Россия, Москва

info@ia-centr.ru

101 причина любить Украину

05.09.2013

Автор:

Теги:

Новый посол США на Украине Джеффри Пайетт очень активно и весьма оригинально начал свою деятельность на должности главы дипломатической миссии в нашей стране. До прибытия на Украину он выставил на сайте американского посольства видеообращение к украинцам и отметил, что будет постоянно использовать социальные сети для общения. А также заявил, что изучает украинский языки что его интересует история Украины. С первого дня он подтверждает свои слова делами. Пан Пайетт уже посетил несколько музеев и даже выпустил видеоблог после посещения музея Гончара, а в День независимостион вместе с работниками посольства спел «Червону руту», и эта запись поздравления была выставлена в «Фейсбуке» на страничке посольства.

«Вытак прекрасно представили меня в вашей газете. Как же я мог не воспользоваться возможностью, чтобы дать вам интервью», — начал пан Пайетт разговор в комнате для приема гостей. (Как сообщили «Дню» источники в посольстве США, благодаря публикации газеты «Welcome, мистерПайетт» от 6 августа 2013 года украинский МИД на следующий день принял копии верительных грамот у американского посла. — прим. автора).

«Фантастически.Фантастически. Огромное спасибо», — с такими словами посол принял подарок от «Дня»: книгу «Сила м’якого знака» и глянцевый журнал «Маршрут№ 1» с темой — «101 причина любить Украину».

«Сегодня утром я был рад увидеть доктора Кинга на первой странице вашей газеты. Я уже начинаю изучать вашу историю. Меня очень заинтересовало то, что я увиделво время посещения Музея второй мировой войны. Я знал о мосте Патона, но никогда не представлял, что мост Патона имеет связь со сварочным аппаратом, который изобрела лаборатория Патона и который с помощью электросварки позволил строить такие длинные металлические мосты. Это здорово. Я буду это читать с большим удовольствием. Дякую», — поблагодарил на украинском языке.

«Мы рассматриваем  Соглашение об  ассоциации и Вильнюс не как конечное состояние, а как маркер на пути к  построению современного государства»

—Господин посол, вы уже сказали, что главным приоритетом для вас является поддержание европейского выбора украинского народа, и этому вопросу вы планируете сейчас уделить особое внимание — вплоть до начала Вильнюсского саммита. Чем конкретно могут США помочь Украине, чтобы украинская власть вошла в двери, которые Европа держит открытыми для Украины, или другими словами — чтобы на саммите в Вильнюсе было подписано Соглашение об ассоциации?
— Верно. Благодарю за вопрос. Спасибо, что вы правильно отобразили приоритет, который я и мое правительство выбрали в поддержку европейского выбора украинского народа. Сначала я подчеркну, что моя роль заключается в поддержке решения, которое приняли украинское правительство и украинский народ, чтобы двигаться вперед, как вы говорите — войти через двери, которые Европа держит открытыми. Я заметил, что в очень разделенной политическойсреде это один из вопросов, относительно которого существует общее согласие среди украинского политического спектра.

Президент, разные оппозиционные партии — все согласны с тем, что важно воспользоваться возможностью, которую предоставляет Соглашение об ассоциации. Что касается того, что могут сделать Соединенные Штаты, я обозначу несколько вещей. И я надеюсь, что вы заметили заявление президента Обамы, которое было обнародовано на прошлой неделе по случаю 22-ой годовщины независимости Украины, в котором он отметил свою поддержку европейского будущего Украины. Поэтому я думаю, мы можем сделать две вещи. С одной стороны, мы можем сделать свой вклад в дискуссию, которая здесь происходит относительно преимуществ Соглашения об ассоциации.

Я с нетерпением хочу взяться за работу вместе с моими европейскими коллегами, но для меня весьма очевидно, что наша общая надежда увидеть Украину развитым, современным демократическим процветающим государством может быть достигнута только с помощью выполнения Соглашения об ассоциации. А это означает выполнение условий, которые установила Европа. Я уже говорил, что мы рассматриваем Соглашение об ассоциации и Вильнюс не как конечное состояние, а как маркер на пути к построению современного государства.

Я рад возможности сотрудничать с украинскими политиками и украинским обществом, объяснять преимущества, которые, по нашему мнению, Украина получит от подписания Соглашения об ассоциации и реализации глубокого и всеобъемлющего соглашения о свободной торговле. С точки зрения экономического роста и экономических возможностей присоединение к наибольшему экономическому блоку в мире несет Украине явные преимущества.

С другой стороны, другая сфера, где мы можем помочь, это — ваши крупные соседи. И в этом отношении позвольте мне подчеркнуть, что мы разделяем точку зрения наших европейских партнеров, которая была объявлена вчера в Брюсселе, что просто неприемлемо для любой страны пытаться заблокировать или не дать возможности Украине двигаться вперед к своему европейскому будущему. Мы видим Украину как часть Европы, мы хотим, чтобы Украина двигалась к более тесным институционным отношениям с Европой. И я с моими коллегами здесь в миссии сделаю все возможное, чтобы помочь достичь этой цели.

«Украинаможет служить шлюзом Европы к сердцу Евразии и шлюзом Европы к одному из самых динамичных экономических регионов мира...»

—В западных СМИ в последнее время публикуется много статей об Украине в контексте, что она делает выбор между ЕС и Евразийским союзом. А вы общались с Президентом Виктором Януковичем. Поэтому хотелось услышать ваше впечатление — действительно ли он думает над выбором?
—Позвольте мне сказать несколько вещей. Я буду очень осторожным относительно моих частных разговоров с Президентом и другими высокопоставленными лидерами. Поэтому я должен быть дипломатичным относительно этого. Но я скажу, что Президент, как и другие лидеры, с которыми я разговаривал на Украине, был очень четким относительно приоритета, которым он определил европейский выбор Украины. Но я также подчеркну, что не рассматриваю вопрос, как вы его охарактеризовали: одноили другое. Это не Европа или Россия. Это и Европа, и Россия. И мне очень нравится то, что заявил вчера премьер-министр Азаров, описав, а это, кажется, было во время заседания Кабинета Министров, свой разговор вМоскве.

А он отметил, что в эпоху глобализации, в эпоху глобальной экономической взаимозависимости — неправомерно и некстати пытаться строить стены. И я полностью согласен с премьер-министром. Я считаю, что думать нужно о том, что Соглашение об ассоциации откроет возможности для углубления социально-экономических и коммерческих связейУкраины с Европой при одновременном сохранении очень важных исторических, экономических и человеческих связей, имеющихся у вас с Россией. Украина занимает действительно фантастическую позицию. Она имеет границы с четырьмя государствами-членами ЕС. И у нее есть возможность стать восточной границей большого европейского экономического пространства. В то же время Украина может служить шлюзом Европы к сердцу Евразии и шлюзом Европы к одному из самых динамичных экономических регионов мира, который тянется аж до Шанхая и Владивостока. Так что я не думаю, что это — одно или другое, а, скорее, ито и другое — и Европа, и Россия. Но для нашего виденья европейского будущего Украины очень важно, чтобы Соглашение об ассоциации было успешным.

— Сейчас, как вы, видимо, почувствовали это, наблюдается достаточно напряженная ситуация относительно Вильнюса. С одной стороны, Украина еще не выполнила определенные условия для подписания соглашения, а с другой стороны — Россия оказывает давление, чтобы Украина присоединилась к Таможенному союзу. А в-третьих, разгорелся шпионский скандал между США и Россией. Поэтому некоторые эксперты выражают опасение, что Америка может поменять Украину на Сноудена. И эти опасения небезосновательны. У нас есть опыт. Это саммитыНАТО в Стамбуле-2004 и в Бухаресте-2008, когда Украине было отказано в ПДЧ. Не может ли в Вильнюсе повториться подобная история?
— Ясчитаю такую постановку вопроса настолько несерьезной, что не хочу придавать ей вес своим ответом. Американо-украинские отношения имеют свою прочную основу. И они базируются на наших стратегических интересах инашем совпадающем мировоззрении. Поэтому я бы не советовал делать какие-либо предположения о взаимных уступках или компромиссах в нашей повестке дня на основе отношений с другими странами. И позвольте мне остановиться на этом.

— Кстати, поскольку вы изучаете историю Украины, не считаете ли вы ошибкой Запада непредоставление Украине и Грузии ПДЧ в 2008 году, за что выступал Джордж Буш-младший, который накануне Бухарестского саммита посетил Киев?
— Я не принимал участия в этих дискуссиях. В 2008 году я жил в Вене и был сосредоточен на таких странах, как Иран и Афганистан, работая тесно со своими европейскими партнерами над этими вопросами. Поскольку я не принимал участия в этих дискуссиях, считаю, что с моей стороны было бы нецелесообразно высказывать догадки по поводу того, что вы спросили. Но опять-таки, наша сегодняшняя повестка дня очень важна. И я очень-очень убежден в преданности Соединенных Штатов нашим большим планам, которые мы имеем в рамках стратегического партнерства с Украиной. И моя миссия здесь в Киеве заключается в реализации этих планов.

— Наспризывают жить в добрососедстве с Россией, но мы и сами хотим иметь взаимовыгодные и равноправные отношения с северным соседом. Как известно, согласно Будапештскому меморандуму, США и РФ являются гарантами безопасности Украины. А недавно американский президент Барак Обама отменил саммит с российским коллегой Владимиром Путиным в Москве иобъявил о паузе в отношениях с Россией, чего давно не было в отношенияхмежду США и РФ. Какие последствия это может иметь для Украины?
—Я оставлю вопрос об отношениях между США и Россией для посла Макфола и других моих коллег. Но я вполне уверен относительно того, в каком состоянии пребывают отношения между США и Украиной. И могу заверить вас:нет никакой паузы в американо-украинских отношениях, а в действительности то, что я хочу сделать, используя вашу аналогию, это нажать кнопку «перемотка вперед» американо-украинского стратегического партнерства, и я думаю, что у нас есть очень хороший шанс это сделать, когда мы с нетерпением ждем саммита в Вильнюсе и того, что будет потом.

—Кстати, что вы думаете о статье Эдварда Лукаса «Сирия доказала, что Россия — нам не друг» и его выводах относительно того, как Западу нужно себя вести с Россией?
— Россию я оставлю моему хорошему другу и коллеге послу Макфолу. Простите, это просто не моя сфера. Но чтокасается Украины, я вполне уверен в благоприятных возможностях, которыеу нас впереди.

«Мы с обеспокоенностью относимся к любым шагам, которые, как кажется, сокращают пространство для свободы СМИ»

—Как известно, США заняли жесткую позицию по отношению к Тимошенко, требуя ее освобождения, хотя дело экс-премьера не столь простое. Возможно, вы, готовясь к должности посла, были на слушаниях в Сенатском комитете в мае, на которых конгрессмен Коэн затронул самые резонансные дела времен президентства Кучмы — Гонгадзе, Ельяшкевича и Подольского. Известно, что сегодня на Украине возбуждены дела по поводу заказчиков преступлений по отношению к вышеупомянутым личностям. Считаете ли вы важным для развития демократии на Украине завершение этих дел и наказание заказчиков этих преступлений?
— Позвольте мне сказать две вещи. Я уделил очень пристальное внимание тем слушаниям Хельсинкской комиссии, в которых принял участие министр иностранных дел Кожара. Учитывая важность для Соединенных Штатов этого конкретного вопроса, который вы подняли относительно дела Гогадзе, я с интересом прочитал интервью с Мирославой Гонгадзе, которое было опубликовано на этой неделе. И также обратил большое внимание на более широкий вопрос о свободе прессы на Украине. Вы читали мои другие интервью, поэтому знаете, что я говорил о том, что демократия на Украине и последующее углубление демократии на Украине является основой нашего двустороннего стратегического партнерства. Это фундамент, на котором все построено. И вэтом отношении вопрос свободы СМИ и существования на Украине энергичноймедиа-среды является одной из ключевых характеристик наших двустороннихотношений. Поэтому мы с обеспокоенностью относимся к любым шагам, которые, как кажется, сокращают пространство для свободы СМИ. И мы считаем важным, чтобы в случаях, подобных делу Гонгадзе, которые составляют особый интерес, было осуществлено полное расследование. Я знаю также, что это дело привлекло внимание специального докладчика ОБСЕпо вопросам свободы СМИ, с которой я встречался в моем офисе в Вашингтоне где-то чуть меньше, чем год назад. И я знаю, что она также обращалась к делу Гонгадзе. Но позвольте мне подчеркнуть от имени Соединенных Штатов: мы беспокоимся о принципе свободы средств массовой информации в целом, в чем Украина должна рассказать хорошую историю. И важно, чтобы мы поддерживали и углубляли свободу средств массовой информации.

— Кстати, в фильме Кончаловского «Битва за Украину» бывший президент Кучма говорил, что не он плохо руководил — Америка вывела людей на Майдан... Что вы скажете на это?
— Яне видел этот фильм. Поэтому действительно не могу дать ответ на этот вопрос. Я хотел бы вернуться к тому, что для США и меня лично одной из самых вдохновляющих вещей относительно сегодняшней Украины является настоящая демократия и верность демократическим принципам, которую я увидел среди политиков, в гражданском обществе и среди журналистов. У вас есть демократическая ДНК, что позволяет вам строить современную европейскую демократию, о которой мы мечтаем. А это чрезвычайно положительная и привлекательная характеристика. И я, разумеется, буду работать здесь на своей должности, чтобы это укреплять и консолидировать.

О сланцевом газе и изменении правил игры на Украине

—Очень хорошо, что вторым вашим приоритетом является поддержка стремления Украины достичь настоящей энергетической независимости. Мы приветствуем присутствие таких крупных компаний, как ExxonMobil и Chevron, которые планируют инвестировать сотни миллионов долларов в добычу сланцевого газа на Украине. Как мы знаем, Россия имеет большой опыт противодействия планам США, например, в 2007 году российские спецслужбы через чешские СМИ, общественных деятелей и политиков пыталисьповлиять на мнение чехов относительно размещения радаров как элементов ПРО в Чешской Республике. Готовы ли США к сопротивлению реализации проектов по добыче сланцевого газа на Украине и, в частности, каким видится вам выход из ситуации и была ли предсказуема реакция Ивано-Франковского областного совета, который заблокировал предоставление разрешения на разработку сланцевого газа в Прикарпатье?
—Как вы видели в моем интервью телеканалу «ТРК Украина», на мой взгляд, Ивано-Франковск — это признак здорового состояния украинской демократии.Это хорошо, что подобные дебаты происходят. У нас в Соединенных Штатах тоже были подобные дебаты. Я уверен, что эти дебаты будут продолжаться ичто наши компании будут иметь возможность поделиться с политическими и общественными лидерами тем, что они готовы сделать и каким был опыт в Соединенных Штатах. Я думаю, что опыт США по добыче нетрадиционного газаочень важен для решений, которые придется принимать Украине.

Этобыло изменение правил игры в Соединенных Штатах. Это помогло нам достичь большей энергетической независимости. Это помогло увеличить занятость в Соединенных Штатах. Это помогло повысить конкурентоспособность американских компаний. Я очень оптимистично отношусь к тому, что эти новые энергетические факторы на Украине имеют потенциал осуществить то же, что будет хорошо для Америки, а также оченьхорошо для Украины и особенно хорошо для сообществ, владеющих этими ресурсами. Я планирую посетить Львов в эти выходные. Буду говорить с политическими лидерами. С нетерпением жду возможности выслушать их обеспокоенность. Я поделюсь с ними некоторыми уроками, которые мы вынесли в Соединенных Штатах. Но я знаю, что это важное решение, и знаю,что оно имеет важные долгосрочные экономические выгоды. Поскольку мы говорим здесь об инвестициях, которые будут приносить выгоды в течение многих лет и имеют потенциал для создания, — если будут найдены ресурсы,если газ имеется в объемах, который ожидают компании, и если правительство принимает на месте правильную политику — это может создавать рабочие места и экономический рост в течение многих десятилетий. Поэтому это все похоже на то, как нетрадиционный газ изменил правила игры в Америке. Это имеет потенциал, чтобы изменить правила игры на Украине. И я не боюсь дебатов по этому поводу.

—Вас называют новой звездой американской дипломатии, которая умеет решать дела на своей должности, в частности — договариваться о контрактах на огромные суммы. Что вы считаете своим успехом?
—Ну, спасибо-спасибо — похвалили... Я сказал в своем заявлении во время принесения присяги в Вашингтоне, и я действительно верю в это: я работаюв сфере, где важнейшим фактором являются люди. И моя важнейшая ответственность заключается в том, чтобы вести очень большую команду американских и украинских коллег, работающих в посольстве. Итак, вы спрашиваете у меня, где, на мой взгляд, я был успешным. Где я был успешен в прошлом и надеюсь быть в своей нынешней роли — это в создании сильной команды коллег, которые все используют свои сильные стороны для продвижения стратегической цели Соединенных Штатов.

«Моя важнейшая цель — реализовать то, что обещает американско– украинское стратегическое партнерство»

— И какую самую главную задачу или цель, поставленные американским правительством, вы должны решить на Украине?
—Моя важнейшая цель — реализовать то, что обещает американо-украинское стратегическое партнерство, продвигать три приоритета, о которых я говорил: место Украины в Европе, энергетическая независимость Украины и углубление украинской демократии. Но все это происходит под эгидой стратегического партнерства, которое было основано госсекретарем Райс и администрацией президента Буша и введено в действие вице-президентом Байденом при президенте Обаме. Таким образом, это структура, в рамках которой США взяли на себя амбициозные обязательства на очень высоком уровне нашего правительства.

«Я глубоко уверен, что у Украины нет лучшего друга, чем Америка»

—Хотелось услышать от вас, как можно привлечь украинскую диаспору в США,чтобы она активнее инвестировала на Украину, и что мешает этому?
—Я рассматриваю это в плане оказания помощи укреплению связей на человеческом уровне между нашими странами. И наши наиболее прочные двусторонние отношения — это те, которые фокусируются на межчеловеческомуровне. Наш новый пресс-секретарь Ярина (присутствует при нашем разговоре), стала прекрасным примером — она свободно владеет языком, имеет корни на Украине. Я рассматриваю это как содействие укреплению доверия. Это помогает нам лучше понять проблемы, с которыми сталкиваетсяУкраина. А украинская диаспора в Америке также может помочь вам понять,какова повестка дня Америки. Я глубоко уверен, что у Украины нет лучшего друга, чем Америка. Соединенные Штаты чрезвычайно заинтересованыв украинском успехе, украинской демократии и процветании Украины. И этоисходит от народа нашей страны.

— Вы сказали, что очень заинтересованы в более глубоком изучении украинской истории. Не могли бывы сказать, по каким учебникам или книгам вы изучаете нашу историю?
—Как раз сейчас я заканчиваю читать Bloodlands («Кровавые земли»), которая является фантастическим и пронзительным введением в историю невероятного насилия, причиненного этому обществу сначала Сталиным, а затем Гитлером. Читая об этой тяжелой истории, нельзя в то же время не почувствовать увлечение стойкостью украинской культуры, силой и выносливостью украинской культуры под этими разными внешними силами, которые прошли через всю страну. Это был очень темный период в истории Европы. Но и его важно понять, потому я и читаю об этом.

—Знаете ли вы об исследователе Голодомора на Украине Джеймсе Мейсе, который работал в «Дне» и именно благодаря исследованиям которого мир узнал о Голодоморе на Украине?
— Я не читал его произведений, но очень хочу познакомиться с ними.

«Мне очень интересно путешествовать по всей стране и увидеть невероятные ресурсы и фантастических людей, которые есть у вас»

—Кстати, как вы оцениваете наш проект «101 причина любить Украину»? Возможно, сами назовете несколько причин, по которым стоит любить Украину?
— Это в первую очередь — люди. Поскольку мы находимся в посольстве США, то я не могу не назвать Сикорского, который,разумеется, является выходцем из Киева и который оставил огромный след вАмерике и американской технологии и технике. Вообще то, чем я был больше всего поражен до сих пор, это люди. Меня очень тепло принимали. Нельзя не быть пораженным гостеприимством, культурным богатством этого общества. Я считаю это основным моментом. Это также и прекрасная страна.На второй неделе моего пребывания на должности во время поездки в Крым на встречу с Президентом я увидел много похожего на мою родину в Калифорнии. Но на самом деле мне очень интересно путешествовать по всей стране и увидеть невероятные ресурсы и фантастических людей, которые есть у вас.

— Когда я брал интервью с бывшим послом Джоном Теффтом, он сказал, что получает по пять электронных писем от васежедневно. Что вы спрашивали у него?
— Да. Поделюсь с вами секретом. За некоторое время перед отъездом на Украину я переехал со своего дома в гостиницу в Северной Вирджинии. Это была та же гостиница, вкоторой остановился, вернувшись из Киева, посол Теффт. Так что мы вместе выгуливали своих собак, и у нас было очень много разговоров. Он передал мне невероятно теплые чувства, которые у него остались от пребывания в Киеве, и акцентировал внимание на невероятной важности, которую он видит в данном конкретном моменте в истории страны. Мы, Америка, сделали 22-летние инвестиции в наши двусторонние отношения с Украиной. Но впереди у нас чрезвычайно важный период, когда мы смотрим на саммит в Вильнюсе и решения, которые будут приняты относительно Соглашения об ассоциации. Итак, мы много говорили об этих вопросах.

«Больше всего среди разговоров, которые у меня были на Украине, вдохновляют диалоги с молодежью»

—Господин посол, вы сказали, что будете экспериментировать со всеми социальными сетями — Twitter, Facebook, видеоблог, чтобы объяснить американскую политику и понимать проблемы и ожидания украинцев. Какие вопросы или пожелания поразили вас больше всего?
— Это оченьглубокий вопрос. Больше всего среди разговоров, которые у меня были на Украине, вдохновляют диалоги с молодежью. Сегодня в вашей стране так много поразительно любознательных молодых людей. Это дает мне большие надежды относительно будущего Украины. Я сосредоточиваюсь на социальных медиа — Twitter, Facebook, видеоблог — как способе, чтобы лучше общатьсяс тем поколением, которое, как правило, не читает газеты. Они получают информацию другими способами. Некоторые вопросы — о визах и рутинных проблемах. Но многие расспрашивают также об Америке и о том, чего хочет Америка. Я надеюсь, вы видели видео, которое мы сделали ко дню Независимости, оно получило много отзывов. Но меня больше всего заинтересовало то, что во многих комментариях тепло отзывались в адрес Америки. Да и вопросы, которые возникли в комментариях, касались повестки дня Америки на Украине. И я могу заявить очень ясно: повестка дня Америки на Украине — помочь Украине реализовать свое виденье современного процветающего демократического европейского государства. Много вопросов было сосредоточено на этой проблеме. Я собираюсь ответить, насколько это возможно, на все вопросы — на некоторые на видео, на некоторые только на Facebook, но мы будем интенсивно использовать эти разные каналы.

— Согласны ли вы с Кристофером Хиллом о роли дипломатии Twitter? Он недавно написал статью под этим названием для Project Syndicate.
— Я не читал статью посла Хилла, но я прочитаю ее. Буду честен с вами. Думаю, иногда не хватает количества символов. Дипломатия, международные отношения включают длинные абстрактные понятия. Иногда это не вписывается в буквы сообщения на Twitter. Но если это помогает иметь прямую связь, то буду это использовать.

Оригинал публикации: День


Читать далее: http://www.inosmi.ru/sngbaltia/20130904/212578320.html#ixzz2dzznLzYp

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение