Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Грузия — Россия: пять лет «принуждения к миру»

08.08.2013

Автор:

Теги:

Татьяна Урбанская,

 

После пятидневной российско-грузинской войны прошло пять лет. За это время президент Грузии Михаил Саакашвили проиграл парламентские выборы, президент РФ Владимир Путин вернулся из премьерской «ссылки» в кресло главы государства, Южная Осетия и Абхазия так и остались в списке непризнанных республик, а конфликт до сих пор не исчерпан. Россия подвергла бомбардировке грузинские города В 2008 году между Грузией с одной стороны и Россией, Южной Осетией и Абхазией — с другой, произошел вооруженный конфликт. В ночь на 8 августа после обстрелов грузинских сел, вооруженные силы Грузии заявили о намерении «восстановить конституционный порядок» на территории непризнанной республики Южная Осетия, и, в результате боев, заняли большую часть столицы региона – Цхинвали. В тот же день Россия вмешалась в конфликт и ввела войска на территорию Грузии, подвергла бомбардировке грузинские города, порты и военные объекты. Таким образом, военные действия вышли далеко за пределы Южной Осетии. А оккупация части Грузии российскими войсками была прекращена вообще только с участием международных посредников. Результатом августовских событий 2008-го стало объявление независимости от Грузии собственно Южной Осетии и Абхазии. Тогда главные стороны этой пятидневной войны обвиняли друг друга в провоцировании боевых действий. Но даже через пять лет оценки произошедшего 8 августа 2008 года разнятся. Медведев считает, что войну спровоцировала Грузия Так, премьер РФ Дмитрий Медведев, который во время войны был президентом, настаивает, что военные действия были спровоцированы Грузией. Мол, за несколько месяцев до начала конфликта в Цхинвали, грузинская сторона начала активно вооружаться. Еще раньше Грузия подала заявку на вступление в НАТО. В совокупности, по словам Медведева, проходила «милитаризация государства», а населению «вдалбливалась позиция, что это — единственный способ добиться восстановления Грузии в прежних границах». Впрочем, российский премьер не считает произошедшее войной между Россией и Грузией. «Это грузино-осетинский конфликт, в который нам пришлось вмешаться... Это не война между государствами и уж тем более не война между народом России и грузинским народом. Это операция по понуждению к миру», - сказал он в недавнем интервью Russia Today. По поводу событий пятилетней давности существенно не изменилась и позиция Тбилиси.

Грузинские власти, несмотря на смену правительства и критику в адрес решений президента Грузии Михаила Саакашвили в августе 2008-го, считают, что их страна стала жертвой агрессии, а расположение российских войск в приграничных территориях называют оккупацией. «Наша позиция такова, что в 2008 году мы стали жертвами агрессии, но, к сожалению, в те дни и с нашей стороны были сделаны неверные шаги и допущены драматические ошибки», - поясняет представитель премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зураб Абашидзе. По его словам, самым тяжелым итогом августовских событий является «правовое признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, исправление чего, наверное, потребует многих усилий и времени». Напомним, все государства мира – за исключением России, Венесуэлы, Никарагуа, Науру и Тувалу – признают Абхазию и Южную Осетию территорией Грузии.  Как сегодня живут Абхазия и Южная Осетия После конфликта 2008 года Южная Осетия – а Абхазия – еще со времен более ранних событий, 1992-го года – столкнулись, в основном, с проблемами экономического характера, необходимостью восстанавливать инфраструктуру разрушенных городов. Активную помощь в этом им оказывает Россия, контролируя при этом каждую копейку. Осетия и Абхазия столкнулись с необходимостью восстанавливать разрушенную инфраструктуру Впрочем, Москва всячески пытается влиять и на внутреннюю политику непризнанных государств, несмотря на тот факт, что сама же признала их независимость. Примером может служить ситуация с президентскими выборами в Южной Осетии в 2011 году, когда ставленника Кремля, главу МЧС республики Анатолия Бибилова обошла представительница оппозиции, экс-министр образования Алла Джиоева. Более того, когда власти попытались «надавить» на осетин в вопросе «неправильного» выбора, жители Южной Осетии вышли на акции протеста. Не сработал даже фактор благодарности России за освобождение республики от Грузии. Таким образом, Москве пришлось признать: осетины не приучены к традиционной российской ситуации, когда выборы подконтрольны власти и есть только одна правильная партия. Но выход нашелся. Верховный суд республики отменил результаты голосования и весной 2012 года прошли повторные выборы президента. Впрочем, и в этом случае осетины сделали свой, а не российский выбор — кандидата в президенты, посла в РФ Дмитрия Медоева, ставку на которого делал Кремль, обошел консультант Полномочного представителя президента Южной Осети по вопросам постконфликтного урегулирования грузино-осетинских взаимоотношений Леонид Тибилов. В Абхазии президентские выборы за последние пять лет также проходили дважды (в 2011 году — внеочередные). В отличие от Осетии – по вполне прогнозируемому Кремлем сценарию.

В 2009 году победил действующий на тот момент президент Сергей Багапш, однако, в мае 2011 года он скончался. Внеочередные выборы в Абхазии прошли тоже без сюрпризов, и в гонке победил и.о. президента, Александр Анкваб. Примечательно, что и Россия, и Грузия отреагировали на это одинаково. В Москве заявили, что программа отношений Абхазии и РФ была бы одинаково позитивна, независимо от того, кто из кандидатов в президенты занял бы главное кресло в республике. В Тбилиси отметили, что готовы к прямому диалогу с абхазами при любом президенте, тем более, учитывая тот факт, что это, в любом случае, будет ставленник Кремля. Дескать, так как Россия — ключевой игрок в Абхазии, а любые выборы — не более, чем перераспределение власти между местными пророссийскими кланами. У России и Абхазии есть спорные вопросы в религиозной сфере Впрочем, спорные с Россией вопросы у Абхазии все же есть, правда, наблюдаются они в религиозной сфере. После грузино-абхазского конфликта в начале 90-х, грузинские священнослужители покинули республику, а службы в церквях служат те, кто получил духовное образование в РФ. Однако, часть абхазского духовенства выступила против воссоединения с Русской православной церковью и «нацелилась» в сторону Константинопольского патриархата. Естественно, это не понравилось Москве и Московскому патриархату.

Поэтому, в последнее время, тема духовных вопросов все активнее политизируется. Однако, одной из главных проблем, которые спровоцировало отделение от Грузии и Абхазии, и Южной Осетии, остается вопрос беженцев. На сегодняшний день около 250 тысяч человек, этнических грузин, из этих республик живут в Грузии на мизерное денежное пособие. Тбилиси не раз поднимал вопрос репатриантов на международном уровне, поскольку, по мнению грузинских властей, беженцы обязательно должны вернуться домой. Однако и в Цхинвали, и в Сухуми считают такие требования политизированными, односторонними и не идут на компромисс. А пока власти не могут договориться, жители региона сталкиваются с проблемами при пересечении границ.

В частности, из Абхазии в Грузию можно попасть только через Россию. Точнее, через один приграничный пункт в Северной Осетии. Таким образом, местным жителям, чтобы проведать родных, приходится тратить по два дня на дорогу. Кроме того, любой турист, пожелавший посетить абхазские курорты, так называемую «российскую ривьеру», вынужден ехать только через Россию. Иначе — никак. Проблема непризнания республик «Тот факт, что, несмотря на смену власти в Грузии, грузинский истеблишмент не торопится признать реальность существования соседних государств, продолжая считать эти территории своими и «находящимися под оккупацией» - безусловно, ошибка, которая не позволяет динамично развиваться и самой Грузии», - рассказал УНИАН директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов (Россия). Он напомнил, что до сих пор в Грузии действует закон, по которому за посещение Южной Осетии и Абхазии, вне системы грузинской визовой службы, туристам грозят серьезные санкции при посещении Грузии. «Пока территория оккупирована, я не рекомендую ни туристам, ни журналистам посещать эту территорию (Абхазию и Южную Осетию — УНИАН)», - заявил в среду, 7 августа, посол Грузии в Украине Михаил Уклеба, добавив, что это будет «недружественный шаг» по отношению к Грузии. В то же время, в Государственном агентстве Украины по туризму и курортам сообщают, что иностранцы могут посещать Абхазию и Южную Осетию лишь с разрешения компетентных органов Грузии. Иначе таких туристов задерживают правоохранительные органы, а дальнейшее их освобождение возможно только через суд. При этом, туристам необходимо оплатить штраф – около 2 тысяч долларов США. Признание независимости Абхазии и Южной Осетии изменило геополитические расклады / Фото: Википедия «Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии на многие годы изменило геополитические расклады в Северо-Кавказском регионе и будет еще не одно десятилетие влиять на отношения между Россией и Грузией», - рассказал УНИАН директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов (Украина).

По его мнению, Тбилиси, вне зависимости смены властей сейчас и в будущем, будет добиваться возвращения этих территорий в состав Грузии. А Москва, в свою очередь, «не может отказываться от своего признания двух республик». В этом и заложен главный конфликт. И, чтобы когда-нибудь разрешить этот вопрос мирным путем, усилия, действительно, потребуются. Особенно, учитывая новый виток напряженности, произошедший между Грузией и Россией в мае текущего года. Напомним: в результате демаркационных работ, которые проводятся российскими военнослужащими у границы Южной Осетии с Грузией, линия границы была передвинута на 300 метров — вглубь контролируемой грузинскими властями территории. МИД Грузии передал России ноту протеста в связи с инцидентом через посольство Швейцарии. В свою очередь, в Министерстве иностранных дел РФ в ответ на ноту попросили не «подогревать ситуацию» на границе. «Но, в конце концов, мы имеем немало примеров подобных конфликтов, которые не переходят грань дипломатических. Достаточно вспомнить признание Турцией Северного Кипра, что не мешает Анкаре выстраивать более или менее ровные отношения с Европой и даже с Грецией», - говорит Владимир Корнилов. По его словам, если в Грузии не появится «нового авантюриста вроде Саакашвили», то Тбилиси и Москва смогут выстраивать партнерские отношения и в условиях этих политических реалий, сложившихся после 2008 года. «Дружба» Москвы и Тбилиси не отражается на осетинах Впрочем, медленный и осторожный прогресс в отношениях Грузии и России пока не работает в пользу Абхазии и Южной Осетии. Непризнанные страны налаживают отношения с РФ, но с Грузией – не складывается. Например, на восстановление и развитие инфраструктуры независимых и непризнанных государств из российского бюджета выделяется финансовая помощь. Однако, две молодых страны регулярно сотрясают коррупционные скандалы, связанные с использованием этих средств. «Конечно, за пять лет и с теми ресурсами, которые были выделены, можно было бы добиться и больших результатов. Но процесс идет», - считает Алексей Мартынов.

При этом, Грузия вовсе игнорирует факт самостоятельной деятельности двух своих бывших автономных регионов. «Грузия, что и говорить, изменилась: пять лет назад были признаны в качестве независимых государств две ее бывшие автономии, и страну мучают фантомные боли. Нужно еще немало времени, чтобы национальное грузинское мышление пришло к осознанию реальности. Изменилась и Южная Осетия – мы быстро взрослеем институционально, строим качественно новые отношения с окружающим миром», - рассказал УНИАН политолог, кандидат исторических наук и советник экс-президента Южной Осетии Кокойты, Коста Дзугаев. При этом, по его словам, взаимоотношений Грузии с Южной Осетией, в непосредственном смысле этих слов, практически нет. По мнению эксперта Российского совета по международным делам Алексея Власова, это связано с тем, что жители Южной Осетии не видят в нынешней ситуации возможности возвращения к довоенному статусу. «Кровь, которая пролилась в августе 2008 года, не позволяет нормализовать диалог, перевести его в формат каких-то компромиссных решений. Именно поэтому приход к власти Иванишвили и поэтапная нормализация отношений с РФ никак не сказывается на примирении осетин и грузин в регионе. По крайней мере, на данный момент, - это реальность», - пояснил он. Впрочем, Алексей Мартынов больше склоняется к мнению, что рабочие отношения с Южной Осетией не торопится устанавливать именно Грузия. Несмотря на то, что Россия стремится к формированию этого двухстороннего диалога. «А проблемы, прежде всего, в вопросах приграничного сотрудничества, накапливаются», - отметил он. Новой войны не будет Тем не менее, эксперты считают, что, несмотря на эти проблемы, нового обострения конфликта ожидать не стоит. «Отношения в системе «Грузия – Южная Осетия – Россия» могут обостриться лишь в одном случае: если Грузию в действительности начнут принимать в НАТО. Все остальное малосущественно и спровоцировать серьезный кризис не способно», - подчеркнул Коста Дзугаев. Нового обострения конфликта ожидать не стоит - эксперты В сущности, дальнейшее обострение конфликта может провоцировать лишь осетинская сторона. Ведь Грузия и Россия в этом не заинтересованы: Грузия – поскольку находится в ситуации глубокого внутриполитического коллапса, выход из которого не гарантируют и президентские выборы осенью этого года; Россия – так как она, в этом случае, понесет огромные международные издержки. «Грузия не станет начинать новую, заранее проигрышную для себя войну, - считает младший аналитик группы глобальной разведки Geostrategy Михаил Захоровский. - Хоть как-то склонить чашу весов на свою сторону Грузия сможет тогда, когда власть в Южной Осетии окажется в руках ставленника Тбилиси. Это хорошо понимает и Россия». Таким образом, поле предстоящей «битвы» России и Грузии — выборы и борьба за власть внутри непризнанной республики. А вот Южная Осетия, где определенная часть общества и сам президент Тибилов желают объединения с Северной Осетией, являющейся частью России, по-прежнему является очагом раздражения регионе. Хотя в Цхинвале (осетины называют Цхинвали на русский манер – Цхинвал) это недавно озвученное предложение Леонида Тибилова поддерживают далеко не все политики, Коста Дзугаев уверен, что «воссоединение необходимо и потому – неизбежно». «Это воля народа, и осетины или сделают это, или погибнут – двадцать первый век не оставляет иного выбора. Даже те несколько процентов южан, которые настаивают на независимости нашей республики, понимают необходимость воссоединения, но они мыслят его в форме выхода Северной Осетии из состава России и образования единого независимого осетинского государства», - рассказал политолог. По его мнению, это, конечно, отражает «незрелость политического мышления части нашего общества, своего рода опьянение свежим ветром признанности». «Главное здесь - позиция России... И не исключено, что на достижение этой цели понадобится меньше тех 18 лет, которые пришлось бороться за признание», - считает он. В то же время, сторонникам присоединения Южной Осетии к России также не стоит строить иллюзий. «Юридически присоединение Южной Осетии к России возможно лишь в долгосрочной перспективе...

И это должно выглядеть как добровольный и осмысленный акт со стороны осетинского народа», - рассказал УНИАН младший аналитик группы глобальной разведки Geostrategy Михаил Захоровский. По его мнению, Россия не будет форсировать этот процесс, так как в этом случае российско-грузинский конфликт будет выглядеть как захватнический, с целью расширения территории. «На сегодняшний день конфликт на Кавказе вступил в фазу дипломатического противостояния. Этим, вероятно, все и ограничится», - резюмировал он.

Татьяна Урбанская
Больше читайте тут: http://www.unian.net/news/588454-gruziya-rossiya-pyat-let-prinujdeniya-k-miru.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение