Россия, Москва

info@ia-centr.ru

КИТАЙСКИЙ СЕКТОР

30.09.2013

Автор:

Теги:

Киргизский эксперт о Каспийском пространстве и ШОС

19-20 сентября в Актау прошла крупная международная конференция "Парадигмы сотрудничества на Каспии". На сей раз (а это уже третье за последние три года экспертное обсуждение) разговор шел о Каспийском регионе как о части пространства безопасности, входящем в зону ответственности ШОС. Газета Central Asia Monitor на правах одного из информационных спонсоров конференции задала несколько вопросов Замире Мураталиевой, эксперту Института стратегического анализа и прогноза (Киргизия).

- Нет нужды говорить о том, что Каспий­ский регион, хоть и входит в зону ответственности Шанхайской организации сотрудничества, очень неоднороден. Фактически речь идет о некоем "блоке" на пространстве ШОС. Есть ли у организации потенциал реализовать "каспийский пакет", например, по безопасности?

- В настоящее время под эгидой ШОС реализуется сразу несколько крупных проектов, способных резко изменить жизнь региона, иными словами – поменять баланс сил на евразийском континенте в пользу Китая. Опыт еще "шанхайской пятерки" продемонстрировал высокий и во многом уникальный потенциал этого альянса. Особую функцию ШОС в виде гарантирования безопасности границ и стабильности в районах вдоль границы, как справедливо отмечают китайские эксперты, не имеет ни одна другая организация в регионе. А отсутствие ярлыка "блоковости" ШОС нужно использовать для осязаемого укрепления авторитета организации. Ведь в рамках ШОС строится новая система безопасности на основе партнерских, а не союзнических отношений.

- Но при этом ШОС обвиняют как раз в политическом бессилии.

- Да, при наличии позитивных мнений о будущем и перспективах ШОС существует и другая, менее оптимистичная, позиция. Так, некоторые западные эксперты считают, что такие организации как ШОС и даже ОДКБ не представляют собой систему безопасности, а регион Центральной Азии является периферийным с точки зрения форматирования действенной геополитической системы безопасности. В силу этого, согласно выдвинутой концепции "подкомплекса безопасности", для США, России и Китая этот регион не более чем периферия их стратегических интересов. Доля правды в этом утверждении есть, если учитывать, что для России и Китая ШОС служит хорошим механизмом реализации их стратегического партнерства, а также взаимного регулирования тонкого баланса в подводных течениях конкуренции и соперничества в Центральной Азии.

- Существуют ли механизмы улучшения взаимодействия между государствами внутри ШОС? Можно ли, как говаривал известный персонаж, "углубить" сотрудничество?

- Для налаживания плодотворного и эффективного сотрудничества в любом регионе и между любыми государствами в первую очередь необходимо сделать упор на одной или двух конкретных сферах, и, только добившись успеха на этих направлениях, можно расширять сотрудничество в других областях. В ситуации достижения полного компромисса в позициях стран-членов и дальнейшего развития организации можно переходить на более высокий уровень взаимодействия с новой повесткой дня. В случае с ШОС следует отметить, что задачи, связанные с вопросами границ и безопасности, которые были решены в самом начале функционирования шанхайской пятерки, в последующем были расширены. Как известно, был создан РАТЦ, задекларирована борьба с тремя силами зла, начали проводиться совместные военные учения. Здесь важно отметить, что на тот период времени организация функционировала достаточно эффективно. Узбекистан, позитивно оценив деятельность ШОС, в 2001-м принял решение стать ее полноправным членом. Однако примерно с 2010-го в деятельности организации стал наблюдаться некий перекос от проблем безопасности в пользу экономического сотрудничества. В послед­ние годы идет расширение масштабов кооперации в сторону интенсификации экономических взаимоотношений и развития инфраструктурных проектов, таких как транспортные коридоры и трубопроводные пути.

- Но ведь получилось так, что этап взаимодействия по проблемам границ и безопасности перешел к экономической и образовательной сфере…

- Да, это серьезно расширило компетенцию организации и заставило задуматься о приеме новых членов. В силу чего можно говорить о начале процесса поиска новой идентичности организации, от которого зависят перспективы ее развития.

- Это общие слова. Что это могло бы значить для участников ШОС?

- Если анализировать данный переход с точки зрения интересов Киргизии и Таджикистана, то для политической элиты обеих стран это очень удобный механизм получения инвестиций, а также финансовых преференций от КНР. Казахстан и Узбекистан относительно будущего развития ШОС последние годы выступают, условно говоря, в роли наблюдателей, которые заняли выжидательную позицию и пытаются спрогнозировать, какая из тенденций победит, а пока стараются балансировать между интересами РФ и КНР. Россия подобные сдвиги в сторону экономического взаимодействия воспринимает скорее как угрозу ее влиянию в регионе, которая ведет к конфликту интересов. Можно добавить, что в то время, когда ШОС активно занималась решением проблем в области безопасности, внутренних расхождений не наблюдалось.

- Как вы расцениваете расхожее мнение о том, что ШОС перестает быть региональным и становится "китай­ским"?

- Инструментами эволюции ШОС по китайскому варианту выступают банк ШОС и фонд ШОС, которые активно лоббируются. То есть да, можно согласиться, что ШОС постепенно встает на путь превращения в механизм реализации внешней политики Китая, в частности, ее экономических интересов. Аргументом в пользу этого утверждения служит тот факт, что в реальности пока еще ни один многосторонний экономический проект не был реализован. В основном договоренности и тесное сотрудничество происходят на двустороннем уровне: КНР – РТ, КНР – КР, КНР – РК и т.д. На наш взгляд, ШОС создавалась в первую очередь для усиления многостороннего взаимодействия по актуальным проблемам развития, однако до сих пор организация находится в состоянии поиска своей идентичности.

Точка положительного эквилибриума в интересах стран – участниц ШОС до сих пор не найдена, выравнивание интересов между главными игроками и важными региональными силами находится в текучем состоянии. В настоящее время в данной организации не хватает внутренней силы сцепления для динамичного движения вперед.

- Видимо, эти процессы и тормозят расширение ШОС?

- Расширение ШОС в подобной ситуации неопределенности, скорее всего, будет способствовать еще большему разрыхлению, размытию ориентиров. Меняющаяся расстановка сил внутри организации будет стимулировать появление новых трений и разногласий. Учитывая, что Китай концентрирует свое внимание на торговле, экономическом взаимодействии, транспорте и инфраструктурных проектах с ЦА, Пекин будет воздействовать теми же методами на новых членов организации – а это финансовые преференции и инвестиции. ШОС воспринимается как часть внешней политики Китая, направленная на страны Центральной Азии и на создание позитивного имиджа Поднебесной. При анализе организации очень часто игнорируется отношение наименее влиятельных стран-участниц к ШОС.

- Что нужно, чтобы вернуть ШОС в русло региональной политики?

- Для того, чтобы региональные механизмы ШОС начали работать на практике, на наш взгляд, необходимо не только вычленить и озвучить "корпоративные" интересы стран-участниц, но и обозначить четкие временные рамки определенных задач и ресурсы для их осуществления. В этом случае ШОС имеет шанс стать влиятельным субъектом и быть услышанной на мировой арене.

Беседовал

Роберт Берновский

 

Источник - camonitor.com


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение