Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Соединить «украинское» и «русское» в единой Украине.

13.07.2008

Автор:

Теги:
 

Соединить «украинское» и «русское» в единой Украине.

 

 

Отправной точкой этих рассуждений является два тезиса недавно высказанных в Москве, в ходе конференции по проблемам гуманитарного продвижения РФ («Образ Росси в мировом пространстве: история и современность») в МГУ.

Первый, касается интровертности украинской культурной матрицы в целом, и политической культуры «оранжевых» национал-романтиков в частности. Из тезиса вытекает вывод, что украинская матрица не может принять в качестве партнера и со-творца общего ментального пространства страны другую составляющую Украины - русскую культуру в Украине. По мысли национал-романтиков получается, что Украина принадлежит не просто другому социо-культурному пространству, а другой цивилизации, нежели Россия. «Русское», в смысле русскоязычная ментальность и культура, Украине навязана, и как бы в гостях у настоящей Украины. И это не гипотеза маргинальных научных кругов, а устоявшееся мнение украинской власти и многих групп элит, в том числе даже отдельных политиков родом с востока страны. Поэтому президент Ющенко как политический лидер движения национал-романтиков ставит важную стратегическую задачу на ближайшие годы -- растворить русские социо-культурные элементы в «украинском поле». Более того, именно по такому алгоритму, они считают, возможно сделать Украину готовой «войти в Запад». Значит, все связанное с русским пространством нужно максимально оставить за границами ментального ядра Украины: опустить на второй уровень, уровень региональной и частной жизни. И действительно с ними можно согласиться, политическая интуиция их не обманывает, ведь именно русская часть социо-культурного организма Украины максимально сильно тормозит движение Украины в НАТО.

 

На полях заметим, что дебаты относительно соотношения «русского» и «украинского» не могут быть окончены национальной формулой, диктуемой западной или восточной частью Украины. На мой взгляд, задача вестернизации и модернизации Украины не может быть проведена в ущерб интересов миллионов украинских граждан на востоке и юге, путем стирания или лучше сказать растворения их русской социо-культурной и языковой матрицы в «западно-украинском» элементе. Напротив, для стабильной евроинтеграции единой Украины необходимо решить непростую задачу интегрирования двух матриц - украинской и русской на паритетных, равных условиях.

 

Второй тезис высказан украинским историком и политологом Андреем Ермолаевым на конференции в РГГУ. Он сводится к тому, что ошибочно формировать парадигму, для структур продвижения гуманитарных интересов России, как нечто в рамках «национального», необходимо в данном аспекте культивировать «наднациональное». Акцентирование «русскости» для целей фондов и структур типа «Русский Мир», по мнению украинского ученного, не может быть воспринято адекватно национальными элитами СНГ.

 

Думаю, что пример Украины (в аспекте разработки механизмов влияния РФ на «русский» элемент культуры в Украине) как раз и диктует необходимость сосредоточения российского гуманитарного продвижения на той версии ««русского мира» для зарубежья», которая бы одновременно и читалась как демонстрация успехов, эффективности республиканско-федеративной, мозаичной модели национального развития России, и помогала бы русским в странах СНГ поддерживать качество своего гуманитарного пространства. А если надо, помогала бы отстаивать свои права методами законной политической борьбы.

 

Поясню. Стратегия гуманитарного продвижения РФ видимо должна иметь два «крыла»: поддержание «русского» смыслового пространства за пределами РФ - первое крыло; второе опорное крыло -- втягивание пространства соседей в российский метаконтекст, как элемент глобальной цивилизации (Россия как своеобразные ворота для соседей в большой мир). Оба «крыла» могут воздействовать на один и тот же объект российской политики одновременно.

 

Задача РФ в Украине - поддержание в Украине русской матрицы как неотъемлемой части нового украинского мира. Но не мира только «западной» части Украины расширенного на все пределы страны, внутри которого будет создано гетто для русского элемента культуры, а именно двусоставного, двуязычного, широкого украино-русского мира.

Проще говоря, Россия не должна «влезать», или «угрожать влезанием» в дела соседа, но должна поддерживать у соседей русскую составляющую, необходимо страхуя ее от онемения и деградации.

 

Давайте еще раз проговорим «заезженную» тему -- что есть «русские» в Украине? Не будем упрощать в угоду кремлевской конъюнктуре - это понятие значительно уже, чем граждане Украины говорящие на русском. Русские -- это граждане Украины, считающие себя русскими. По данным переписи 2001 года (возможно, не вполне точным как все переписи населения в странах СНГ) на Украине было как минимум 8334,1 тысяч русских, то есть 17,2 % от всего населения Украины.

 

Являются ли они диаспорой? Очевидно, нет. «Меньшинством» в классическом понимании? Нет. В будущем все возможно, но сейчас нет. Более того, политические силы защищающие русскую матрицу в Украине фактически имеют амбиции «большинства» или действуют в тактике большинства. Получается, с учетом опоры и взаимодействия со всей платформой русскоязычного пространства Украины, русские -- это составной элемент единой Украины.

 

Проблема в том, что не видно стратегии предлагающей равноправное участие русских конструкций в едином доме Украины, который, как дачное строительство из года в год переживает изменения генплана, появление новых бригад и субподрядчиков. Нынешние строители опасаются, что русский несущий элемент обрушит украинский дом. Но это возможно только в том случае если его игнорировать, отбрасывать. Эти 17% процентов украинского населения не собираются строить свою республику, присоединяться к РФ или все разом собирать чемоданы. Им нужна Украина, в которой зафиксированы их права на исповедание своей, в данном случае русской социо-культурной матрицы.

Из этих 17% населения далеко не большинство говорит и понимает украинский, но практически все согласны с тем, что русскому языку нужно предоставить статус второго государственного или как минимум «официального» в регионах компактного проживания русских. Похожая доля (19% населения Украины) мотивируют это тем, что "отсутствие государственного статуса русского языка нарушает их языковые права", 20% свою позицию объясняют тем, что "привыкли к русскоязычной среде" (опрос фонда «Демократические инициативы» апрель 2008 года).

 

В спайке украинского и русского Украина имеет больше шансов преобразоваться в сильное и полноценное плюралистичное государство. Вопрос - наступит ли это время, когда окончится эпоха романтизма, когда лидеры национального украинского возрождения перестанут бояться за «украинское» и перестанут пугаться «русского» давления внутри украинского мира? Все юридические и инстуциональные механизмы для гарантии развития этнического украинского пространства в Украине присутствуют с самого начала независимости. Но Ющенко и его сторонники ставят сверх задачу построить только моноукраинскую социо-культурную матрицу, без русского элемента, а значит им нужна его ускоренная ассимиляция, словно она представляет угрозу.

 

Национал-романтикам стоит закончить войну с «русским» и взять его к себе со-творителем Украины. Надо попробовать представить Украину как гармоничную матрицу со стыкующимися и не-враждующими друг с другом элементами Целого. Это не означает политическую автономию и создание между ними «границ безопасности» - это вызовет фрагментацию. Демократические правила игры, установленные в Украине дают всем участникам игры необходимые гарантии. Демократия это хорошая среда для создания общего поля, где оба элемента вошли бы в себя как составные-равновеликие доли. Именно такая многосоставная Украина получит более стабильные условия для евроинтеграции, нежели самообрезание российских корней украинского поля. Надо сказать, что политика премьера Тимошенко в этом смысле более прагматична и скорее учитывает означенную проблему, нежели игнорирует ее.

 

Обратим внимание на то, что унитарное строение не есть глубокая проблема для восьми с лишним миллионов русских живущих в областях, крупных городах и столице Украины. Проблема унитарности стоит в смысле давления однообразия «западно-украинской» культурной матрицы, и это опасно для будущего существования русского пространства в Украине.

 

Проведем несколько аналогий.

Русский язык и «русское» в Украине куда как более развито и понятно, нежели татарский язык и татарское пространство в России (3,83 % населения России по переписи 2002 года составляет 5554,6 тыс. чел). Но татарский язык имеет достаточные права в регионах проживания мусульманского населения РФ.

Русский и «русское» никогда не были языком и социо-культурным бытом меньшинств, «русское пространство» также не боролось за свою независимость от Украины и «украинского ига», «русское» лишь отстаивало свои права. Русский язык равно никогда не был языком оккупантов, чужеродного колониального захвата, внешней экспансии. Не без войн и конфликтов, но я бы сказал, русская культура использовалась как главный метод и инструмент строительства империи, где украинцы в 20 веке не были лишены прав, перед ними не стояли национальные фильтры, отсекавшие их от участия в жизни и управлении этой империи.

 

Можно провести и такую аналогию. Глобальные характеристики, привлекательность и масштабы распространения русского языка сокращаются везде и в СНГ в частности. В отличие скажем от положения другого имперского наследия - английского языка в Индии. Но в другой бывшей российско-советской «колонии», в Казахстане, русский язык ценят и защищают его присутствие казахи не только в семьях, но именно на государственном уровне. Мультикультурная Индия, с древними корнями и колониальным комплексом, не угрожает своей английской составляющей, также как и молодой национальный Казахстан не угрожает своей русской, хотя может иметь претензии. Украине Ющенко русские корни почему-то не нужны. Но разве могут личные пристрастия президента в демократической стране навязываться всем гражданам?

 

Да, русский язык так и не стал настоящим языком глобального общения. Но язык севера Евразии, это, прежде всего русский. Украина не большая, глобальная страна, она находится впритык к России, между Европой и Россией, и выходит в большой мир среди прочих дверей и через ворота России. Так зачем запирать эту дверь?

 

Если «русское» это не диаспора и не колонизаторы, тогда это «равное» - это равный элемент из наследия украинцев, как и то наследие, что считается «чисто украинским».

Большая украинская культура еще формируется, ее облик не завершен. Не завершен и образ государства. Справедливо и то, что нет точных моделей, схем развития. Украина разнородна и ей малы монокультурные восточно-европейские модули, даже и объединенные в обще-европейский коллоквиум.

 

В украинских интеллектуальных кругах, среди прочих, давно обсуждается идея «тигля наций». Данный американский опыт «притянут за уши». Но коль скоро нужны модели и ориентиры лучше взглянуть на соседний канадский опыт -- практически идеальное целое, состоящее из французской и английской культуры в едином и органичном взаимодействии (естественно не без коллизий, которые регулируются гражданскими усилиями).

И если канадский опыт подходит (в качестве примера вспомним: судебные решения дублируются на французском и английском языках внутри одного документа не только в Квебеке), тогда украинским законодателям в Верховной Раде стоит принять хоть несколько из тех десятков отложенных документов по статусу русского языка, которые бы защитили те позиции, что у него остались в Украине и дали возможность для свободного развития. Пока же ситуация диаметральна. К примеру, в харьковской области местные власти с трудом отбивают атаки киевских властей. Недавно административный апелляционный суд Харьковской области не удовлетворил объединенный иск, заметьте тройной иск  - областной прокуратуры, правительства Украины и Верховной Рады, требовавших отмены решения областного совета от 3 июня 2006 года, согласно которому русский язык получил там статус регионального (кстати, во исполнение реализации Европейской хартии о языках, ратифицированной Украиной 15 мая 2003 года). Спасибо суду и демократическим процедурам. Но зачем киевским национал-романтикам эта борьба «до последнего»?

 

Такая украинская картина. Поэтому, исходя из вышесказанного, механизмы и проблематика исследований российских гуманитарных организаций, типа сети «Русский Мир» должны работать так, чтобы утвердить у наших украинских соседей эту едино-двусоставную модель развития, не только культурно, но и политически удобную всем украинцам, как считающих себя настоящими украинцами западно-украинской матрицы, так и тех граждан, кто считает себя русскими в Украине.

 

В этом и ответ на вопрос, какой идеей нынешняя Россия должна засеивать украинское поле, чтобы там не родилось уродливое растение, не приветливое к русской культуре. Речь и о качестве семян и здоровости нашего российского организма, засевающего окружающие пространства. Нам в России надо быть более ответственными к своей сильной и мощной культуре, которая сильнее нас современников, ведь именно ментальное и политическое влияние России на Украину при всем желании «истинно украинцев» не убрать как пух тополя в летний день и не перевести как флот в другой порт.

 

Германия, претендующая на со-руководство Европой и долю в глобальном «пироге» очень долго не станет тихой Австрией и будет отстаивать свои национальные интересы, в том числе и у ближайших соседей. Что уж говорить о другой экстравертной нации, а такова Россия, она вряд ли превратиться в восточно-европейских интровертов, какие бы трудности не испытывала с собственным российско-русским менталитетом. Такая нация не имеет права пытаться оторвать элементы соседнего дружеского дома, но может помочь ему в строительстве гармоничной модели, учитывающей наши общие корни. Вопрос однако в том, с чего мы начали -- украинские национал-романтики по-прежнему не хотят слышать и видеть русскую составляющую своего мира.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение