Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Час "х" для стран Южного Кавказа

12.08.2013

Автор:

Теги:




ТБИЛИСИ, 12 авг - Новости-Грузия. 2013год станет этапным моментом для стран Южного Кавказа. Президентские выборы в Армении, Азербайджане, Грузии - это своего рода час «Х» для политических элит. За двадцать лет с момента распада Советского Союза, как утверждают проправительственные эксперты, были созданы стабильные управленческие системы, сформировался баланс отношений между властью и оппозицией.  Но эти оценки, если отталкиваться от региональных реалий, больше походят на хорошую мину при плохой игре – каждый электоральный цикл на Южном Кавказе это всегда стрессовая ситуация для общества и элиты. Не станет исключением, похоже, и 2013 год. Тем более что во всех странах региона так или иначе общая тенденция: кризис старой оппозиции ипоявление новых, более радикальных противников существующей власти.

Алексей Власов, генеральный директор политологического центра "Север-Юг":

Армения

Победу на февральских выборах лидера Республиканской партии Сержа Саргсяна предсказало большинство международных экспертов. Однако отрыв от занявшего второе место лидера оппозиционной партии «Наследие» Раффи Ованнисяна оказался неожиданно малым - 58% против 36, 7%.

Третьего президента Армении нещадно критиковали за клановость во власти, коррупционные скандалы, нерешенность огромного числа социально-экономических проблем, но у его оппонентов не оказалось действительно альтернативной программы реформ. Выборы вновь превратилисьв борьбу персон, а не идей.

Тем более что Ованнисян это политик из «старой обоймы», хорошо известный избирателям в Армении, но никогда не входивший в число реальных претендентов на президентское кресло. Аккумулировать значительную часть протестного электората ему помогло решение двух других перспективных кандидатов – первого президента Армении Левона Тер-Петросяна и одного из богатейших людей страны Гагика Царукяна - не выставлять свои кандидатуры на выборы. Решение лидера «Процветающей Армении» многие эксперты оценили как бизнес-решение. Хотя, участвуя  в выборах с  самостоятельной программой, он мог бы заработать  политические дивиденды, но это и безусловный риск для бизнеса,  поэтому,возможно, чисто  психологически к этому вызову Царукян оказался не готов.

В любом случае, для Ованнисяна этот успех, скорее всего, окажется лебединой песней, о чем косвенно свидетельствуют итоги майских выборов вгородской совет армянской столицы. Прозападная риторика партии «Наследие»  в формате сугубо хозяйственной повестки дня на городских выборах не сработала, и коалиция «Здравствуй, Ереван» получила в итоге всего шесть мест в составе Совета Старейшин.
Однако внутренние проблемы армянского общества по-прежнему остаются на повестке дня. Оттокнаселения за пределы страны приобретает угрожающий характер. Обновлениеправящей элиты происходит в «закрытом режиме», что вызывает недовольство, прежде всего, среди армянской молодежи. Поэтому велика вероятность, что выборы 2018 года пройдут по совершенно иному, гораздо более жесткому сценарию. Тем более, есть ощущение, что прежние схемы выдвижения кандидата от власти себя исчерпали. Страна остро нуждается в модернизации – как политической, так и социально-экономической.

Азербайджан

Выборы2013 года и в Азербайджане могут стать последней попыткой консолидации «старой оппозиции», которая вот уже почти двадцать лет противостоит вначале Гейдару Алиеву, а затем его сыну, действующему президенту страныИльхаму Алиеву. ПНФА, «Мусават», ряд других партийных структур на этот раз сумели объединиться в Национальный Совет Демократических сил и даже избрать фигуру, достойную стать единым кандидатом от оппозиции, – популярного общественного деятеля Рустама Ибрагимбекова.

Однако к настоящему моменту так и не ясно,  сможет ли Ибрагимбеков зарегистрироваться для участия в выборах в связи с заведенным на него уголовным делом и наличием российского гражданства. Но вопрос даже не в технических моментах. Как и в Армении, здесь очевидное противостояние амбиций, а не политических программ, и подковерные игры имеют более значимую роль, нежели конкуренция в публичном поле. Именно поэтому нет гарантий, что лидер «Мусават» Иса Гамбар в последний момент не объявит освоем решении идти на выборы самостоятельно. Тем более что в программе НСДС все стандартно: борьба с коррупцией, расширение свободы

СМИ, решение социальных вопросов – под такие лозунги, в принципе, подойдет любой оппозиционный лидер.
Авот так называемые «сетевые оппозиционеры», представляющие малоизвестные молодежные оппозиционные организации, могут представлять гораздо большую опасность для нынешних властей. Они менее склонны к кулуарным договоренностям, более технологичны, имеют хорошие связи с посольствами западных стран. Что представляется серьезным ресурсом на перспективу.

Победа Ильхама Алиева в нынешнем октябре сомнений у местных аналитиков не вызывает. Вопрос в том, какие уроки извлечет власть из этой победы. Думаю, не случайно в Баку много говорят о кадровых перестановках после президентских выборов. Тот же российский пример показывает, что властный ресурс в поствыборный период чаще всего нуждается и в содержательном и в кадровом обновлении.

Грузия

В том же октябре ожидаются выборы президента Грузии. Но грузинская ситуация в преддверии выборов заметно выбивается из политического контекста Южного Кавказа. Здесь на протяжении всего года наблюдается фактическое двоевластие, сопровождающееся острой борьбой между президентом Михаилом Саакашвили и премьер-министром  Бидзиной Иванишвили. Это противоборство и определит исход соперничества за президентское кресло.

Важно, в данном случае, не то, кто победит персонально, а чьим ставленником является тот или иной кандидат. В любом случае избиратель будет видеть за ним либо фигуру Саакашвили, либо лидера «Грузинской мечты». Интригу усиливает и обещание Иванишвили уйти из политики непосредственно после президентских выборов. Однако многие эксперты выражают сомнение в том, что это обещание будет исполнено.

По крайней мере, ни один политик из окружения Иванишвили не обладает такой личной популярностью и политическим весом как нынешний премьер-министр Грузии, а, значит, его участие в «большой игре» это и есть гарантия от реванша сторонников Саакашвили.

Что касается претендентов от Единого национального движения, то ДавидБакрадзе, а именно его прочат в кандидаты на выборах, уступает по популярности таким фигурам из президентского лагеря как Гиги Угулава илиВано Мерабишвили. Но шлейф скандальных уголовных дел сильно «прорядил» возможный список от бывшей партии власти.

На этом фоне кандидатура Георгия Маргвелашвили – министра науки в правительстве Иванишвили выглядит более перспективной. При этом программы Маргвелашвили и Бакрадзе, как отметил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев, мало чем отличаются. «Особенность игры — нет никакой альтернативы тем программным целям, которые заявлял Саакашвили: дистанцирование от России, интеграция в евроатлантические структуры, либеральная экономика», — отметил Силаев. И с его позицией можно полностью согласиться. Велика вероятность, что после октября 2013 года президентская и премьерская власть будет сосредоточена в одних руках – «Грузинской мечты». Вопрос только в том, насколько преодоление двоевластия поможет решить проблемы, стоящие перед грузинским обществом.

Источник: РИА Новости


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение