Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К оценке американской стратегии в Афганистане и Центральной Азии

10.09.2013

Автор:

Теги:

К оценкеамериканской стратегии в Афганистане и Центральной Азии

 

В.Парамонов

 

Продолжаяпосле двухмесячного летнего перерыва виртуальную экспертную дискуссию по теме«Политика США в Афганистане и Центральной Азии» проект «Центральная Евразия»выносит на обсуждение целый ряд новых вопросов, в том числе поднятых в ходепредыдущих частей форума. Первыми ответить на них согласились Алексей Власов(Россия), Фарход Толипов (Узбекистан), Санат Кушкумбаев (Казахстан), МаксимСтарчак (Россия) и Дулатбек Кыдырбекулы (Казахстан).

 

ВладимирПарамонов,  руководитель проекта«Центральная Евразия»: итак, уважаемые коллеги, предлагаю начатьобсуждение с оценки наиболее интересных тезисов, которые уже прозвучали в ходе дискуссии.В частности, было отмечено, что «США геополитически вскрыли целый регион».Согласитесь ли Вы с подобным, пусть и образным, утверждением? И не это ли естьосновной результат политики США в Афганистане и Центральной Азии? Тем не менее,возникает другой закономерный вопрос: а какие долгосрочные последствия этого«вскрытия» могут быть для Афганистана и Центральной Азии?

 

Фарход Толипов(Узбекистан), директор негосударственного научно-образовательного учреждения«Билим карвони» («Караван знаний»):  согласен, я сам этот тезис когда-то ивыдвигал. В долгосрочной перспективе, очевидно, что, по мере укрепления странамиЦентральной Азии своей независимости приобретенной 22 года назад, иностранноеприсутствие в регионе в той или иной форме будет расти. «Вскрытие» региона естьне столько результат собственно политики США по «вскрытию», сколько –  выбора, сделанного самими странами региона.

 

Санат Кушкумбаев(Казахстан), главный научный сотрудник Казахстанского института стратегическихисследований:  я бы добавил, что «вскрытие» – это отнюдь неединственный результат, хотя и важный. Главное, что США на долгосрочный период«прописались» в регионе и в Афганистане. Безусловно, что это раздражитель,прежде всего, для РФ и КНР. Кроме того, эта зона важна для воздействия на Иран,в целом на Каспийский регион, на процессы в Южной Азии. Стратегические интересыСША простираются на несколько десятилетий вперед.

 

Алексей Власов(Россия), генеральный директор Информационно-аналитического центра МГУ: сложно сказать,в чем состоит долгосрочная стратегия Вашингтона, но я согласен с тем, что регионЦентральной Азии «вскрыт». И пока что главные бонусы для США – это созданиедополнительных точек напряженности для Пекина и Москвы. Для Пекина – в первуюочередь. Фактически реализована концепция «Большой Центральной Азии», без «согласия»на то самой Центральной Азии. Методологически действия США ничем здесь неотличаются от принципов работы на Ближнем Востоке.

Конечно влияние всех этих процессов крайненегативное. К тому же получается «эффект наложения»: Афганистан выступает какдополнение к глубоким внутренним проблемам в социальных, политических,экономических сферах в странах центральноазиатского региона. И именно поэтомусложно найти универсальный рецепт.

Тем более, что я не верю в способностьрегиональных лидеров объединиться перед лицом общих угроз. И даже последняявстреча президента Узбекистана И.А.Каримова и президента Казахстана Н.А.Назарбаеваменя не убедила в возможности формирования общих подходов (даже по каким-точастным проблемам). А в идеале, конечно, путь только один – через интеграцию, черезпреодоление внутрирегиональных противоречий. Однако, как противостоять угрозам,исходящим с территории Афганистана, если некоторые страны Центральной Азии находятсяв состоянии холодной войны друг с другом?

 

ДулатбекКыдырбекулы (Казахстан), профессор Международного университета информационныхтехнологий:США «вскрыли» регион, чтобы удержаться в нем. Ведь этот регион является для СШАважным с точки зрения сохранения державных позиций. Уже с 2008 года – моментаглобального экономического кризиса США не являются более супердержавой. Мир стого дня является многополярным. США трудно смириться с этим. Поэтому Америкаделает ставку на «цветные революции», «арабскую весну», а также хранит силы дляинтервенций.

Ввод американских войск в Афганистан мирподдержал, а вот в Ирак – нет. Поэтому в ходе последующих интервенций СШАограничились лишь авиаударами по Ливии. И сейчас Америка находится перед дилеммой:нанести удар по Сирии или нет. Силы Америки постепенно тают, военные и иные ресурсыстановятся все более ограниченными. И поэтому, после своего ухода изАфганистана США оставляют сплошь нестабильность как результат этого «вскрытия».Кстати, «арабская весна» тоже является своего рода «вскрытием» ... 

 

ВладимирПарамонов: кстати,в ходе предыдущих частей дискуссии многие эксперты отмечали  растущее негативное влияние ситуации вАфганистане на обстановку в Центральной Азии. Согласны ли Вы с этим?

 

ДулатбекКыдырбекулы (Казахстан): согласен лишь частично, так как не вижу здесь прямойугрозы. Да, страны Центральной Азии должны быть наготове, чтобы дать отпор вслучае такой необходимости. Тем не менее, все должно начинаться с мирныхинициатив и переговоров, а затем перейти в фазу заключения соглашений идоговоров, причем, вне зависимости от того, кто находится (будет находиться) увласти в Афганистане.

 

Максим Старчак(Россия), эксперт Фонда «Наследие Евразии», научный сотрудник Института США иКанады РАН: несчитая проблем с наркотрафиком, вряд ли можно отметить какое-либо негативноевлияние Афганистана на страны Центральной Азии, что до 2001 года, что после.

Нестабильность Афганистана всегдаиспользовалась правительствами стран региона для обоснования сотрудничества воборонной сфере с Россией и США. Все проблемы безопасности носят внутреннийхарактер. После вывода американских войск из Афганистана террористическиегруппировки, прежде всего, будут заняты борьбой за власть и влияние в регионе. Итолько потом, на мой взгляд, следует ожидать роста и распространениятеррористической активности по региону Центральной Азии.

Объемы наркотрафика скорее всегоостанутся прежними. Бороться с данными проблемами страны региона опять будутпытаться, прежде всего, за счет внешних игроков. Объемы помощи от конкретныхстран вряд ли будут увеличиваться, а вот количество стран влияющих на сферубезопасности Центральной Азии будет, безусловно, расти. Активизируются Китай,Турция, Иран, ЕС, Индия, Пакистан и возможно другие игроки, что уже всреднесрочной перспективе изменит баланс сил и конфигурацию политики в регионе.

 

Фарход Толипов(Узбекистан): негативноевлияние ситуации в Афганистане на обстановку в Центральной Азии – явлениеперманентное, которое возникло не вчера и не только в связи с нынешнейоперацией международных сил в этой стране. Но утверждение о растущем негативномвлиянии не вполне корректно. Вызовы региональной безопасности, исходящие стерритории Афганистана, хоть и перманентные, однако, по своему характеруоцениваются как вызовы более низкого уровня, чем те, что привели к событиям9/11.

 

Санат Кушкумбаев(Казахстан):на мой взгляд, негативное влияние имеет место не только со стороны Афганистана,но и в обратном направлении –  со сторонысамой Центральной Азии. Группировки т.н. ИДУ, «Исламского джихада» и др.преимущественно среднеазиатского происхождения. Выходцы с нашего региона, какизвестно, в зоне «Афганистан – Пакистан» не везде встречали дружелюбный прием.

 

ВладимирПарамонов:  многие эксперты, принявшие участие вдискуссии, были едины во мнении о целесообразности переговоров афганскогоруководства с представителями Движения «Талибан». Основные различия в оценкахбыли преимущественно по поводу того, как вести эти переговоры  (например, посредством той же политикипринуждения) и с кем (например, некими «умеренными талибами»). Как, на Вашвзгляд, следует подходить к переговорному процессу? И целесообразен ли онвообще?

 

Санат Кушкумбаев(Казахстан):  мне представляется, что переговоры необходимы,однако при минимальном вмешательстве внешних сил.

 

Фарход Толипов(Узбекистан): уменя другая точка зрения. Во-первых, идея переговоров существует с самогоначала правления Талибан  (1996 год). Однако,с тех пор талибы ни разу не продемонстрировали желание, готовность и волю кпереговорам. Так долго и бессмысленно никакая идея не может поддерживаться.

Во-вторых, Талибан, как организацияповинная в событиях 9/11, должна рассматриваться как террористическая, а стеррористами переговоры не ведутся, ибо в противном случае и с т.н. ИДУ надовести переговоры.

В-третьих, талибы на самом деле непредставляют собой регулярную армию, а представляют неспособную к открытойвойне силу. Их количество (20-30 тыс. человек) в сравнение не идет с численностьюрегулярных частей международных сил и даже афганской армии. Поэтому, уверен,что с ними надо разговаривать только с позиции силы и устрашения.

В-четвертых, популярность талибов встране, по данным экспертов, не превышает 8%. Следовательно, их время прошло, иони себя полностью дискредитировали.

В-пятых, талибы убили даже тех, кто ранееактивно вел с ними переговоры (Раббани). Как же после этого вести с нимипереговоры?

В-шестых, не в талибах дело: их какотдельно взятую группировку не трудно победить в войне. Дело в тех, кто стоитза ними, а именно – дело в Пакистане. Поэтому талибы сойдут с арены, как толькоПакистан перестанет их поддерживать. В этой связи, переговоры надо вести не сталибами, а с Пакистаном.

В-седьмых, если даже мифическая идеяпереговоров с умеренными талибами возможна, то и тогда остается вопрос о радикально-настроенныхталибах. Иначе, борьба будет продолжаться с прежней силой, а переговоры нерешат основную проблему Афганистана.

В-восьмых, Талибан когда-то уже был увласти и тогда, заметьте, не было никаких международных сил на территорииАфганистана. Всем известно, что стало со страной в тот период. Следовательно,возврат талибов будет означать возврат страны к ситуации 1996-2001 годов.Отсюда вывод: идея переговоров не состоятельна и борьбу надо вести до победногоконца!

 

Максим Старчак(Россия):  мне представляется, что переговоры талибов с властямиАфганистана возможны только в том случае, если США полностью выведут своивойска из страны. Любая форма военного  присутствияСША будет дискредитировать нынешнюю власть и сделает невозможным сам переговорныйпроцесс. Все оппозиционные силы неудовлетворены существующей афганской властью,ставшей символом американской оккупации страны и хотели бы ее смены. Любые переговорыв этих условиях не будут результативными.

 

ДулатбекКыдырбекулы (Казахстан): политика принуждения к миру – не самый эффективныйспособ решения проблем. В любом случае надо договариваться. Если помните впериод, когда у власти в Афганистане находились талибы, мало кто хотел говоритьо переговорах с ними. А ведь нужно было внимательно изучить их политику иидеологию. В сущности, талибы тогда не представляли той угрозы, о котороймногие наши эксперты трубили во все трубы, что выглядело чуть ли паникой вэкспертном сообществе. Руководство нейтрального Туркменистана сумелодоговориться с Талибаном и мирно сосуществовать! Поэтому переговорный процессвсегда целесообразен. Нужно поддерживать поиск компромиссов, а не ставитьусловия мнимым противникам.

 

ВладимирПарамонов: дорогиеколлеги, спасибо большое за высказанные мнения! Они очень ценны. К сожалению,каждая часть дискуссии имеет определенные рамки. Поэтому мы продолжимобсуждение позже. Как говорится в таких случаях: продолжение следует.

 

Примечание: материалподготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока»(Кыргызстан), http://www.easttime.ru/, при информационной поддержке ИА «Регнум»(Россия).


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение