то мере) является гарантией сохранения стабильности в системах с полиэтническим компонентом.

Но, с другой стороны, можно ли назвать примеры среди стран ближнего зарубежья, где политическая нация окончательно сложилась, и где формы общности можно описать, в категориях, к примеру, "российская и казахстанская народ", но с доминирующим русским и казахским компонентом, и эта формула не  будет вызывать принципиальных возражений среди других национальностей, проживающих на территории РФ или РК, других полиэтнических систем.

Что такое двойная идентичность можно приблизительно сформулировать на уровне научных рассуждений, но гораздо сложнее осознать на бытовом уровне. Один из наиболее ярких писателей так называемого "консервативного" направления Дмитрий Володихин на страницах интернет-издания apn.ru высказался по этому поводу следующим образом. "В России не может быть российской нации, но только русская. Полиэтническая русская нация, в основе которой лежит реально существующий русский этнос со всеми его предпочтениями. Любые попытки создания новой исторической общности - российского народа, как второго  издания советского народа, т.е. нации паспортной, обречены на растрату чудовищных средств под вынашивание мертвого младенца. Гражданский национализм представляет собой опасную химеру". И снова - созвучно тревогами казахстанских "национал-патриотов".

Власти, между тем, избирают самый осторожный путь - бюрократических инициатив.  Альтернатива "Русскому миру" - "Мир Казахский", программам продвижения русского языка - "фондовые" проекты развития национального языка.

О евразийской идее успешно позабыли и, возможно, это правильный вывод из бесконечных ритуальных плясок вокруг идеологических постулатов, которые родом из первой половины прошлого столетия. Реально только одно - в меняющемся мире - ни Россия, ни Казахстан так и не обрели собственной ниши. Они в поиске. Я не про элиты. Для элит гораздо удобнее сделать этот поиск максимально долгим, не облекая образы будущего в конкретных формулировках.. И биться, биться, биться над разрешением страшной загадки - как строить эффективное национальное государство в мире, где классическое национальное государство себя, похоже, исчерпывает?

Изобретать новые идеологемы в угоду требованиям момента? Возможно. Но неэффективно, если мы говорим о национальной стратегии. Изобретать национальную идею, которая опираясь на ряд меняющихся идеологических конструкций, будет работать на консолидацию нации? Пока чуть ли не единственный выход. Но сложно реализуемый. Национальную идею нельзя придумать, нация в процессе своего формирования должна ее выстрадать, только в таком контексте она становиться мобилизующей силой. К слову сказать вопрос относительно того, нация формирует национальную идею, или идея - нацию принципиально не закрыт пока. Мировой опыт показывает, что однозначно на этот вопрос ответить нельзя.

 Конфликт ценностей и цивилизаций - третья мировая война, которая уже полным ходом идет - вносит свои коррективы в этот жизненный важный для любого государства - национального или не национального. Кто знает, быть может навязанные модели цикличной смены власти и есть тот самый тормозящий момент, мешающий выработке национальной стратегии и национальной идеи соответственно? Корректируется механизм национальной самоорганизации - причем опять не важно - на этнической или государственной платформе. Однако результат один - если мы говорим о национальной идее, о ее функции и цели то должны прямо сказать о том, что «навязанные ценности» и есть ответная реакция создателей этих ценностей на попытки фрагментирующего постсоветского пространства стать конгломератом состоявшихся наций. 

Итак, кем ощущает себя простой казах? обыкновенный русский? составной частью - чего? Что лежит в основе "казахстанского космоса"? Российской идеи? Да и есть ли таковая? Или же мы идем в потемках, повторяя путь "советского народа как единой исторической общности"?


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение