Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Я - начальник, ты - дурак"

18.11.2013

Автор:

Теги:
Издевательство чиновников над своими подчиненными в Казахстане приняло серьезные масштабы. Возможно, в том числе и поэтому слово "бастык" пришлось изъять из реестра государственных должностей. Оставаясь безнаказанным за свое хамское отношение к нижестоящим, "басеке" чувствует себя чуть ли не небожителем и героем. Опустить его на землю способно разве что вышестоящее руководство, перед которым вчерашний деспот вмиг превращается в запуганного и униженного холопа. Такие перевоплощения особенно бросаются в глаза во время публичных разносов, которые то и дело устраивает чиновникам глава государства. Правда, сам он при этом подает далеко не лучший пример своим подчиненным, обращаясь к ним исключительно на "ты".

В Карагандинской области за хамство недавно наказали сразу нескольких чиновников. Строгий выговор получил главный государственный инспектор труда Аскербек Шынтасов: он оскорблял своих подчиненных, называя их "свинопасами", "хохлами" и "евреями". Свою вину чиновник до последнего отрицал, утверждая, что не знал, что эти слова могут быть ругательными.

За грубое обращение с подчиненными к дисциплинарной ответственности также была привлечена заместитель акима Сарани Гульмира Бедельбаева. В отличие от Шынтасова, она в разговоре с подчиненными повышала тон и использовала нецензурную брань. И это позволяла себе женщина!

А вот начальник Центрального отдела полиции Карагандинского управления внутренних дел Ерлан Намысов издевался над своими подчиненными, заставляя их работать вечерами и в выходные дни. Правда, за это он не был уволен, а только привлечен к дисциплинарной ответственности.

Это лишь те примеры, которые были преданы публичной огласке. А ведь в Казахстане такое происходит повсеместно. Самое интересное, что нижестоящие по рангу госслужащие в большинстве своем не противятся этому, всякий раз предпочитая стерпеть оскорбления и унижения. Но как объяснить такую безропотность? Откуда идут истоки этого хамства? И почему казахстанские чиновники считают такое поведение нормой?

Павел Шумкин, ветеран профсоюзного движения:

"У нас, по сути,рабовладельческий строй"

- Уже за то, что газета подняла эту тему, тысячу "лайков" ей от меня. Как пишут в Интернете, "эти плотоядные крокодилы (властные чиновники) никогда не найдут общий язык с травоядными быками (подчиненными)". А я говорю, что нужно переходить на фасоль, если мы ищем человеческое в человеческом. То есть и тем, и этим надо меняться.

Лично у меня никогда не было баррикадного отношения к руководителям и начальникам всех мастей. Они же есть наши обосранные дети, которых надо обмывать и переучивать. В любом случае это не классовые враги, отношения с ними – не фронт и не война. В любом начальнике всегда сидит человек, и его можно достать, "не портя шкурки" (как, впрочем, и в любом подчиненном). То есть никому нельзя допускать повышенного тона при общении с подчиненными. А подчиненные не должны позволять начальству себя унижать. То, что ваша газета обсуждает эту тему – важнейший шаг к началу зарождения такой культуры взаимоотношений между начальниками и подчиненными в нашей стране. Кроме того, есть соцсети, мобильные телефоны. Всегда можно отснять, записать, выложить в Интернет. Это обязательно надо делать.

Неважно, кто ты – работник шахты или работник прессы: в наше время ты одинаково бессилен перед лицом начальства, и тому есть объективные причины. Многие, да почти все сегодня "сидят на кредитах", потому что зарплата невысока, а детей нужно учить, квартиру приобретать и многое другое. Руководство вовсю пользуется тем, что подчиненные тотально зависят от него. У начальства на это "чутье крокодиловое"… Мне не раз журналисты задавали вопрос: "Почему шахтеры не бастуют сейчас так, как вы это делали в 89-м"? Отвечаю, что ситуация у нас тогда была совершенно иная, мы были "веселые, нищие, безвредные насекомые". Нам тогда абсолютно нечего было терять. Сейчас же у людей машины, дома, поездки за рубеж, учеба детей, и потому они резонно боятся все это потерять.

Таким образом, социальная атмосфера становится ужасающей. Разрыв между бедными и богатыми становится непреодолимым. Возможно, мы уже прошли точку невозврата, и ничего с этим поделать уже нельзя – настолько много людей оказалось практически в рабском положении. Раньше у начальников зарплата была выше нашей на 10%, а сейчас даже страшно подумать, какой астрономический разрыв. Совершенно несопоставимые заработки.

Я был во многих зарубежных странах – там такого нет. Начальники едят вместе с рабочими, не имеют кабинетов, они толерантны и выдержанны. Специально спрашивал об этом рабочих. И главное – у них нет всесокрушающего мата. А ведь, согласно последним исследованиям американцев, мат разрушает структуру ДНК. То есть это самоубийственная тенденция. Мы как нация убиваем себя.

То, что это огромная проблема, – видно сплошь и рядом. Я сам свидетель униженного состояния многих и многих людей. Зачастую основная причина многих забастовок в нашей стране лежит не в экономической плоскости, а именно в плоскости попранного достоинства людей. И все потому, что наши менеджеры до сих пор так и не смогли заменить мат на адекватную, уважительную лексику. Потому они и на публичный контакт не идут во времена трудовых конфликтов, потому что имеют невеликий словарный запас. У них не появились новые рычаги управления, кроме унижения подчиненных, а это значит, что у нас, по сути, рабовладельческий строй. Это не только непрофессионально, но и отвратительно, когда чиновники боятся собственного народа.

Когда же все это произошло? Ведь вроде недавно мы с ними одно пиво пили, в одних домах жили. Но должен сказать, что эта зараза – чиновничье хамство – зарождалась именно тогда. Та лагерная пыль проросла до наших дней и является следствием гипертрофированной, несостоявшейся системы наших социально-политических отношений, отсутствия сколь-нибудь действенных механизмов самозащиты – реальных судов, профсоюзов, партий. В противном случае оскорбленный подал бы в суд на хама и выиграл бы миллион, чтобы другим стало неповадно. И мы бы, наконец, перестали кричать друг на друга на работе и в автобусе.

Адиль Каукенов, старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций:

"За эту систему горой стоят сонмища бастыков и агашек"

- Это проблема не только отношений чиновников с подчиненными, но и в целом культуры взаимоотношений в обществе. А самое главное – это результат низкого уровня правовой культуры. Примеров можно привести множество – это и недавние инциденты на бортах самолетов, и избиение акимом сельского округа в Жангельдинском районе молодой женщины, и случаи на дорогах, когда дебоширы и хулиганы бравируют своим служебным положением или близостью к высокопоставленным чиновникам. По сути, это все идет от безнаказанности, что приводит к чувству вседозволенности и желанию самоутвердиться за чужой счет. Понятно, что нормальному человеку не придет в голову издеваться или избивать того, кто изначально слабее, но психология – тонкая штука, и удерживать от подобного должен закон.

А вот здесь и заключается основная закавыка. То самое должностное положение, "связи", "блат" и т.п. могут стать вполне осязаемой стеной на пути правосудия. Поэтому доверие граждан к судам очень низкое, никто не стремится обращаться туда за защитой своей чести и достоинства, и тем самым порочный круг хамства и вседозволенности замыкается. К этому добавляются факты из судебной практики, когда моральный ущерб оценивается очень низко. Да и в самом обществе понятие "моральный ущерб" не укоренилось, поэтому, когда человек требует за него возмещения, это вызывает смешки и ехидные улыбочки. Но при этом чувство собственного достоинства у казахстанцев очень развито, поэтому бросаются они его отстаивать единственно возможным способом – кулаками, а то и прибегая к оружию, пополняя криминальную статистику. Это парадокс, точнее торжество криминального мышления, когда защищать свою честь и достоинство нелегальными средствами, делающими тебя преступником, как бы почетнее, чем легальным способом, то есть в суде.

Но пойти на крайние меры готов не каждый, и, как следствие, то, что мы имеем – феномен хамства "бастыков" – стал повсеместным явлением и воспринимается чуть ли не как норма. За исключением вопиющих случаев. Более того, нарочитое пренебрежение законом, правилами поведения в обществе стало эдаким эталоном статусности. Поэтому и появляется стремление получить статус человека "над законом", а получив, всячески его демонстрировать.

Нарушать правила дорожного движения, "тыкать" и по-барски хамить подчиненным, игнорировать очередь, стремиться решать дела "по звонку" и многие другие неприглядные стороны общества – это печальные итоги его криминализации. Переломить ситуацию очень непросто, ведь за эту систему горой стоят сонмища бастыков и агашек, которые, чтобы потешить свои нуворишеские комплексы "из грязи в князи", готовы затащить страну во мрак средневековья. На Западе элита давно поняла, что правила для всех – это основа сохранения их безопасности и состояния. Это понятно на простом примере: ездить по дороге, где все соблюдают правила движения, намного безопаснее, чем по дороге, где никто их не соблюдает. Но, увы, отечественные "бастыки" хотят жить по ущербному принципу: пусть правила соблюдают все, кроме меня.

Роза Акылбекова, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности:

"Хамят только тем, кто это терпит"

- Если говорить с точки зрения права на достойное отношение к себе, права на уважение человеческой личности, то любой начальник, оскорбляющий своего подчиненного, конечно же, нарушает его права. Однако это вопросы прежде всего морально-этического плана. Трудно говорить о нарушении прав человека, если подчиненный сам спокойно относится к тому, что начальник ему "тыкает", не видит ничего оскорбительного в нецензурной брани, воспринимая их как производственную необходимость, и даже более серьезные оскорбления рассматривает как неотъемлемое право начальника. Трудно говорить о нарушении прав человека там, где люди руководствуются формулой: "Я начальник – ты дурак. Ты начальник – я дурак".

Казахстанская действительность, в отличие от североамериканской или европейской, демонстрирует куда большую снисходительность и лояльность к этому явлению: грубиянов-начальников можно встретить везде. Можно сказать, что в Казахстане это очень распространенное явление.

Однако, отвечая на вопрос, мы должны оговориться, что распространенность хамства как явления не означает, что все начальники – хамы. Конечно же нет. Это вопрос общей культуры людей, и те начальники, которые обладают внутренней культурой, никогда не позволяют себе грубость в отношении подчиненных. Поэтому, признавая наличие хамства, мы говорим и о другом, когда отношения начальника и подчиненного строятся на взаимном уважении друг друга. Этого у нас тоже предостаточно.

Грубость начальников – это прежде всего производное от их общей низкой культуры. Человеку не привили культуру общения с окружающими. Он такой по жизни. И до того, как стать начальником, он не знал, что нецензурные выражения на людях – это плохо. Для него хамство, оскорбление человека всегда было нормой. Другое дело, что начальственный статус дал ему ощущение безнаказанности. Если равные ему могли ответить тем же – оскорбить, нахамить, то подчиненные в большинстве своем боятся это делать, предпочитая не рисковать. В этом плане невоспитанный человек, ставший начальником, получает мощный импульс для проявления своей невоспитанности.

Что касается того, что кто-то считает начальственное хамство нормой, – это не совсем так. Нормой это считают сами грубияны. Все остальные думают иначе.

Другой момент, стимулирующий хамство начальников, – это безропотность подчиненных. Вообще-то хамят только тем, кто это терпит. Есть много жизненных примеров, когда подчиненные ставили на место самых разнузданных хамов, которые вынуждены были пасовать перед дружными коллективами и вести себя вполне прилично.

Там же, где каждый за себя, где люди предпочитают проглатывать оскорбления и унижения, эскалация хамства идет по нарастающей. Начинается все с "тыканья". Проглотил это человек – завтра на него уже накричат. Смолчал – послезавтра уже покроют нецензурной бранью. Дальше – больше.

И это при том, что в части регулирования взаимоотношений госслужащих со своим начальством существуют нормы Кодекса чести государственных служащих РК (Правила служебной этики государственных служащих), а также Закон РК "О государственной службе". Эти документы устанавливают основные стандарты поведения, в них хорошо расписана и ответственность работников: от выговора до увольнения.

Ирина Черных, научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК:

"Униженные сотрудники начинают работать хуже"

- Я бы не стала столь категорично говорить о том, что хамское обращение с подчиненными является нормой в нашем обществе. У нас есть много структур и институтов, где существуют вполне цивилизованные отношения между начальником и подчиненными. И даже то, что случаи грубости к подчиненным со стороны главного государственного инспектора труда Аскербека Шынтасова или заместителя акима Сарани Гульмиры Бедельбаевой получили публичную огласку и порицание, свидетельствует о том, что такое поведение не является нормой.

В то же время эти прецеденты являются индикаторами наличия в обществе данной проблемы, которую надо анализировать и обсуждать. С моей точки зрения, она многоплановая, определяемая несколькими факторами. Назову лишь некоторые.

Во-первых, у нас достаточно высокий уровень агрессии. Посмотрите, что происходит на дорогах больших городов, где доминирует достаточно агрессивный и жесткий стиль вождения. Или посмотрите, как зачастую нетерпимо по отношению друг к другу ведут себя люди в общественном транспорте, на базарах, в магазинах.

Во-вторых, серьезной проблемой является отсутствие практики юридической и административной защиты подчиненных от неправомерных действий их руководителей. У значительного числа работников, даже в государственных структурах, сформировалось представление, что они нанимаются на работу к тому или иному конкретному человеку, а не в ту или иную организацию. Одновременно руководитель воспринимает в качестве работодателя именно себя, а не то юридическое лицо, которое он представляет. Отсюда выстраивается логический ряд: "не готов принимать хамство руководителя – увольняйся".

В-третьих, на мой взгляд, существует комплекс проблем в сфере управления человеческим капиталом. Не секрет, что страна испытывает определенный дефицит высокопрофессиональных менеджеров. Зачастую нашим чиновникам не хватает элементарных знаний в области психологии, эффективной коммуникации и управления персоналом. Как правило, руководитель, который постоянно оскорбляет свой персонал, либо психически неустойчив, и это уже вопрос к медицине, либо просто некомпетентен в своей сфере, а значит, он не может являться эффективным управленцем и формальным и неформальным лидером своего коллектива.

Я, к сожалению, не знакома с открытыми социологическими исследованиями относительно качества государственных управленцев в Казахстане (может быть, таковые и проводились). Однако, как показывают западные исследования, например опрос людей из разных сфер бизнеса, проведенный специалистами университета Флориды (Florida State university, USA), униженные сотрудники начинают работать хуже, медленнее, намеренно совершают ошибки, симулируют болезнь, становятся менее инициативными и креативными и т.д. Основной вывод другого исследования, проведенного консалтинговой фирмой Zenger/Folkman, заключается в том, что у плохих лидеров – недовольные и не увлеченные делом подчиненные. И если последние не выполняют свои должностные обязанности и непрофессиональны в своей сфере, то это тоже проблема начальника: компетентный руководитель должен знать сильные и слабые стороны своих подчиненных и уметь правильно распределять задания.

Подготовила Сауле Исабаева


Источник - camonitor.com

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение