Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нино Бурджанадзе: «Саакашвили приклеил мне ярлык прорусского политика»

22.08.2013

Автор:

Теги:

Беседовал Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для «Вестника Кавказа»


«Вестник Кавказа» продолжает цикл интервью с кандидатами в президенты Грузии. На этот раз о своей программе и о том, почему ее считают «пророссийским политиком», рассказала экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе.

- Нино Анзоровна, в ходе прошлогодних парламентских выборов вы активно поддержали «Грузинскую мечту» Бидзины Иванишвили и даже отказались участвовать в выборах, чтобы не отнимать голоса у фаворита. Почему сейчас вы включились в борьбу за президентский пост, а не поддержали кандидата от правящей коалиции Георгия Маргвелашвили?

- Для Грузии очень важно, чтобы вся власть не была сконцентрирована в руках одного политика и одной политической силы. Я понимаю, что для человека, живущего в нормальной демократической стране, сложно понять эту максиму. Демократия подразумевает, что если партия или коалиция выигрывает выборы, то она должна аккумулировать всю власть, предусмотренную конституцией. Но в отличие от стран с устоявшимися демократическими традициями, где существуют сильные государственные институты (независимая судебная система, парламент и так далее) Грузия сталкивается с серьезными вызовами с точки зрения становления истинной демократии. Мы неоднократно на собственном горьком опыте познавали, что значит концентрация власти в одних руках - страна сразу начинает двигаться не путем демократии, а в сторону автократии.

- Каковы ваши приоритеты во внешней и внутренней политике?

- Что касается внешней политики, - это масштабный диалог с Россией. Сейчас есть подвижки, например, в торгово-экономической сфере, но оттепель снова сменится заморозками, а «Боржоми» вновь запахнет серой, если мы не начнем серьезный диалог и не достигнем стратегических договоренностей с Москвой.
Относительно внутренней политики - здесь мы считаем приоритетом установление справедливости. Тысячи граждан во время правления Саакашвили были ущемлены в элементарных правах. Тысячи осуждены незаконно. Если кто-то сомневается в правдивости моих утверждений (вот сейчас у меня включен телевизор, и я слышу, как генеральный секретарь НАТО, господин Рассмусен, вновь расхваливает Саакашвили) пусть позвонит в Европейский суд по правам человека в Страсбурге и спросит: «Сколько дел принято к рассмотрению о нарушении в Грузии прав человека? Сколько раз грузинское государство там проигрывало собственным гражданам?»
Это наглядный показатель того, насколько массовыми были нарушения прав человека в нашей стране. Одна только статистика международного суда по правам человека может показать реальное лицо предыдущего режима. Поэтому расследование преступлений Саакашвили и его приспешников я считаю наиглавнейшей задачей. Важно, чтобы в стране раз и навсегда воцарилось верховенство закона. Разумеется, у нас есть наработки и по экономической политике, чтобы стимулировать приток инвестиций, создавать рабочие места и так далее. Сейчас огромная часть населения не имеет работы. Так что, социальных вопросов много и их следует решать.

- По словам главы Грузинской православной церкви Ильи II, во время недавней встречи в Москве президент Путин обещал ему рассмотреть вопрос о возвращении грузинских беженцев в Абхазию. Насколько это реально?

- Я абсолютно исключаю, что Владимир Путин мог дать пустые обещания католикосу-патриарху Грузии. Это человек, который умеет держать слово. Президента России ведь никто не заставлял давать такое обещание. Раз об этом сказано, то какие-то возможности есть. Уверена, что эти слова были произнесены не просто так. Я лично слышала от Владимира Путина важные соображения относительно улучшения российско-грузинских отношений, как и отношений Грузии с Абхазией и Южной Осетией. Очень сложная дорога, но это дорога по выходу из тупика, и она действительно существует. Надо просто встать на этот путь.

- В отличие от предыдущих выборов вас уже не обзывают «агентом Кремля». Как вы оцениваете ход предвыборной кампании?

- Перед прошлыми выборами десятками арестовывали активистов оппозиционного движения, отнимали имущество, запрещали вести нормальную предвыборную работу. Сейчас ситуация намного улучшилась, потому что уже нет ощущения страха. К нам приходит много людей, которые уже не боятся, что их арестуют, подсунут оружие или наркотики, либо членов их семей выгонят с работы. В политсовете моей партии «Демократическое движение – Единая Грузия» десять профессоров. Ни один из них последние пять лет не работал, поскольку как только люди начинали с нами сотрудничать, сразу теряли работу.
Сейчас однопартийцев Саакашвили в регионах забрасывают тухлыми яйцами, но почему-то никто не вспоминает о том, что специально натренированные «зондер-бригады» забрасывали нас камнями во время встреч с избирателями. Я много раз по этому поводу обращалась к тогдашнему министру внутренних дел Вано Мерабишвили, который сейчас сидит в тюрьме.
Многие просто молчали, поскольку Саакашвили приклеил мне ярлык «прорусского политика» из-за моих встреч с Путиным. Другие грузинские политики как бы говорили: «Пусть «прорусскую» Бурджанадзе забрасывают камнями, пусть арестовывают ее мужа, пусть активистов ее партии выгоняют с работы, пусть жесточайшим образом разгоняют мирный митинг 26 мая 2011 года, но раз к Бурджанадзе приклеен ярлык «прорусской», об этом можно промолчать».
Кстати, отношение Запада к Саакашвили сильно повредило имиджу западной демократии в нашей стране. Ведь мы ожидали, что демократия должна быть едина для всех и двойных стандартов быть не должно. Я себя однозначно не считаю прорусским политиком. Я – прогрузинский политик. Но если бы даже и была прорусским политиком, мои права тоже должны были быть защищены тем же демократическим западом.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение