Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Плавильный котел" по-российски: проблема и реакция

18.10.2013

Автор:

Теги:

«ПЛАВИЛЬНЫЙ КОТЕЛ» ПО-РОССИЙСКИ: ПРОБЛЕМА И РЕАКЦИЯ.

 

Реакция властей на чрезвычайные ситуации в разных сферахсоциально-политической жизни страны, условно раскладывается по трем трекам.Первый – «быстрые» решения в режиме ручного управления в пользу субъектовисполнительной власти и конкретно президентской вертикали. Классикой жанрастала отмена выборов губернаторов после теракта в Беслане. Второй – запускцикла популистских обсуждений и принятых на их основе мер. Иногда это выступаетспособом частичного решение проблемы, но всегда направленно седативного свойства,снимающего общественное напряжение. И третий – реальная инструментальнаянастройка необходимых механизмов, корректирующих политику в сфере, ставшейочагом напряжения в данный момент.

 

Нередко вся тройка возможного применения имплементируется друг в друга водном политическом решении. По мере необходимости власть пользуется то одним,то другим свойством «комплексного» реагирования.

 

Бирюлевские беспорядки породили два «быстрых» решения. Одно было принятопрактически в закрытом режиме. В понедельник Владимир Путин внес в Госдумупроект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, которые возвращаютследователям утраченное в 2011 году право начинать расследование налоговых делна основании материалов оперативно-розыскной деятельности. Прохождение поправокбыло настолько скоротечным, что Минфин и Минэкономразвития оказались не в курсесобытий. Сейчас, как известно, следователи не могут сами возбудить налоговоедело - инициатором обязательно выступает налоговая инспекция: она должнапровести проверку и установить факт нарушения. Естественно, что притянуть эторешение, усиливающее позиции СКР, к ситуации вокруг городских рынков и складов,можно лишь в части ужесточения контроля за сферой торгово-посреднических услуг,за миллионами ИП и ООО, являющихся местом трудоустройства для внутренних ивнешних мигрантов. Однако возвращение старого порядка кладет конец попыткам,предпринимавшимся в президентство Дмитрия Медведева, когда увод налоговых делиз под уголовных санкций снижал давление на бизнес (несколько ограничиваласьпрактика заказных дел). Сильнее всего эти поправки скажутся на регулированиибизнеса в сфере торговли, строительства, в сфере услуг.

 

Далее. Во вторник Госдума приняла закон, согласно которому замежнациональные конфликты будут отвечать губернаторы, главы городов, районов имуниципальных образований. Закон приняли за один день сразу во втором и третьемчтениях (первое чтение было в июле). Из текста явствует, что чиновник можетбыть отправлен в отставку, если на вверенной ему территории происходят крупныемежнациональные конфликты или дискриминация какой-либо категории населения попризнаку национальности или вероисповедания. Кроме того, мэрии и муниципалитетыбудут отвечать за социальную и культурную адаптацию мигрантов и профилактикумежнациональных конфликтов, мониторинг ситуации. Сразу возникает серьезныйразбег трактовок, связанный с неопределенностью практики применения закона. Содной стороны, невооруженным глазом заметна административная манипуляция –«списание проблемы» на нижний уровень. Тема, с которой не справляются органывласти от ФМС до ФСБ, передается «на места». Типа, решайте товарищи ситуацию усебя на улицах сами. С другой, в этом подходе есть рациональное зерно. Еслимуниципалитетам будут переданы большие полномочия, это поднимет их социальныйвес, политическую значимость местных выборов и соответственно, региональныхполитиков. Предложения создать муниципальную полицию (вариант офиса шерифа)находятся как раз в этой линии. Если практика станет укореняться,муниципалитеты увеличат свои бюджеты, а главное превратятся в более статусныйорган самоуправления, чем они являлись ранее.

 

Темой, которая балансирует на грани популистских трюков – перспективавведения виз со странами СНГ. Предложение Алексея Навального,зарегистрированное на сайте Российских Общественных Инициатив «О введениивизового (разрешительного) порядка въезда граждан стран Центральной Азии иЗакавказья на территорию РФ», имеет массу сторонников. В этой дискуссиидостаточно аргументов у обеих сторон. Однако их непримиримые позиции неминуемосближаются. Отсюда ощущение искусственно нагнетаемой истерии вокруг этоговопроса. После решения о переходе с 2014 года на режим въезда в РФ позагранпаспортам, видно, что Кремль своим ходом постепенно движется к этомурешению. Но, конечно, не с такой высокой скоростью, как хотелось бы сторонникамНавального, и в другом стилистическом исполнении. Очевидно, что Путин не будеттерпеть репутационные издержки после неоднократных высказываний в поддержкусохранения безвизового пространства, не будет идти на поводу у «бирюлевскихпацанов» и «друзей Навального». С другой стороны, назовите визы розами и всеизменится чудесным образом. Силовики и депутаты всерьез обсуждают деталивведения системы дактилоскопии в пунктах пограничных переходов на дорогах,аэропортах и вокзалах. Кроме того, обсуждается необходимость финансовогообеспечения (т.е. наличие банковского счета) для въезда в РФ. Чем, по сути, этоотличается от визового регламента, кроме способа оформления?

 

Ежегодно в РФ въезжают около 11 млн. человек, из них от 3 млн до 5 млн могутстать нелегальными (данные ФМС и МВД как правило расходятся). То есть въехалимигранты в Россию законно, но работают и остаются свыше срока свободного безрегистрации (до 90 дней) уже не законно, по нелегально купленным разрешениям ирегистрациям. Оформить такие разрешения можно через коммерческих посредников,работающих с органами ФМС. То есть речь идет о банальной коррупции внутриструктур власти. Введение или отсутствие виз не касается этой проблемы.Естественно, здесь мы не рассматриваем миграцию из Северного Кавказа, и техмигрантов, кто на законных основаниях, преодолевая административные трудностистал гражданином РФ в последние десять-пятнадцать лет.

 

 Гораздо более серьезный вопрос, который также стали обсуждать на достаточновысоком уровне – возвращение в паспорт графы «национальность». По инициативекомиссии Общественной Палаты по межнациональным отношениям и свободе совестиагентство "Политех" в мае-июле 2013 года выполнило опрос в результатекоторого выяснилось, что 37% русских чувствуют, что находятся в униженномположении. В столичных регионах (Москва и Московская область, Санкт-Петербург иЛенинградская область) число таких граждан доходит до 46%. В республикахСеверного Кавказа их 42%, Сибири и Поволжья - по 30%. При этом 51% гражданхотели бы вернуть в паспорт графу "национальность" (54% из нихрусские). Интересно, что данная группа хотела бы избирать главу региона именнопо национальному признаку (47% респондентов), что говорит об отличных стартовыхусловиях для формирования общероссийской националистической партии. Собственно,известные партийные бренды уже и так широко используют правый дискурс.

 

Причина «кондопог и бирюлевщины» не в миграции как таковой, а в том на какуюпочву она приходится – сплав проблем коррупции, дисбалансов рынка труда,люмпенизация и низкий уровень образования, как приезжих так и горожан,испытывающих давление от концентрации физической массы мигрантов на локальнойточке города. Сторонников такого понимания все больше. Чем большелюмпенизированных личностей занято на неквалифицированных работах, тем большешансов встретить уголовника или поддонка. Он может быть откуда угодно - родом из Москвы или Саратовской области,из молдавского Бельцы, из Ферганской долины или азербайджанского села около Гянджи.

 

Есть и конкретная криминальная проблема - рост молодежной преступности.Многие приезжие из Средней Азии, Южного и Северного Кавказа являются выходцамииз аграрных районов, где в порядке вещей носить с собой холодное иогнестрельное оружие. Там сильны традиционные авторитеты, средневековые нормыморали, и своеобразная этика. Очень велика роль авторитета старших в роду, всемье и т.д. Если у себя на родине молодой человек будет опасаться делатьпоступки, за которые он будет нести ответственность перед старшими в роде, топопадая в городскую Россию он отрывается от этих обязательств (неформальныхмеханизмов контроля). Авторитет закона тут для него не играет такой же сильнойроли как авторитет семьи там. Поэтому возникает ситуация когда «можно все» -ведь никто не накажет. Старших родственников рядом нет, а если тебя поймаетполиция - есть возможность откупиться.

 

В этой части снова всплывает коррупционная составляющая проблемы. Запоследние годы накопилось огромное количество случаев, когда виновники дажерезонансных уголовных преступлений оказывались на свободе. В тоже время,условно «славянская» молодежь видит, что за аналогичные преступления илиправонарушения совершенные местными гражданами наказание чаще неотвратимо - уних меньше возможностей откупится от правосудия. Факты статистики, как правило,никого не интересуют, зато у местной молодежи возникает стойкое ощущение, чтоони поставлены в неравные условия. Поэтому, сравнения нынешней криминальнойситуации с молодежно-бандитскими войнами рубежа 1980-1990, проигрывают (частовспоминаются жестокие московские рейды молодежных банд из Набережных Челнов,люберецкие войны и т.д.).

 

Следующий взрывоопасный компонент – структура российской экономики. Секторуслуг требует огромное количество рабочей силы. Причем отнюдь не дармовой. Нопроблема в том, что падение профессионально-технического образования в конце1990-х начале 2000-х расхлебывается именно теперь. Ладно, там недостатокобразованных инженеров, или банальных специалистов широкого профилястроительных специальностей, к примеру, серьезный дефицит участковых врачей уженельзя компенсировать даже за несколько лет. Отсюда, такое огромное количествоприезжих докторов, не всегда соответствующего уровня квалификации, в городскихи сельских медицинских учреждениях России. Обширная прослойка московских рантьеживет за счет сдачи квартир мигрантам. Сформированная экономическая модельустраивает многих предпринимателей, не только прямых отраслевых лоббистов. Естьлишь вопрос этнических предпочтений. Например, ряд девелоперов стали делатьставку на выходцев из европейской части СНГ. Крупные торговые компании, как X5Retail Group, берут на работу только граждан РФ. Естественно что эти вопросы немогут ждать само регуляции бизнеса. Но что касается правоохранительной инадзорной практики властей, то здесь огромный объем работы, как по расширениюштата «полевых» сотрудников так и по количеству инстанций, проводящихвнутренние расследования работы чиновников и силовиков.

 

Проблема восприятия миграции это и проблема национальной политики. Этосложный сплав массового национального стереотипа, обрушенного советскогоинтернационального культурного слоя и страхов, связанных с увеличениемфизической массы людей иного культурного и этнического кода. Можно сделатьвывод, что эта тема по определению не решается известными подходами.

 

В национальной памяти есть некоторый компонент шовинизма, когда поголовновсех выходцев из окраин бывшей империи горожане воспринимали «почти на равных»,но с известными недостатками – «тупоголовые лавочники», «чумазые крестьяне», «всякаянерусь», «быдло» и т.д. На днях Алексей Рощин прекрасно описал восприятиесоветским городским сознанием такого явления как «лимита» в статье «База иовощи». Постепенно и неизбежно «новые лимитчики» станут занимать более выгодныесоциальные позиции (кто мог подумать в США в 1960-е годы, что президенткогда-то будет афроамериканцем). И хотя всем понятно, что большинство мигрантовсейчас занято на низкооплачиваемых работах, они уже воспринимаются какконкуренты. Кроме того, мигрантские социальные сети, воспроизводящие клановыеструктуры своих регионов, воспринимаются как хорошо организованная и финансовосамодостаточная сила, в сравнении с которой местные российскиегорожане-индивидуалисты с традиционными патерналистскими взглядами, оказываетсяв заведомо проигрышном положении. Это усиливает ощущение враждебности.

 

Следующий момент связан с роль фактора мигрантов в восприятии россиянамисобственной государственной власти. Многие идейные правые полагают, чтосуществуют неформальные договоренности по закреплению положения диаспор ипланомерного увеличения количества мигрантов в РФ (в связи с падениемчисленности трудоспособного населения). Эти конспирологические настроениязахватывают все больше сторонников. Их подкрепляет эмпирический опыт россиян,доказывающий коррупционные свойства административной системы. При этом, религияиграет в этой проблеме гораздо меньшую роль, чем ей приписывают. Россияисторически сложилась как страна с мощным исламским культурным слоем. Ноотсутствие светской исламской политики, известных политических авторитетовобщероссийского масштаба, в сравнении, например, с фигурами представляющимиправославные ценности, привело к весьма печальным последствиям. Российскимисламским миром занимается либо группа околовластных муфтиев, либо объединеннаягруппа следователей МВД, СКР и ФСБ, после очередного теракта. Когда-то в первойи второй Российской Думе была респектабельная исламская фракция. Учитывая,сегодняшнее качество обычной не религиозной политики позитивно восстановить этулинию будет трудно. Однако, на мой взгляд, фракция националистов и мусульман вГосдуме это реальное будущее России. Степень их весьма вероятного радикализм ипопулизма зависит от точности сегодняшних решений.

 

16.10.2013 «Политком.ру»

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение