Россия, Москва

info@ia-centr.ru

О визите в Астану председателя КНР Си Цзиньпина

15.10.2013

Автор:

Теги:

Попов Д.С. – руководитель Уральского регионального информационно-аналитического центра РИСИ (г.Екатеринбург)

Лихачёв М.А. – н.с. Уральского регионального информационно-аналитического центра РИСИ (г.Екатеринбург)

В начале сентября 2013 года в рамках турне по ЦА председатель КНР Си Цзиньпин нанёс ответный визит в Астану, где встретился с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Результатом визита стали новые масштабные договоренности сторон в энергетике и торговле, форсирующие экономическую экспансию Китая в регион.

Торговля

Китай – второй крупнейший торговый партнёр Казахстана. По информации Агентства РК по статистике, в 2012 году товарооборот республики с КНР достиг 21,6 млрд дол. (с Россией – 23 млрд). В первом полугодии 2013 года объём взаимной торговли сторон вырос и составил 12,6 млрд дол. (против 11,2 млрд дол. за аналогичный период 2012 года). Главами государств поставлена амбициозная задача увеличения этого показателя до 40 млрд к 2015 году.

В китайском импорте преобладает продукция машиностроения, транспорт, хозяйственные товары, телекоммуникационное оборудование и иные товары с высокой добавленной стоимостью. В обратном направлении Пекин вывозит сырьё, доля которого в казахстанском экспорте в КНР в 2012 году составила 92%, в т.ч. 78% пришлись на энергоносители и 14% на металлы. Экспортно-сырьевая ориентация народного хозяйства Казахстана на КНР, таким образом, приобрела устойчивый характер.

Нефть и газ

Главным направлением сотрудничества сторон остаётся энергетика. Руководство КНР стремится получить гарантированный доступ к континентальным углеводородам как альтернативе морским поставкам нефти. Безопасность последних Пекин не в состоянии обеспечить в случае резкого обострения отношений с Вашингтоном, обладающим более мощным флотом. Объём финансовых ресурсов, направленных Китаем на укрепление своих позиций в нефтегазовом секторе РК, на начало 2013 года некоторыми экспертами оценивается в 30 млрд дол. Благодаря этому КНР получил контроль над 24% добываемой в республике нефти (19,4 млн т в физическом выражении в 2012 году).

Сентябрьская поездка председателя КНР подтвердила, что Пекин намерен идалее активно наращивать поставки казахстанских углеводородов. В текущих условиях это возможно, прежде всего, через вхождение китайских компаний в два оставшихся крупных проекта добычи на суше (Тенгиз и Карачаганак) и технологически сложные проекты на шельфе Каспия. 7 сентября 2013 г. Си Цзиньпин и Н.Назарбаев подписали соглашение о передаче Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК) доли в месторождении Кашаган, которую собирается продать американская Conoco Phillips. Сделка ознаменовала собой не только прорыв Китая на нефтеносный шельф Каспийского моря, но и дальнейшее ослабление западных ТНК в нефтегазовой отрасли Казахстана.

Правительство РК воспользуется преимущественным правом на выкуп доли ConocoPhilips (8,4%), после чего за 5 млрд дол. уступит китайским партнёрам 8,33%, принадлежащие в кашаганском проекте национальной компании КазМунайГаз. Кроме того, КННК принимает на себя обязательства по вложениям в нефтяную инфраструктуру и финансированию половины инвестиций, причитающихся с Казахстана до выхода месторождения на рентабельность. Речь может идти ещё о нескольких миллиардах, поскольку Кашаган, несмотря на получение 11 сентября 2013 года первой коммерческойнефти, остаётся чрезвычайно рискованным и технологически сложным проектом.

О серьёзности намерений китайской стороны свидетельствует также тот факт, что, несмотря на текущие проблемы с наполняемостью нефтегазовой трубопроводной системы «Казахстана – Китай», Пекин декларирует планы её расширения. В ближайшие годы КНР собирается довести мощность нефтепровода «Кенкияк - Кумколь - Атасу - Алашанькоу» до 20 млн т, а казахстанского участка газопровода «Туркменистан – Китай» – до 65 млрд куб. м. Китайские заёмные средства (3,6 млрд дол.) идут и на сооружение газовой магистрали «Бейнеу - Бозой - Шымкент». Главы государств в формате телемоста приняли участие в технологическом пуске природного газа по первому участку этой трассы («Бозой - Шымкент»), который позволит ежегодно поставлять на юг РК до 6 млрд куб. м газа с западноказахстанских месторождений и существенно снизит энергетическую зависимость от Узбекистана.

По итогам встречи глав государств сообщается и о предварительных договорённостях по строительству нефтеперерабатывающего завода на территории Казахстана. Пока параметры проекта не известны, но его можно рассматривать как определённую уступку Астане. Китай, вероятно, предпочёл бы перерабатывать максимально возможные объёмы казахстанского сырья на своих заводах в СУАР, тогда как республика, напротив, стремитсярасширить собственные нефтеперерабатывающие мощности и уменьшить зависимость от российского импорта ГСМ. С 2011 года в Казахстане ведетсямодернизация трёх НПЗ – в Атырау, Павлодаре и Шымкенте. Работы планируется завершить к 2016 году Параллельно республика ограничила до конца 2013 года ввоз нефтепродуктов из России и начала поставки продукции с китайских НПЗ по толлинговым схемам (в 2013 года планируетсязакупить до 500 тыс. т топлива). Если правительству РК удастся добитьсяот китайских партнёров реализации проекта нового НПЗ на своей территории, то, скорее всего, это усилит позиции китайских компаний на внутреннем казахстанском рынке нефтепродуктов, где корпорация «Синоойл»,конкурируя с российскими поставщиками, занимает, по некоторым данным, от 15 до 20%.

Инфраструктура

В ходе визита в Астану председатель КНР выступил с программной речью водном из университетов, в которой обозначил геополитические приоритеты КНР в ЦА. Среди них китайский лидер упомянул региональную интеграцию и развитие транспортной инфраструктуры. Причём, озвученную Си Цзиньпином стратегию возрождения Великого Шёлкового пути, следующего с Востока на Запад, в англоязычной прессе восприняли как вызов американской концепцииНового Шёлкового Пути, призванной объединить Центральную и Южную Азию через Афганистан.

Если интеграционные инициативы Пекина, в частности выдвинутое в 2004 году предложение о создании зоны свободной торговли в рамках ШОС, не нашли поддержки у руководства республики, то проекты строительства автомобильных и железных дорог между СУАР КНР и ЦА оказались здесь весьма востребованными. Обосновывая инвестиции в новые транспортные коридоры, Пекин декларирует необходимость использования транзитного потенциала региона для доставки китайских товаров в ЕС. Между тем, пока их назначение, скорее, состоит в расширении рынков сбыта и увеличении объемов китайского экспорта в центральноазиатские страны и далее в Россию.

До недавнего времени единственная железная дорога, соединявшая регионс Китаем, проходила по территории Казахстана через погранпункт Достык, мощность которого должна быть увеличена к 2015 году до 25 млн т. В 2012 году по территории Казахстана завершена прокладка дополнительной 300-километровой железнодорожной линии через другой пограничный центр – Хоргос. Грузооборот Хоргоса к июню 2013 года достиг 400 тыс т, из которых 379 тыс пришлись на автозапчасти, продукцию машиностроения и электронику из Китая.

В целом, центральноазиатское турне председателя КНР Си Цзиньпина, продемонстрировало, что пришедшее к власти в Пекине пятое поколение лидеров по-прежнему рассматривает регион преимущественно как сырьевую базу и рынок сбыта для своей экономики, а также намерено сохранять здесьпреемственность курса, наращивая темпы и глубину экономического проникновения.

 

 http://www.riss.ru/index.php/analitika/2168-o-vizite-v-astanu-predsedatelya-knr-si-tszinpina#.Ul0Fr1PICQB


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение