Автор и ведущий – Олег Кулинич

Гость в студии:

Власов Алексей Викторович – историк, политолог, генеральный директор политологического центра «Север-Юг» по развитию информационных и научных связей со странами Кавказского региона.

Олег Кулинич: Сегодня мы будем говорить о современных политических тенденциях в развитии как Северокавказского региона, так и стран Закавказья. Сегодняшний наш эксперт – историк, политолог, генеральный директор политологического центра «Север-Юг» по развитию информационных и научных связей со странами Кавказского региона Алексей Викторович Власов.

Начнем с российских кавказских республик. Всегда Кавказ притягивал, и не только туристов и тех, кто там живет, но и политиков. Те политические и геополитические события, которые в последнее время происходили на Кавказе, волнуют и международное сообщество. Давайте начнем с Северного Кавказа. Кавказ сегодня. Какой он?

Алексей Власов: Он многообразный. Нельзя дать агрегированную оценку, характеристику тем процессам, которые происходят на Северном Кавказе в целом. В каждой республике очень много индивидуального. Есть Чечня, Ингушетия, а есть Дагестан. Но есть две наиболее важных тенденции, которые сейчас просматриваются в развитии ситуации в этих республиках. Пока не удалось решить огромный комплекс социально-экономических проблем, о котором постпред президента России в СКФО г-н Хлопонин говорил еще несколько лет назад, когда разрабатывалась программа социально-экономического развития этого региона. Какие-то элементы этой программы реализованы, но в целом социальная обстановка остается тревожной, а это и создает основные риски в сфере безопасности. Потому что вербовочный материал для экстремистов и радикалов – это неудовлетворенные своим социальным положением люди, прежде всего молодежь. Это первая тенденция.

Вторая тенденция – по-прежнему ситуация с администрированием, управлением в регионе идет в ручном режиме. В Чечне этот режим работает достаточно эффективно. Но модель Кадырова не применима к Дагестану и не очень применима к Ингушетии. Хотя Юнус-Бек Евкуров – очень харизматичный и популярный в республике лидер. Но другая модель отношений в обществе. Из Кремля, конечно, используются механизмы работы на месте не через какие-то модели управленческие, а в режиме ручного движения, что не всегда приносит ожидаемый эффект. И Дагестан здесь самая проблемная точка на карте Северного Кавказа.

Олег Кулинич: В чем особенность? Видимо, в многонациональности дагестанских народов? Или есть какой-то общий подход, который можно применить к той нестабильности, которая сейчас происходит в Дагестане?

Алексей Власов: Непубличное, клановое строение политики характерно для многих регионов Северного и Южного Кавказа. Это специфика кавказской политики вообще. Но в Дагестане эффект наложения: очень сложный полиэтничный состав населения. И эта клановость непосредственно отражается и на способности властей эффективно решать целый комплекс задач. История с мэром Махачкалы тут наиболее показательна. Сильный человек, но работавший по своим законам и правилам, которые не во всем совпадали с законами РФ, Преодолеть, выйти за пределы этой клановой непубличной теневой модели строения политики в регионе – это задача очень сложная, требующая сильных людей, способных эту задачу решать. Окажется ли таким опытнейший политик г-н Абдулатипов – хочется верить.

Олег Кулинич: Фигура Абдулатипова может вести Дагестан по чеченскому или ингушскому пути?

Алексей Власов: Это не совсем чеченский вариант. Потому что Кадыров – молодой, харизматичный, опирающийся на авторитет своего отца лидер, который прежде всего сплотил молодежь чеченскую. Абдулатипов скорее должен стать центрирующей, компромиссной фигурой, создающей площадку для дальнейшего строительства нового Дагестана. Поэтому я думаю, что сейчас была задача добиться примирения внутреннего дагестанской элиты, а уже затем перейти к созидательному формату.

Полная версия доступна в аудиоформате
Читать полностью: http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/107238080/246019348/