Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Новая» индустриализация Казахстана: противоречивые итоги

14.10.2013

Автор:

Теги:
«Новая» индустриализация Казахстана: противоречивые итоги
Цель новой индустриализации по-прежнему актуальна для республики
Автор: М.А. Лихачев, Д.С. Попов
Лихачев М.А. – к.ю.н., н.с. Уральского РИАЦ РИСИ (Екатеринбург)
Попов Д.С. – к.ю.н., руководитель Уральского РИАЦ РИСИ (Екатеринбург)

Уроки финансово-экономического кризиса подтолкнули руководство Казахстана к принятию принципиального решения о диверсификации экономики и поэтапном сокращении ее зависимости от экспорта сырья. Однако достижение этой цели оказалось делом не простым, а структура национального хозяйства меняется очень медленно.

В следующем году истекает срок базового документа в данной сфере - Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана на 2010-2014 гг. (ГПФИИР) Анализ ее предварительных результатах показывает, что многие количественные индикаторы роста экономики будут достигнуты. К некоторым из них республика уже приблизилась вплотную: показатель ВВП, запланированный в 2014 г. на уровне 200 млрд дол., в 2012 г. уже достиг 197,4 млрд. Покорить новую планку республике не помешает, вероятно, и ожидаемое, по прогнозам МВФ, сокращение общих темпов роста реального ВВП Казахстана до 5,25%.

По сведениям Министерства индустрии и новых технологий РК, за 2012 г. претворено в жизнь около 560 проектов стоимостью почти 15 млрд дол., создано 60 тыс рабочих мест. В настоящее время на базе казахской промышленности освоено более 100 принципиально новых для республики видов производств: например, выпуск морских металлоконструкций, турбинных эстакад, композитных металлопластиковых труб, энергосберегающих светодиодных светильников, комбикорма с добавлением минералов. На 2013 г. запланировано еще 130 проектов.

Однако реальную картину динамики казахстанской экономики можно составить только в разрезе отраслей национального хозяйства, а здесь картина более противоречивая. На лицо – пробуксовка структурной перестройки экономики. Так, понижательный тренд в течение всего посткризисного периода демонстрирует сегмент обрабатывающей промышленности. В после падения в 2009 г. (на 5,5%) обработка отыграла 14% в 2010 г. В 2011 г. прогресс ограничился уже более скромными 7,7%, а в 2012 г. – едва ощутимыми 0,7%. Во многом это объясняется тем, что почти 40% обрабатывающей промышленности в Казахстане приходится на металлообработку, страдающую из-за падения спроса в КНР и, как следствие, удешевления металлов на 10-20%.

В результате под вопросом оказалась такая цель ГПФИИР как увеличение доли несырьевого экспорта Казахстана до 40%. Сегодня около 75-80% казахского экспорта составляют углеводороды, 10-15% – металлы (т.е. продукция преимущественно первого передела) и лишь оставшихся 10% – реальный несырьевой сектор, включающий и реэкспорт.

В машиностроении развиваются кластеры, где присутствует государство через механизмы госзаказа и субсидирования. В принципе, в развивающихся экономиках стимулирование таких производств со стороны правительства является необходимой нормой и дает свои плоды. Так, в 2012 г. машиностроение выросло в Казахстане на 16%, заработали 14 новых производства, в которые было инвестировано более 600 млн дол. Например, республика вышла на полное обеспечение внутренних потребностей в локомотивах и даже поставила 4 тепловоза ТЭЗЗА, стоимостью 18,4 млн дол., в Таджикистан. Сборка автомобилей в РК составила 20 тыс., что в 6 раз превышает показатели 2010 г.

Эксперты называют различные факторы, препятствующие технологическому обновлению национальной экономики.

Среди них – засилье зарубежного капитала в сырьевых отраслях. Сегодня в республике ни один крупный проект в сфере нефтегазодобычи не обходится без участия западных ТНК. В результате лишь треть валютной выручки возвращается в национальную экономику, а остальная часть уходит за рубеж. Иностранные компании ориентируются преимущественно на импортные средства производства и собственных специалистов. Стандарты казахстанского содержания всячески обходятся инвесторами, когда в этих целях учитывается все подряд, начиная от уборки помещений, услуг столовых и найма местного персонала для низкоквалифицированного труда.

Не оправдывает себя и ставка на зарубежные интеллектуальные ресурсы. Сборка и запуск производств осуществляется иностранными специалистами, местным же инженерам остается менее квалифицированная работа – эксплуатация (т.н. «отверточные производства).

Вызывает много вопросов эффективность деятельности институтов развития (ИР). Созданные в конце 90-х – начале 2000-х гг., они должны были стать главным инструментом привлечения и распределения инвестиционных и технологических средств в национальной экономике. В республике было учреждено около 10 таких структур, среди которых Национальный инновационный фонд (НИФ), Инвестиционный фонд Казахстана (ИФК), KazExportGarant, Фонд развития малого предпринимательства «ДАМУ» (ФРМП), БРК. При этом за 2007-2008 гг., скажем, НИФ из 85 заявленных проектов реализовал лишь 3, а ИФК – 2 из 36. Финансовые потери обоих фондов превысили 160 млн дол. Не удивительно, что за последние 7 лет система реформировалась трижды (в 2006, 2008 и 2009 гг.). Сегодня обсуждается вопрос об очередном объединении всех ИР под началом Национального управляющего холдинга «Байтерек».

К настоящему времени так и не созданы механизмы, которые обеспечивали бы экономику достаточным объемом долгосрочных кредитных ресурсов по умеренным ставкам в национальной валюте. При износе основных производственных фондов на 40% предприятия лишь 10-15% своих потребностей в инвестресурсах покрывают за счет банковских займов.

Нередко за счет средств ГПФИИР решаются текущие, оперативные задачи управления национальной экономикой. Так, из 280 млрд тенге (1,82 млрд дол), выделенных в рамках проекта для Астаны, 250 млрд было израсходовано на завершение строительства метрополитена, сооружение электрических подстанций вокруг мегаполиса и туристических объектов на Шымбулаке. Из оставшихся 30 млрд, 20 млрд осели по линии Казахстанинжиниринг и лишь 10 млрд были распределены по инновационным инициативам 13 предприятий.

В конечном итоге, трудности, связанные с преодоление сырьевого крена в хозяйстве, негативно сказываются на конкурентоспособности Казахстана как на мировых рынках, так и на объединенном рынке ТС и ЕЭП. По итогам 2012 г. Казахстан оказался единственной страной, сократившей торговлю в рамках ТС. Преимущественно сырьевой характер казахского экспорта поставил его в сильную зависимость от ценовой конъюнктуры. Значительное удешевление каменного угля, руд, концентратов и серы привели к тому, что при росте физических объемов поставок природных ресурсов в Россию и Беларусь на 6,5% их стоимость снизилась на 28,1% (более 200 млн дол.). Экспорт РФ в страны ТС по отношению к показателям 2008 г. увеличился на 21%, РБ – на 57%, Казахстана же – лишь на 4%.

Это значит, что цель новой индустриализации по-прежнему актуальна для республики. Более того, она по-прежнему, достижима, учитывая привлекательный во многом налоговый режим, обеспеченность энергоресурсами, доступ к российскому рынку сбыта и другие преимущества, выгодно отличающие Казахстан среди государств региона.

http://www.riss.ru/index.php/analitika/2152-novaya-industrializatsiya-kazakhstana-protivorechivye-itogi#.UlvUsWKf_K5

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение