Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алекандр Рар: "Восточная политика ЕС находится под большим вопросом"

12.11.2013

Автор:

Теги:


Алекандр Рар: "Восточная политика ЕС находится под большим вопросом"
Беседовал Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро «Вестника Кавказа»

28-29 ноября в Вильнюсе пройдет саммит Восточного партнерства. Эта программа Евросоюза изначально была нацелена на политическое и экономическое сближение с Азербайджаном, Арменией, Грузией, Молдавией, Белоруссией и Украиной. О том, как в преддверии саммита у европейцев складываются отношения с Баку, Тбилиси и Киевом, "Вестнику Кавказа" рассказал директор по исследовательской работе влиятельной немецкой неправительственной организации Германо-российский форум Александр Рар.

- Евросоюз принял резолюцию, в которой были раскритикованы прошедшие в Азербайджане выборы, после чего Азербайджан приостановил свое сотрудничество с ЕС в рамках Парламентской ассамблеи программы Евросоюза «Восточное партнерство» (Евронест). Как будут развиваться отношения между Баку и Брюсселем в ближайшие пять лет президентства Ильхама Алиева?

- Никаких изменений я не вижу. Отношения будут развиваться так, как они развивались последние почти что 20 лет. Экономическое сотрудничество между странами Европейского союза и Азербайджаном будет все дальше и дальше развиваться, правда, может быть, не настолько успешно, не настолько динамично, как многим казалось. Но причина, того, что оно не развивается динамично – отказ от Nabucco. Европейский союз, конечно, ожидал здесь большего. В вопросах прав человека и сотрудничества в области укрепления демократических институтов или гражданского общества, я думаю, Баку на сотрудничество с Европейским союзом, в котором он в одностороннем порядке влияет на создание институтов и обществ в Азербайджане, не пойдет. В отличие от других стран, которые зависят в своем сотрудничестве с ЕС от определенных финансов, которые Евросоюз вкладывает в создание гражданских обществ этих стран, в институты сотрудничества и так далее, Азербайджан в таких деньгах не нуждается. Он имеет более свободные пути для маневров и, конечно, будет использовать свои экономические и финансовые рычаги, чтобы создавать пригодные для себя платформы сотрудничества с ЕС. Это специфическая форма сотрудничества между Азербайджаном и ЕС, оно довольно прагматично - на другое Азербайджан не согласен.
Мне кажется, что на самом деле с такой формой сотрудничества Запад соглашается, в том числе и по геополитическим соображениям, потому что Азербайджан, все-таки, достаточно важный игрок на Кавказе. Азербайджан находится в регионе, приграничном с очень опасным Ближним Востоком, граничит с Ираном, где, может быть, будут происходить еще более драматичные события. Поэтому, конечно, Азербайджан будет и дальше пользоваться поддержкой Запада. Но мне кажется, что сейчас сотрудничество будет протекать в более прагматичной сфере. Конечно, Запад, исходя из своих представлений о морали, о правах человека, о примате своей внешней политики ценностей, будет и впредь критиковать Азербайджан за то, что с точки зрения Запада развитие демократии идет не настолько быстрыми шагами, как того хотели бы в Европе.

- Ангела Меркель стала первым европейским лидером, поздравившим Ильхама Алиева с переизбранием на посту президента. Одновременно в Германии прошли парламентские выборы, формируется большая коалиция. Как будут развиваться азербайджано-германские отношения в условиях большой коалиции, поскольку социалисты более критично настроены в вопросах прав человека?

- У Германии есть два интереса. Это не двойственная, но двухвекторная внешняя политика Германии. К ней нужно просто привыкать. Ее нужно понимать партнерам, в том числе Азербайджану. Есть политика интересов, с этой точки зрения Германии очень важно иметь хорошие прагматичные отношения с Азербайджаном как страной, в которой есть ресурсы, нужные Европе, в том числе Германии. К тому же, Азербайджан находится в стратегически важном, как я уже сказал, регионе: граничит с Ираном, где-то может сыграть роль при подавлении исламского экстремизма в будущем. Азербайджан – стабильная страна, и на Южном Кавказе это очень многое значит. Поэтому Германия будет делать все для того, чтобы развивать дипломатические отношения с Азербайджаном.
В ЕС, в том числе и в Германии, не теряют надежды, что когда-нибудь Азербайджан сможет договориться с Туркменистаном, а может быть даже и с Казахстаном построить Транскаспийский газопровод, который придаст идее Nabucco совершенно другой смысл. Может быть, когда-нибудь этот проект реализуется. Но это, конечно, разговор об очень далеком будущем. В то же время, у Германии - и это нужно четко видеть Азербайджану и всем партнерам Германии - есть политика позитивных ценностей. Сегодня она осуществляется в Европе и набирает все большую силу. Это попытка создать те же самые демократические, рыночные и электоральные условия как в расширяющейся Европе, так и за ее пределами. Именно эти условия помогли Западной Европе выстроить ту систему ценностей, ту систему правления, которая сложилась после Второй мировой войны.
Германия будет делать все для того, чтобы эти идеи, эту модель предлагать своим партнерам, исходя из того, что эта модель более правильная, более гуманная и более успешная в глобализационном мире. Поэтому такой разговор тоже будет вестись, и надо к этому относиться спокойно. Азербайджану следует понимать, что у Германии двухвекторная политика, и на основе этого выстраивать с ней отношения.

- Вы затронули вопрос Транскаспийского трубопровода. Как известно, Россия и Иран выступают против реализации этого проекта. Также вы сказали, что в отдаленной перспективе возможно участие Казахстана в проекте трубопровода. Насколько реально вам кажутся такие перспективы, учитывая членство Казахстана в Таможенном союзе и близкое сотрудничество с РФ, которая выступает как раз против этого проекта?

- Этот проект кажется мне утопичным и нереализуемым на нынешнем этапе развития. Газовый рынок меняется. В Европе мы видим, что все большую роль начинает играть спотовый рынок. Газ попадает в Европу не только по трубам, но также она импортирует сжиженный газ из Персидского залива. Может быть, через пару лет сжиженный газ будет попадать в Европу через Америку. Вопрос построения новых крупных, и особенно дорогостоящих и политически настолько сложных трубопроводов из сложных регионов - все эти идеи, которые витали в воздухе еще пару лет тому назад, сегодня пересматриваются. Сейчас будут строиться South Stream, North Stream почти построен, видимо, будут модернизированы украинские трубопроводные системы. Конечно, тоже будут построены трубопроводы и внутри Европы, чтобы снабжать страны, которые пока получали недостаточное количество газа и по факту не имеют подходящей инфраструктуры. Но реализацию каких-то грандиозных проектов вроде возвращения к большой идее Nabucco трудно себе представить.

- В Грузии прошли президентские выборы, и эпоха двоевластия, когда президентом был Саакашвили, а премьер-министром Иванишвили, подошла к концу. Открывает ли полноценный приход "Грузинской мечты" к власти новые перспективы для урегулирования абхазского и югоосетинского конфликта с одной стороны, и стоит ли всерьез считаться с перспективной “пророссийского” поворота в грузинской внешней политике?

- Не думаю, что здесь можно говорить о пророссийской или антироссийской политике. У Саакашвили она, конечно, была антироссийская. У нынешних политических сил, которые сегодня у власти и которые, я думаю, укрепились, ни антироссийские, ни пророссийские взгляды. У них более прагматичный взгляд на ситуацию. И у многих, я думаю, есть понимание того, что конфликт, который прошел пять лет назад вокруг Абхазии и Южной Осетии, нужно было решать по-другому. Они исходят из новых реалий и в Абхазии, и в Южной Осетии, поэтому сейчас можно начинать отношения с Россией с чистого листа. Мне кажется, что это и произойдет, потому что Грузия понимает, что со стороны Запада она в каком-то масштабе получает поддержку, но все равно должна развивать конструктивные отношения, в том числе экономические, со своим северным соседом, с Россией, как и с другими соседями, в том числе, новыми игроками, которые приходят на кавказские рынки – это Китай и другие страны Азии. Поэтому, думаю, политика будет достаточно прагматична, и грузины будут стараться ее придерживаться. Грузия понимает, что ей нужно двигаться в сторону Европы. У нее есть шанс, как и у других закавказских стран и у Украины, когда-то закрепиться в большой Европе.
Полагаю, что грузинские элиты придерживаются мнения, что этот процесс достаточно длительный и наращивать его очень сложно. Тут стоит также и вопрос о создании нужных очагов внутри общества, приобретение европейского сознания внутри общества, которое будет двигать Грузию в сторону Европы. Мне кажется, в Грузии осознали, что это нельзя делать так, как это делал Саакашвили – путем создания образа России как врага. Мол, “вот Россия такая плохая, так что спасайте нас, принимайте нас”. Но Запад не так уж и помог Грузии во время грузино-российского конфликта пять лет назад. И Запад ожидает, что эта страна сделает свои собственные успехи в построении отношений с Москвой. Естественно, и от России будут ожидать того же самого – но это другой вопрос.

- По-вашему, подпишет ли Киев ассоциативный договор с ЕС на вильнюсском саммите?

- На мой взгляд, Европейский союз очень нуждается в том, чтобы хотя бы одна из стран-партнеров в рамках Восточного партнерства подписала ассоциативный договор с ЕС. В противном случае, вся восточная политика Евросоюза окажется под большим вопросом. Если этому партнерству уже пять лет и ни один из партнеров до сих пор не подписал ассоциативного договора, то возникает закономерный вопрос об эффективности этого партнерства. Поэтому ЕС связывает большие ожидания с тем, чтобы именно Украина (самая большая страна из этих шести партнеров европейского "Восточного партнерства") стала первым ассоциированным членом Европейского союза. Я думаю, шансы на это достаточно большие. Украина проделала большой путь в этом направлении, именно за последний год, и смогла действительно доказать ЕС, что начала серьезно реформировать юридическую систему. Из-за того, что имели место крупные конфликты между Украиной и Россией - сейчас опять такая горячая фаза конфликтов между Киевом и Москвой - украинские элиты также разворачиваются в сторону Евросоюза для того, чтобы обеспечить себе какой-то уровень безопасности и протекции в отношении России.
Но, как мы знаем, есть вопрос Юлии Тимошенко. Если она не будет выпущена из тюрьмы на лечение в Германию, то подписание этого договора об Ассоциации может не состояться. В конечном счете, я думаю, что дипломатическая хитрость украинской политики заключена в том, чтобы все равно усидеть на двух стульях. Поэтому я предполагаю, что даже после подписания Ассоциации с ЕС, после того как Украина этого достигнет и будет праздновать этот шаг как громадный успех украинской дипломатии в западном направлении, очевидно, на следующий день будут сделаны все попытки, чтобы опять спасти свою восточную политику, чтобы наладить отношения с Россией. При этом я не исключаю, что в конечном счете Украина, к удивлению многих, будет ассоциирована и с ЕС, и с ТС.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение